Peskarlib.ru > Русские авторы > Александр ГИНЕВСКИЙ > «Морской бой»

Александр ГИНЕВСКИЙ. «Морской бой».

Распечатать текст Александр ГИНЕВСКИЙ - «Морской бой»

Юрка Михеев собрал нас всех и сказал:

— Я смотрю, мучаетесь вы бездельем. Слоняетесь по двору, как три богатыря на пенсии. А ведь вы ещё совсем молодые. Ещё только начинаете жить. Вот я и решил занять вас тимуровской работой. Знаете, что это такое?

— Нет, не знаем, — сказал я.

А Вадька сказал:

— Знаем. Это помогать всяким больным и стареньким, кому трудно и тяжело.

Михеев хлопнул Вадьку по плечу.

— Приятно иметь дело с понимающим человеком! Ну, как? Берёмся помогать, кому трудно и тяжело?

— Конечно, берёмся! — обрадовался Борька. — Кому помогать?

— Помочь надо мне.

— Тебе-е?.. — удивился Вадька. — Ты что — старенький или больной?

Михеев взял Вадьку за воротник.

— Ну, ты… самый умный! Послушай. У меня сегодня мамахен из Тулы возвращается. Надо навести порядок в квартире.

— А мамахен — это ваш родственник? — спросил я.

— Это я тебе потом растолкую, а сейчас слушай внимательно, — отвечает Михеев. — Почему я обратился к вам за помощью? Дело в том, что я тоже занят тимуровской работой. Какой? Помогаю Косте Пушинкину. Знаете Пушинкина?

— Ещё как знаем.

— Ну, так вот. Между нами говоря, этот Пушинкин в математике ни бум-бум. Не соображает, одним словом. — Михеев постучал пальцем себя по лбу, будто по пустому ведру. — Вот я и занимаюсь головой Пушинкина с утра до вечера. Учу соображать. Даже поесть некогда. Представляете?

— Представляем.

— Ну, так поможете?

— Конечно, поможем! — кричим.

— А я вам за это спасибо скажу. Только потом, когда всё сделаете.

— Мы и без спасиба поможем. Нам не трудно, — сказал Толька.

Пришли к Михееву. Он открыл дверь, и мы увидели такое… такое, будто в квартире случилось землетрясение, все люди погибли, и остались только вещи. Много их валялось на полу. Книги, паяльник, коньки, утюг, велосипед. Посреди большой комнаты — таз с чайником. На телевизоре — клюшка и хоккейные рукавицы. На столе тарелка с хлебом. В тарелке с хлебом — шайба. А на кухне лыжи. С пристёгнутыми ботинками. Будто Михеев хотел из кухни проехать в комнату на лыжах. А палки висели в коридоре на вешалке, как пальто.

— Не пугайтесь, ребята, — сказал нам Михеев. — Я пока приготовлюсь к приходу Пушинкина. Подумаю, какую задать ему задачу, а вы приступайте. Что куда положить — я подскажу.

Мы приступили.

Я мокрой тряпочкой вытирал книги и ставил их на место в шкаф. Книги были толстые и очень пыльные, будто они валялись на дороге.

Пришёл Пушинкин. Они с Михеевым сели на диван и уткнулись в свои учебники. Когда Борька подметал воле дивана, они только ноги поднимали. А Пушинкин бурчал:

— Помощнички… только пыль столбом…

Я протираю себе книги, вдруг слышу, начали решать какую-то задачу:

— А-семь, бэ-четыре, — говорит Михеев.

Пушинкин лоб наморщил. Думал, думал и говорит:

— Мимо. Зэ-три, вэ-восемь.

— Мимо. А-два, вэ-семь.

— Попал. Вэ-один, вэ-пять. Не подглядывай.

— Мимо. Я не подглядываю. В какой попал?

— Сам догадывайся…

Мы всё сделали. Борька с Вадькой даже устали — четыре ведра мусора вытащили на помойку, пол в кухне вымыли и таз положили на место. А Михеев сказал нам в прихожей:

— Теперь идите по домам. За помощь — спасибо. Выручили.

— Михей, скоро ты там?! — кричит Пушинкин. Уж так ему не терпелось научиться как следует соображать.

— Иду, иду! — и Михеев захлопнул за нами дверь.

Дома я рассказал папе про нашу тимуровскую работу, как мы здорово помогли Михееву. Я думал, папа меня похвалит, а он вдруг говорит:

— Послушай, Вовка. Михеев-то ваш — это же обманщик и прохиндей. В таких из рогатки гнилыми помидорами стрелять…

— За что?!

— Вы думали, что он с Пушинкиным решали задачки?..

— Конечно!

— Ничего подобного! Пока вы там старались, они в «морской бой» играли. Играли, понимаешь?..

— Как так?!

Папа взял бумагу, нарисовал большие квадраты, и стал объяснять мне игру.

— Ну, понял?

— Понял, что Юрка Михеев прохиндей, а игру ещё не понял, — говорю.

— Да-а, Вовка… Надо понимать и такие игры… Ничего не поделаешь, придётся тебя этому тоже учить, — папа вздохнул и задумался.

Александр ГИНЕВСКИЙ

Воспоминание, или От перемены мест слагаемых...

У каждого человека есть воспоминания. Даже если он ещё только во второй класс перешёл.
Редьярд КИПЛИНГ

Слоненок

В отдаленные времена, милые мои, слон не имел хобота. У него был только черноватый толстый нос, величиною с сапог, который качался из стороны в сторону, и поднимать им слон ничего не мог.
Русские авторы

Носов Николай

Хармс Даниил

Драгунский Виктор

Паустовский Константин

Бианки Виталий

Пришвин Михаил

Пантелеев Леонид

Осеева Валентина

Берестов Валентин

Алексеев Сергей

ТОП недели

Валентина ОСЕЕВА

Николай НОСОВ

Сергей АЛЕКСЕЕВ


Братья ГРИММ

Анни ШМИДТ

Ганс Христиан АНДЕРСЕН


Агния БАРТО

Сергей МИХАЛКОВ

Иван КРЫЛОВ


Русские сказки

Североафриканские сказки

Былины