Peskarlib.ru > Русские авторы > Альберт ИВАНОВ

Альберт ИВАНОВ. Как Хому строго судили.

Добавлено: 6 апреля 2007  |  Просмотров: 6825

Распечатать текст Альберт ИВАНОВ - Как Хому строго судили


Мало того, что Медведь был самый большой и сильный. Он еще был и Главный судья в их краю. Судил, рядил, все споры решал. Когда хотел. В свободное, от поисков дикого меда, время. Или от иных, таких же важнейших забот.

Обратилась Лиса к Медведю: осудить Хому. Строго наказать, чтобы другим неповадно было. За что? А за все!

Мешает он ей, Лисе, на Зайца охотиться, на Суслика, и даже на Ежа. И на него самого — Хому.

Это раз!

Насмехается над нею, Лисой. Рыжей называет. Рожи издали корчит. А вблизи язык показывает. Большой язык. Хотя сам и маленький.

Это два!

И вообще его давно пора к порядку призвать. За нахальство и живучесть.

Это три!

Прямо неистребимый какой-то. Из любого положения выкручивается. Основной закон нарушает: «Сильный всегда прав».

Это четыре!

Много себе воли взял. Много себе хомяк позволяет. Ну ладно, он всегда удирает, спасается. А других зачем спасает? Что если все звери-зверьки подражать ему станут?

Пять!

Пять обвинений, полагала Лиса, хватит с лихвой.

И так она надоела Медведю своим нытьем, что он в конце концов суд созвал.

Большую поляну заполнили жители рощи, поля и луга. Пришли все кому не лень. Кабану, например, было лень, и он не пришел.

— Глупое дело — по судам шляться, — прохрюкал он болтливой сороке. Она приглашала всех на редкое зрелище.

Последний суд был месяц назад. Вернее, мог быть. Над коварным Шмелем. На него случайно Медведь сел. Шмель успел-таки ужалить напоследок. И погиб. Поэтому дело замяли. Поскольку тяжелый Медведь его задавил.

Итак, назначили суд над Хомой.

На суд его не привели. Он храбро явился сам. И взобрался на пенек, чтобы все видели.

Медведь же восседал на поваленном дереве. И важничал. Большую голову то одной, то другой лапой подпирал.

— Пощады не будет, — бормотал Медведь, скорый на расправу. — Я сердитый, но справедливый.

Сначала дали слово Лисе.

Она бегло перечислила все обвинения. Бегло -потому что бегала вокруг подсудимого, пока зло обвиняла.

И закончила так:

— А еще — непочтителен со старшими!

— Отметаю, — тут же прогудел сердитый, но справедливый Медведь. — Со мною он почтителен.

— Почти почтителен, — лукаво ввернула Лиса.

— Почти почтите... — не сумел повторить Медведь. — Ты нам голову скороговорками не забивай! — возмутился он. — Ты не дома!

Затем разрешили выступить Хоме.

— Я спорить не буду, а то надолго затянется. Лишь об одном прошу. Можно я судей сам выберу? — спокойно сказал он. А глазки хитрые-хитрые.

— Тебе меня мало? — пробурчал Медведь. — Ну хорошо, согласен.

Такое, в общем, бывало.

— Но только дружков не выбирай, — подчеркнул Медведь, сурово посмотрев на всех. — Знаю я их!

— Вы всех знаете, — услужливо поддакнул Волк. Он сидел справа от него. На подхвате.

— Пусть решат мою судьбу, — звонко начал Хома, — пусть решат... муравьи.

А вот такого еще не бывало. Никогда. Все засуетились, зашумели. Кто-то выкрикнул:

— Слишком маленькие!

— Цыц! — пробасил Медведь. — Муравьи — маленькие, зато кусачие. Мало не покажется! -мрачно взглянул он на Хому. — Выбрал, потом не жалуйся.

Приказал он как Главный судья муравьев позвать. Пятерых, по числу обвинений.

Объяснил им, что к чему.

— Действуйте!

Они, конечно, подчинились. И давай стараться. Ползали по Хоме. Заглядывали ему в глаза. Тихонько совещались между собой.

— Строго судите! Пожалеете подсудимого, себя пожалеете, — пригрозил Медведь, — я тогда весь ваш муравейник растопчу!

Наконец муравьи объявили решение. Приговорить Хому к штрафу: один лесной орех — Лисе, одну каплю меда — Медведю! Лисе — за убытки, Медведю — за беспокойство.

— Чего-чего?! — взвизгнула Лиса.

— Каплю меду?! — оторопел Медведь. На что маленькие муравьи смущенно ответили:

— Сами понимаем, штраф ого какой! Огромный! Но мы ведь строго его судили.

— Все! — рявкнул в сердцах Главный судья. Тем и закончился суд.

Хома сразу сорвал с ветки орешек. И с поклоном вручил остолбенелой Лисе. А Медведю меду пообещал. Целую каплю.

— Знал, кого в судьи выбрать! — восхищался Суслик по пути домой с осужденным.

— Для муравьев все, что ни возьми, огромно! -ликовал Заяц-толстун.

А старина ёж солидно заметил:

— Справедливое решение. Ни за что судили, ничего и не получили.




Альберт ИВАНОВ

Как Хома своей голове доверял

— Я однажды ушам своим не поверил, — рассказывал Суслик Хоме. — Иду в рощу, слышу — позади паровоз шумит.


Ганс Христиан АНДЕРСЕН

Русалочка

Далеко в море вода синяя-синяя, как лепестки самых красивых васильков, и прозрачная-прозрачная, как самое чистое стекло, только очень глубока, так глубока, что никакого якорного каната не хватит. Много колоколен надо поставить одну на другую, тогда только верхняя выглянет на поверхность. Там на дне живет подводный народ.