Peskarlib.ru > Русские авторы > Пионеры-герои

Василий ХОРСУН. Лида ВАШКЕВИЧ.

Добавлено: 17 марта 2019  |  Просмотров: 515

Распечатать текст Василий ХОРСУН - Лида ВАШКЕВИЧ


Пионер-герой Лида ВашкевичТоропливо шагает мужчина, держа за руку девочку. Они идут по улице города Гродно.

Всего несколько месяцев назад эта улица называлась Советской, теперь на углу улицы прибита дощечка-указатель. Название улицы написано на немецком языке.

Город оккупирован фашистами. То там, то здесь появляются немецкие патрули с автоматами. «Только бы не остановили. Только бы пройти.»

— Патруль! Сюда! Здесь проходной двор!

Они мгновенно скрываются за ворота дома, проходят двором и осторожно выходят на другую улицу. Здесь тихо.

Переходя от дома к дому, скрываясь в подъездах, они, наконец, выходят на окраину города. Вот тропинка. Она ведёт к кустарнику, за которым виднеется лес.

— Вот ваша дорога, дядя Коля.

— Лида, не страшно?

— Нет. Я ведь не маленькая. Смотрите.

Лида быстро достаёт из-за пазухи пионерский галстук. Чем-то светлым, тёплым, довоенным повеяло от этого простенького красного треугольника.

Николай Рачковский, партизанский связной, берёт девочку за худенькие плечи и крепко целует.

— Смелая ты, — говорит он ей. — Вся в папку своего. Ну, бывай, Лидок! Спасибо, что проводила. Скоро увидимся.

Лида ещё долго выходит то на одну улицу, то на другую, пока не появляется у своего дома.

Отец открывает ей дверь.

— Ну как, дочка?

— Всё хорошо. Дошли, — отвечает она.

* * *

С того дня, как только Гродно заняли немецкие войска, отец Лиды Вашкевич стал одним из руководителей гродненского коммунистического подполья. И девочка выполняла поручения отца.

На квартиру Вашкевич приходили незнакомые люди. Они являлись ночью, и отец о чём-то подолгу с ними разговаривал.

В это время Лида дежурила у подъезда.

Она посматривала на улицу: не идёт ли кто из подозрительных к их дому, не появились ли полицаи, не слышно ли топота патрулей на соседней улице-. Если хоть малейшая опасность — надо срочно предупредить отца!

Изредка раздавались где-то в стороне одиночные выстрелы из автоматов — патрули стреляли на подозрительный шорох, шум.

Но вот осторожный стук в дверь: «На улице никого. Можно выходить!»

Скоро Лида уже знала, что приходящие к отцу незнакомые ей люди — связные подпольных групп. Они получали нужные сведения и задания.

Как-то после одного из таких совещаний отец подозвал Лиду и сказал ей:

— Дочка! Вот тебе деньги. Надо купить в магазинах белую бумагу. Вечером дядя Коля заберёт её. Будь осторожна. Смотри, чтобы никто не заподозрил тебя.

* * *

Утром, как только открылись магазины, Лида начала выполнять поручение отца.

Она заходила то в один, то в другой магазин и брала по нескольку листов бумаги.

К вечеру у неё уже собралась большая пачка. Пришёл Николай Рачковский и забрал бумагу.

А через несколько дней в городе появились листовки со сводкой Советского информбюро.

* * *

Бумаги требовалось всё больше и больше.

Лида снова пошла по магазинам.

В одном магазине, как ей показалось, на неё подозрительно посмотрел продавец. «Неужели догадывается?» — подумала она и, не подавая вида, что она взволнована этим предположением, как ни в чём не бывало вышла из магазина.

В другой магазин она не пошла. Вечером Лида рассказала о своих опасениях отцу.

Отец задумался.

— Папа, а что, если я поговорю с нашими ребятами и девочками из школы. Ведь многие не успели уехать. Они помогут покупать бумагу, и никто ни о чём не догадается...

На другой день Лида обошла всех, кто остался в городе, и попросила каждого купить в магазине несколько листов бумаги.

Когда она снова обошла всех своих одноклассников, кто покупал бумагу, то, к её радости, собралась довольно большая пачка бумаги — больше, чем она могла купить одна.

Забирая бумагу, дядя Коля похвалил всех ребят и попросил только быть осторожными.

Кое-кто из рябят догадывался, для каких целей нужна бумага, и они были рады, что помогают подпольщикам.

* * *

Листовок в городе появлялось всё больше и больше. Подпольщики призывали советских граждан не поддаваться немецким властям, не верить фашистской пропаганде.

В листовках рассказывалось об успехах советских войск под Москвой и Сталинградом.

Люди украдкой читали их и верили, что немецких оккупантов уничтожат и город Гродно будет освобождён, как и многие временно оккупированные советские города.

Полицаи бегали от дома к дому, от забора к забору и срывали листовки.

Фашисты искали подпольную типографию.

Они врывались в дома, обыскивали квартиры, подвалы и, ничего не обнаружив, арестовывали ни в чём не повинных людей.

Начались облавы. Выходить на улицу стало опасно. В облаву могли попасть связные подпольных групп.

Надо всех предупредить.

И Лида, рискуя жизнью, обошла все явочные квартиры в городе и уже после этого побывала на условленных местах встреч за городом.

* * *

Гитлеровские власти были в недоумении: откуда подпольщики достают бумагу?

По распоряжению коменданта города всю бумагу было приказано сдать в один магазин. Гитлеровцы надеялись, что таким образом им удастся выследить, кто же берёт бумагу и передаёт подпольщикам.

Ребята и здесь перехитрили немцев.

Лида разработала план.

Перед открытием магазина ребята собирались в соседних дворах и устраивали игры. Они носились из двора во двор, гоняли мячи, играли в «классики», в палочки-выручалочки...

Вот открыли магазин, и ребята как ни в чём не бывало забегали в него, и каждый покупал что-нибудь: ластик, карандаш, кисточку, краски, чернила и обязательно по нескольку листов белой бумаги. К вечеру вся б ума г а приносилась к кому-нибудь из ребят, каждый раз на новое место, а потом Лида относила бумагу в условленное место, где её встречал кто-нибудь из связных подпольщиков.

* * *

Поезд ползёт очень медленно. На каждой остановке в вагоны заходят эсэсовцы, проверяют документы.

— Скидель, — называет проводник станцию, и Лида выпрыгивает из вагона.

Вот она уже в городе. У старенькой бабушки спросила, где находится базар, и быстро пошла туда.

На базаре людно. Но и здесь шныряют полицаи. В самом конце базара Лида заметила мужчину в кожухе, подпоясанном верёвкой. Он стоял около телеги и курил самокрутку. Но сразу подойти не осмелилась. Издалека оглядела телегу. Так и есть — он: на дуге колокольчик и рядом— цветочек из обыкновенной красной бумаги. Лида обошла телегу и приблизилась к человеку.

— Овёс есть у вас? — тихо спросила девочка.

Человек в кожухе удивлённо посмотрел на незнакомую девочку-подростка в кожаной курточке и пуховой шапочке, помедлил, затем уже ответил:

— Нет, торгую только пшеницей.

Лида подошла к возу и, перебирая

пальцами пшеницу в мешке, тихо сказала:

— Дядя Коля просил передать, чтобы скорее привезли муку и соль. У них сейчас трудно с продуктами.

— Во вторник пусть ждут там, где условились, — оживлённо ответил незнакомец. — Раньше не могли: фашисты охрану усилили.

— Хорошо, передам.

Откуда эти продукты, кто должен привезти, куда — Лида не знала, да и знать ей было не обязательно.

Она сделала своё дело и возвращалась назад в Гродно довольная — партизаны своевременно получат нужные им продукты.

* * *

Пробраться за Неман было нелегко. Мост контролировали немцы и полицаи. А пробраться нужно было обязательно. Сегодня, именно сегодня, необходимо принести в условленное место взрывчатку. Её заберут потом партизаны-подпольщики и сегодня же выведут из строя трансформатор и тем самым лишат оккупированный фашистами город электроэнергии.

...Медленно идёт Лида вдоль Немана, сгибается под тяжёлой ношей. За спиной большая чёрная сумка с углём, а под ним лежит взрывчатка.

Вот и мост. По обеим сторонам стоят охранники. Когда Лида подошла ближе, полицай, казалось, её не заметил. Может, удастся проскочить? Но как только почувствовала под ногами настил из досок, её окликнули:

— Куда спешишь, девочка?

— Домой. Вот там наша хата, у самого обрыва.

— А в сумке что?

— Угля насобирала в городе, — жалобным голоском протянула девочка. — Дров нет, нужно хоть углём печь протопить. Вот посмотрите, — и она смело раскрыла сумку.

А сердце так и билось. Полицай посмотрел в сумку и сказал:

— Давай проваливай.

Лида быстро нашла условленное место: сразу же за садом четвёртый телеграфный столб, возле которого лежит небольшая куча гнилого картофельника. Села, будто отдохнуть, достала взрывчатку и быстро сунула её под картофельник.

Возвратилась Лида домой только к вечеру.

А поздним вечером мощный взрыв потряс окрестность, и в городе погас свет...

В Гродненском историко-краеведческом музее есть фотография Лиды Вашкевич. Здесь же находится и её пионерский галстук. С ним пионерка не расставалась даже тогда, когда шла на боевые задания. Под стеклом — чёрная сумка, в которой Лида носила партизанам оружие, взрывчатку, бумагу для листовок. Рядом — справка, выданная комиссаром партизанского отряда имени Матросова товарищем Писаревым на имя Лидии Вашкевич. В ней говорится, что эта мужественная и смелая девочка, рискуя жизнью, помогала партизанам.

* * *

Юная связная пионерка Лида Вашкевич была награждена медалями: «Партизану Великой Отечественной войны l-й степени» и «ХХ лет победы над фашистской Германией».




Аэлита ГРЕБЕНИНА

Валя Зенкина

Четыре часа утра 22 июня 1941 года.


Виталий ГУБАРЕВ

Павлик Морозов

Дед Серёга – высокий, кряжистый, голова седая, лицо в глубоких морщинах. Ходил дед, опираясь на палку, чуть сутулясь, но, как старый дуб, который глубоко в землю пускает корни, он ещё крепко держался на поверхности.