Peskarlib.ru > Русские авторы > Альберт ИВАНОВ

Альберт ИВАНОВ. Как Хома и Суслик лодыря гоняли.

Добавлено: 6 апреля 2007  |  Просмотров: 7656

Распечатать текст


Помните историю о скворце Скворушке? Он после внезапной бури всю родню потерял, а Хома и Суслик его вырастили. И потом он осенью в Африку улетел. В Северную.

Так вот, вернулся Скворушка на другой год. Весной. Не забыл приемных родителей — Хому и Суслика. Хотя и отдельно от них поселился. В свободной норке на Ласточкином обрыве над ручьем.

Нет-нет да и залетал он то к Хоме, то к Суслику. А то и к ним обоим, если они вместе были. И милым скрипучим голоском рассказывал про опасное Африканское путешествие. О невероятных зверях и птицах. Об удивительных деревьях и вкусных плодах.

Хома и Суслик готовы были его целыми днями слушать. Неделями. И даже годами, если б такое было возможно.

У взрослого Скворушки теперь была своя жизнь. Свой дом. Свои друзья. Все реже и реже навещал он Хому и Суслика.

— Хорошо, хоть помнит, — успокаивал Суслик Хому. — У него и без нас всяких птичьих забот хватает.

Все верно, все правильно. Да только грустно почему-то.

Ну, это ладно. На то и родители, пусть и приемные папы, чтобы по взрослым детям скучать. Лишь бы с ними никакой беды не случилось!

А тут узнали они, что в последнее время Скворушка вдруг повадился в деревню летать. Конечно, там прокормиться легче. Зерном в амбарах, крошками в столовой.

Разных воробьев и ворон еще можно понять. Они вечно возле людей пасутся. И даже зимой на юг не улетают.

А ведь Скворушка — вольная птица! Не какой-то бездельник и попрошайка. Ему лодырничать не пристало. Он обязан сам о себе заботиться. А не то совсем разучится корм добывать.

Да разве убедишь? Жизнь такая пошла. Несусветная! Даже гордые красавицы чайки в последнее время перестали рыбу ловить. Больше на свалках тучами колготятся. Объедки собирают.

А ведь это может плохо кончиться. Вон ручные коты, привыкшие жить на всем готовом, перестают и мышей ловить.

Кстати, о котах. Вернее, об одном деревенском толстом Коте. Нахальном и наглом. Хитрющем!

Мышей этот Кот никогда не ловил. Родился он в зажиточном доме. И жил припеваючи. Пел. И сыто мурлыкал.

Зачем ему мыши? Зато он ловил глупых, доверчивых птиц. Он считал их особенно вкусными. Вроде курятины. Хоть его и кормили разной домашней едой, но всяких курей ему к обеду, конечно, не подавали.

Вот и стал он в деревне опасным охотником на пернатую дичь. Любую!

Поэтому Хома и Суслик еще и боялись, что лодырь Скворушка бесславно погибнет в зубах у другого лодыря. Кота.

Но никакие просьбы и уговоры — в деревню не летай! — на Скворушку не действовали. Не ваше, мол, дело. Сам знаю!

Молодой совсем. Непутевый. Чем больше его убеждаешь, тем упрямей становится.

— Да вы и сами вроде бы вольные, — сказал он как-то. — А зерна с поля таскаете? За горохом шастаете? Огороды теребите? И ваш дружок Заяц тоже хорош! У людей морковку тырит.

— Но зато мы все не попрошайки, — гордо возразил Хома. — По деревне не ходим с протянутой лапой!

— А набеги на поля и огороды — это другое дело, — запальчиво подхватил Суслик. — Благородное!

— А разве и вам никакие опасности не грозят? — не сдавался Скворушка.

— Лучше погибнуть от диких разбойников — Волка, Лисы или Коршуна! — чем от Кота домашнего, — убежденно заявил Хома.

А Суслик снова поддакнул:

— Нас на полях даже подстрелить могут из ружья. Двуствольного. Тоже благородная, почти героическая смерть!

— А трепыхаться в зубах у деревенского Кота — просто унизительно, — угрюмо добавил Хома. — Стыдно. Брр! Весь он какой-то рыхлый, дряблый...

— И смурной, — ввернул Суслик.

— Да ну вас! — и Скворушка улетел. Возможно, опять в деревню.

— В тебя лодырь, — вгорячах сказал Хома Суслику.

— Почему — в меня?

— А больше не в кого, — невозмутимо ответил Хома.

Он думал, что лучший друг спорить начнет, возмущаться. Но тот внезапно ударил себя кулачком в грудь:

— Точно. Я один виноват. Не углядел я за ним.

Хоме сразу стыдно стало.

— И я виноват, — признался он. — Оба мы виноваты. — Всю вину на себя он не взял. Не Суслик.

Вышли они из Хоминой норы. И вдаль посмотрели. В сторону деревни.

Неожиданно какой-то Воробей рядом сел.

— А там, — зачирикал он, — Кот вновь на охоту вышел. Вот с такой булкой! — растопырил он крылья. — Ваш недотепа к ней подбирается!

— Недотепа? — вознегодовал Суслик.

— А то кто же? Он еще неопытный, порядков наших не знает.

— За мной! — оглянулся на Суслика Хома. Он уже во всю прыть несся к деревне.

Первым, кого они увидали у околицы, был тот хитрый Кот. Он валялся, мертвее мертвого, на зеленой травке. А между раскинутыми лапами у него лежал большой огрызок булки. Где-то стянул.

Вовремя поспели Хома и Суслик.

Около Кота, пока еще на расстоянии, прохаживался внимательный Скворушка. Кругами ходил, присматривался.

— Не подходи, родимый! — вскричал Хома. -Кот притворяется!

— На приманку ловит! — проголосил Суслик.

— Откуда знаете? — беззаботно откликнулся их питомец. — А по-моему, давно готов. Мухи над ним вьются.

— Мухи над булкой вьются. Да ты глянь, ухо у него вверх торчит! — завопил Хома.

— Наверно, уже окостенело, — отмахнулся крылом неслух.

— А почему ж оно подрагивает?

— От ветра, — небрежно отозвался скворец.

— Ветра нет! Не подходи!

Неслух опять отмахнулся. Другим крылом.

— Скажи ему, — беспомощно попросил Хома лучшего друга.

— Ты не знаешь Кота, как мы его знаем! -крикнул Суслик. — Ты с ним мало знаком!

— Вот и узнаю поближе, — храбрился Скворушка, скакнув поближе.

Кот не шелохнулся. Хома поднял на обочине осколок стекла.

— Резать его собираешься? — ужаснулся Суслик.

— Отстань!

И Хома направил на Кота солнечный зайчик. На его большой закрытый глаз.

А Скворушка мелким подскоком все подбирался к лакомой булке.

И Хома тихонько подкрадывался к Коту. Солнечный зайчик становился острей и острей. Вот-вот веко у Кота задымится!

— М-мяу! — взвыл Кот. И закрылся лапой.

— Живой, собака! — воскликнул Суслик. Словно еще сомневался.

Схватил Скворушка кусок булки и взмыл вверх.

— Пошли, — позвал Хома Суслика. — Дело сделано.

Скворец догнал друзей по дороге домой.

— Угощайтесь, — предложил он свою добычу. — На всех хватит!

— Хватит? — и Хома с размаху отшвырнул подачку. — С меня хватит!

— И с меня! — поддержал его Суслик.

— И с меня, — виновато признался Скворушка. — Я и правда думал, он мертвый. Надо же, такое и в Африке не встретишь!

— Это тебе — Россия, — сурово произнес Хома.

— Правильно ты мне говорил: «Никогда глазам не верь!», — уважительно напомнил ему Скворушка.

Хома важно посмотрел на лучшего друга.

— А ты не раз предупреждал: «Будь всегда начеку!» — обернулся к Суслику поумневший скворец.

Теперь лучший друг свысока поглядел на Хому.

— Молодец! — похвалил Хома Скворушку. — Значит, больше в деревню ни ногой? То есть, ни крылом?

— Договорились? — радостно подпрыгнул Суслик.

Им хотелось лишний раз услышать приятное от сынка.

— А разве мы об этом договаривались? — удивился Скворушка. — Я просто сказал: хватит с Котом играться. А деревня тут ни при чем.

— Вот как! — резко остановился Хома. — Если ты будешь лодырем жить, мы будем каждый день в деревню ходить. За тобой!

— Ага, — подтвердил Суслик. — Тебя спасать. И в столовой, и везде!

— Да вы что? — испугался за них Скворушка. — Я-то в любой миг улететь могу, а вас, глядишь, коты схватят! Или собаки!..

— Хочешь этого? Будет! — мрачно сказал Хома. — Ты меня знаешь.

— И меня знаешь, — ревниво добавил Суслик.

— Угрожаете?!

— Предупреждаем, — спокойно заметил Хома. — Погибнем, но не отступимся.

И столько уверенности было в его голосе, что и Скворушка поверил. И вздохнул.

— Ладно. А не то я за вас изведусь от страха.

— Давно бы так, — подобрел папаша Хома.

— Давай не изводиться вместе! — воскликнул папаша Суслик.

— Наградила меня судьба родителями... — снова вздохнул Скворушка. — Пока!

И домой умчался. На Ласточкин обрыв.

— Слыхал, как он нас похвалил? — довольно спросил Хому Суслик. — Мы ему как награда!

Больше скворец не летал в деревню. Не гонял лодыря, как говорится.

А вот на далекие Вишневые сады он, конечно, налетал. Вихрем. Со всеми дружками. Спелые вишни ух какие сладкие!

Но это достойное увлечение. Хотя и очень опасное. Сады, уж точно, с ружьями охраняют. Двуствольными!

Вишни клевать — никак не запретишь. Скворцы их страсть как любят! Хлебом не корми — вишни подавай! Благородное занятие.




Альберт ИВАНОВ

Как Хома и Суслик считали

Брать в долг легко. А отдавать неохота. Тяжело. Зачастую и отдавать-то нечего. А уж если есть кое-что, то вернуть трудно.


Ганс Христиан АНДЕРСЕН

Русалочка

Далеко в море вода синяя-синяя, как лепестки самых красивых васильков, и прозрачная-прозрачная, как самое чистое стекло, только очень глубока, так глубока, что никакого якорного каната не хватит. Много колоколен надо поставить одну на другую, тогда только верхняя выглянет на поверхность. Там на дне живет подводный народ.