Peskarlib.ru > Русские авторы > Альберт ИВАНОВ

Альберт ИВАНОВ. Как Хома и Суслик считали.

Добавлено: 6 апреля 2007  |  Просмотров: 9629

Распечатать текст


Брать в долг легко. А отдавать неохота. Тяжело. Зачастую и отдавать-то нечего. А уж если есть кое-что, то вернуть трудно. Лучше как бы забыть. И жить себе преспокойно, пока сто раз не напомнят.

А может, и вовсе не станут вспоминать. Был такой случай. Занял Хома у Суслика полную кастрюлю гороха. И целый месяц ждал, что Суслик ему напомнит.

А Суслик ни гугу.

Не выдержал Хома. А кто бы выдержал!

— Чего горох назад не требуешь?

— Какой горох? — удивился Суслик.

— Я у тебя брал? — рассердился Хома. — Было, — наконец вспомнил Суслик. — Я свой должок тебе отдавал.

Вот и пожалуйста. Оказалось Хома не брал, а забрал. А он и забыл давно, что Суслик ему должен. Кастрюлю гороха.

Так что иногда забывают про долги. Поэтому и не спеши возвращать. Глядишь, крепче забудут.

Но долг долгу рознь. Когда просто так берешь, по-соседски — это не в счет. Они тоже забегают за какой-нибудь петрушкой. То и дело. А то и без дела.

Долгом считается что-то серьезное, о чем приходится нехотя говорить: «Дай мне, пожалуйста, я тебе верну». И хочется добавить: «Возможно». Возможно, верну.

И берешь тогда — если дадут, конечно! — не чепуху какую-то, а пузатый мешок харчей. Или хотя бы полмешка.

Зашел как-то Хома к запасливому Суслику:

— Дай мне, пожалуйста, гороху. Дождь зарядил. Кончится, схожу на поле и верну.

— Дождь кончится или горох? — деловито спросил Суслик.

— И дождь, и горох.

— Много дать не могу. Запасы слабые. Но пару горстей дам.

— Твоих или моих горстей? — колко уточнил Хома.

— Твоих. Твои меньше, — улыбнулся Суслик.

— И на том спасибо, — сухо сказал Хома, пожалев, что говорил «пожалуйста». — Завтра я тебе три отдам! — подчеркнул, что ничем ему не обязан.

2 + 1 = 3

А дождь не прекращается...

Съел Хома горох. Снова пришел к Суслику.

— Дай еще три горсти, — гордо попросил он. — Отдам за них пять!

3 + 2 = 5

— А те три, вчерашние? — хорошая память у Суслика.

— И те отдам, — небрежно заметил Хома. — Будет — восемь! 5 + 3 = 8

— Но ведь ты сегодня три обещанных не вернул! Значит, за них — тоже пять. Выходит, за тобой — десять.

5 + 5 = 10

Вот когда Хома пожалел о своей щедрости. Дернуло его за язык!

Дал ему Суслик еще три горсти гороха. Так и быть.

— Завтра десять вернешь, — предупредил. — А не вернешь, за тобой двадцать будет.

10 + 10 = 20

И где он счету научился? Все время прикидывался — плохо считать умеет.

— Двадцать так двадцать, — пробормотал Хома, чувствуя, что его гордость слишком уж расточительна.

И главное, Суслика ни в чем обвинить ев нельзя. Сам такое затеял. На свое разорение.

А дождь все идет... Опять пришел Хома.

— Не могу я сейчас двадцать горстей отдать, -проворчал он. — Дай еще три, станет за мной двадцать три.

20 + 3 = 23

— Ошибаешься! — возразил Суслик. — Двадцать ты не скоро вернешь. Прибавим двадцать, и будет сорок.

20 + 20 = 40

Хома мрачно потупился.

— И на сегодняшние три, — продолжил Суслик, — пару горстей накинуть надо. Как обычно. И получится сорок пять.

20 + 20 + 3 + 2 = 45

— Сорок пять! — схватился за голову Хома. — Да это ж мешок целый! За твои жалкие горсти ты меня с протянутой лапой по миру пустишь! Ладно, согласен, — буркнул он.

— Задавака! — рассмеялся Суслик. — Я не жадничал. Я поглядеть хотел, до чего ты дойдешь. Гордый какой! Так никогда бы не рассчитался. А ты... Попросил бы и получил. И все тут.

— А отдавать?.. — устыдился Хома.

— Отдал бы когда-нибудь. А не отдал — что ж теперь? И меня выручишь в трудную минуту. А ты задаешься. Я, мол, не просто беру, а с большой отдачей. Тоже мне благодетель!

Молчит Хома. Отвернулся. А Суслик по новой:

— Разве можно так с друзьями? Хорошенького ты мнения обо мне. Спасибо!

— А что ж ты меня не остановил?..

— Я думал, ты сам остановишься.

Вконец стало стыдно Хоме. Он готов был сквозь землю провалиться. Но он и так под землей был — в норе у Суслика.

— Все! Прости меня за дурь, — виновато вымолвил он. — А за весь твой горох я вдвое больше отдам, не беспоко...

И умолк.

А затем расхохотался. Дошло!

Нет, не исправишь Хому. А ведь на целых полгода старше Суслика.

— С тобою в любой дождь весело! — улыбнулся лучший друг.

Очень верно. Об этом можно хоть сто раз -и еще сто раз — повторить:

100 + 100 = 200!

Все друзья на месте.

Стихи такие. Стишата.




Альберт ИВАНОВ

Как Суслик многое понял

Суслику все время чего-то не хватало. То еды, то питья. То солнца, то дождичка. То еще чего-то.


Ганс Христиан АНДЕРСЕН

Русалочка

Далеко в море вода синяя-синяя, как лепестки самых красивых васильков, и прозрачная-прозрачная, как самое чистое стекло, только очень глубока, так глубока, что никакого якорного каната не хватит. Много колоколен надо поставить одну на другую, тогда только верхняя выглянет на поверхность. Там на дне живет подводный народ.