Peskarlib.ru > Сказки народов мира > Осетинские народные сказки

Осетинские народные сказки. Бронзовая девушка медной башни.

Добавлено: 2 декабря 2012  |  Просмотров: 3235

Распечатать текст


1

Кто знает, где, в какой стране жили бедные муж и жена. Было у них три дочери, одна другой красивее, одна другой умнее.

Подросли сестры. Но умерла их мать, и остались они сиротами.

Немного времени прошло, и отец их женился опять. Похожа была мачеха на женщину, но сердцем была хуже лютого зверя, хуже ядовитой змеи была она. Всегда попрекала сироток. Заставляла работать непосильно. Чего-чего только не натерпелись бедные девочки от злой мачехи! Она не добилась лишь того, чтобы у девочек на головах деревья вместо кос выросли, а на груди завертелись мельничные жернова. Невмоготу стало сестрам в отцовском доме. А кто такой муж? Муж — лепешка, жена — ту лепешку переворачивающая.

Однажды мачеха говорит своему мужу:

— Или я или твои дрянные девчонки. Если ты их не уберешь из нашего дома, я их своими руками уложу в могилу.

Вздохнул муж глубоко, но что мог поделать со злой женой! Жаль ему сирот. И вот отправился он в дремучий лес, там под большой яблоней выкопал глубокую яму, прикрыл ее веточками, сверху листья наложил, а на них насыпал красных яблок. Таких же красных яблок он и в свои ноговицы наложил и вернулся домой.

Пришел он домой и говорит старшей дочери:

— Сними-ка мои чувяки и ноговицы.

Старшая дочь не захотела снять отцовских чувяков и ноговиц. И средняя дочь не захотела. Только младшая дочь, самая лучшая из сестер, сняла чувяки и ноговицы отца. И красные яблоки высыпались на землю.

Обрадовались сестры; никогда они не видели таких красивых и вкусных яблок. И стали упрашивать отца:

— Дада, покажи нам эту яблоню, на которой растут такие яблоки.

— Хорошо,— говорит отец,— я доведу вас до опушки дремучего леса и укажу вам дорогу к яблоне.

Ранним утром отец с тремя дочерями отправились. Дошли до опушки, указал отец дорогу к яблоне. Девочки пошли в лес, а отец вернулся в селение.

Вот увидели сестры яблоню. А земля под яблоней сплошь усеяна яблоками невиданной красоты. Кинулись девочки собирать яблоки и провалились в глубокую яму. Тут поняли бедные сиротки, что отец и мачеха решили их погубить. Заплакали сиротки, из глаз их горючие слезы ручьями полились, и те ручьи, будто буравом, просверлили землю. Тут сестры перестали плакать и говорят: «Слишком мало мы прожили на свете, а прожитое нашими слезами омыто. Теперь умереть нам с голоду в этой яме; пожить бы еще немного! Лучше разроем мы землю и выберемся из ямы». Стали они руками расширять отверстие, пробитое слезами, и прорыли дорогу к мельнице алдара.

Только наступит вечер, три сестры подземным ходом отправляются из своей ямы на мельницу алдара, наберут себе муки и едят ее. Так и жили сестры день, другой и третий. Прожили они семь дней.

Заметили алдарские мельники, что кто-то уносит муку с мельницы, и решили стеречь мельницу и днем и ночью. Ну, они, конечно, увидели, как пришли на мельницу три девушки, одна красивее другой, набрали муки, потом ушли. Наутро мельники отправились к алдару и рассказали это.

Алдар, мельники и еще несколько человек пришли вечером на мельницу и спрятались в кустах. В полночь пришли три сестры на мельницу и только хотели набрать муки, как алдар и его люди вышли из-за кустов. Алдару так понравились три сестры, что он взял их в свой дворец.

Алдар расспросил сестер о том, кто они такие и как попали на его мельницу. Три сестры все рассказали алдару.

Выслушал алдар сестер и говорит:

— Пусть каждая скажет, что она может делать. Я дам вам работу.

Старшая сестра так говорит:

— Пусть алдар здравствует: мы будем есть кусок хлеба, пить из общей воды, смотреть на солнечный свет и тебя вспоминать добрым словом. Нечем мне похвастаться, но если ты дашь мне кусочек сафьяна, я сошью обувь всему твоему народу.

— Пусть алдар здравствует,— говорит средняя сестра.— Я одной тарелкой муки накормила бы всех твоих людей и гостей.

Младшая сестра молчит, ни слова не говорит и глаза в землю опустила.

— Говори и ты,— сказал алдар.

— Нечем мне похвастаться. Но когда я выйду замуж, я рожу мальчика с золотым хохолком и сереброкудрую девочку.

Обрадовался алдар, да и как не радоваться. Он был молодой и женился на младшей сестре. С того времени младшая сестра стала жить в алдарском дворце, средней сестре поручил алдар свое хозяйство, а старшую сестру сделал старшей швеей.

2

Вот и стали жить три сестры у алдара. Но две старшие сестры не были счастливы: зависть к младшей отравила их мозг, обуглила сердце.

Наступило время рожать жене алдара. А алдару на беду ее нужно было отправиться в далекую страну. Говорит алдар своей жене:

— Ехать мне далеко. Не знаю, когда вернусь: дорога ведь так же широка, как и длинна. Если понадоблюсь тебе, позовешь меня: вот тебе колокольчик — три раза позвонишь, и хоть даже на краю света буду я, мудрый конь мой услышит звон, и я примчусь к тебе.

Средняя сестра и старшая шелковыми коконами заткнули уши алдарова коня. Алдар отправился в дорогу, как же иначе! А сестры остались в алдаровом дворце.

Шли дни за днями. Алдара все нет да нет. Жена его стала рожать. У постели ее сидели сестры. Как говорила младшая, так и случилось: родила она мальчика с золотым хохолком и сереброкудрую девочку.

Старшие сестры взяли близнецов и спрятали их, а двух щенят подложили сестре и говорят ей:

— Твой мальчик с золотым хохолком и сереброкудрая дочь в щенков превратились. Вот обрадуется алдар, когда вернется!

Что могла сделать младшая сестра? Ничего, только сердце кровью обливалось у нее.

Но вот наступил день, когда алдар вернулся.

Старшие сестры выбежали навстречу алдару и говорят ему:

— Наша сестра вместо мальчика с золотым хохолком и сереброкудрой девочки родила тебе двух щенят, и мы допустили их к груди. Погляди-ка сам на свою жену и ее близнецов!

Рассердился алдар и велел зашить свою жену и щенят в воловью шкуру и оставить ее у входа во дворец, чтобы все вытирали об нее свои ноги.

Жестокосердые сестры на время успокоились, зависть прошла, но сердца их оставались черными, как раньше.

3

Тетки унесли близнецов подальше от алдарского дворца, в укромное место, у самой опушки Черного леса, и оставили с ними суку, у которой они взяли щенят.

Время шло. Мальчик с золотым хохолком и сереброкудрая девочка росли с каждым днем. Охотничья собака алдара заботилась о них.

Мальчик с золотым хохолком сделал себе лук и стрелы и стал охотиться и приносить то куропатку, то зайца, то утку. Потом стал он убивать серн и косуль, оленей и тигров, медведей и кабанов. Из шкур зверей шалаш устроил. И стали жить в том шалаше собака алдара, мальчик с золотым хохолком и сереброкудрая девочка. Близнецы сделали большую пуховую подушку для собаки, и она все время отдыхала на ней.

Но не забывали тетки своих племянников.

«Не сегодня, так завтра узнает алдар о детях, и тогда нас постигнет жестокая кара»,— думали они. И решили погубить юношу с золотым хохолком и сереброкудрую девушку.

Рано утром старшие сестры отправились в шалаш близнецов. Племянник их на охоте был, алдарская собака на пуховой подушке лежала, а племянница в шалаше прибирала.

Тетки будто жалеют племянницу, ласковые слова ей говорят:

— Сердце разрывается, глядя на тебя, живешь ты тут одна-одинешенька, среди поля.

— Я не одна,— отвечала девушка,— со мной собака, а вечером брат с охоты вернется.

— Видно, брат не любит тебя так, как ты его. Недаром и пословица так говорит: сердце сестры — к брату, сердце брата — к лесу.

— Почему вы так говорите? Мой брат меня больше себя любит.

— Оставляет тебя одну: не с кем посидеть тебе, словом перемолвиться. Если бы любил, то привез бы тебе Бронзовую девушку из Медной башни.

***

Вечером юноша с золотым хохолком вернулся с охоты, принес тушу оленя, положил ее на землю в шалаше. Смотрит, а сестра его, любимая сестра, горько плачет, так плачет, что глаза ее совсем запухли, а слезы собрались в лужицы на земляном полу.

Испугался юноша:

— Что с тобой, моя единственная, родная моя?

— Что! Ты оставляешь меня здесь одну. Нет больше сил так жить. Нет у меня подруги, с которой поболтала бы, повеселилась. Если бы ты так любил меня, как говоришь, то привез бы мне Бронзовую девушку из Медной башни, чтобы была у меня невестка.

— Не плачь сестрица. Завтра же отправлюсь к Медной башне.

Девушка перестала плакать и улыбнулась, как прежде.

4

Рано утром юноша с золотым хохолком вскочил на коня. А конь говорит ему:

— Недоброе затеял ты, юноша, и сам не знаешь, что делаешь. Бронзовая девушка Медной башни живет по ту сторону гор. По дороге туда две горы бьются, будто бараны лбами: то сходятся, то расходятся. Даже птица не успевает пролететь между ними, а тебе и подавно не проскочить. Как же ты отважился ехать за горы к Бронзовой девушке? Много юношей из разных стран хотели жениться на ней. Но все погибли. А Бронзовая девушка выйдет замуж только за того, кто три раза крикнет: «Бронзовая девушка Медной башни, выгляни ко мне!» Но не выглядывает она из своей башни. После первого крика женихи ее уходят в землю. Много-много людей погибло из-за нее.

Юноша с золотым хохолком ничего не ответил коню. Только взял он железный лом, попрощался с сестрой и собакой и отправился в дорогу.

Сколько ехал юноша, не знаю, но вот доехал он до высоких гор, дерущихся, как бараны. Когда горы разошлись, он вставил между ними железный лом и проскочил по ту сторону гор.

Наконец доехал он до большой равнины, а посреди той равнины стоит высокая Медная башня. Подъехал юноша к Медной башне и закричал:

— Эй, Бронзовая девушка Медной башни, выгляни ко мне!

Только крикнул он, как по пояс ушел в землю. Юноша уперся в землю могучими руками и высвободился. Потом опять крикнул, сильнее прежнего крикнул:

— Эй, Бронзовая девушка Медной башни, выгляни ко мне!

Юноша опять ушел в землю больше чем до поясницы. Он вновь уперся в землю могучими руками и выскочил.

«Еще никто не смог позвать меня два раза»,— подумала Бронзовая девушка. Только подумала это, как юноша крикнул в третий раз:

— Эй, Бронзовая девушка Медной башни, выгляни ко мне!

Бронзовая девушка выглянула из башни и видит: внизу около башни стоит красивый юноша, а на голове у него золотой хохолок. Бронзовая девушка вышла из башни и говорит юноше:

— Будь гостем, хороший юноша, ум — путь указывает, счастье несет. Ум твой осилил, расколдовал ты заклятье. Я тоже выполню свое; войди в башню, видно, мы суждены друг другу.

Юноша с золотым хохолком и Бронзовая девушка вошли в Медную башню, ввели они в башню коня. Потом бронзовая девушка закрыла дверь башни, и башня поднялась высоко-высоко над землей, выше дерущихся гор поднялась она и полетела на широкую равнину к самой опушке Черного леса, туда, к шалашу.

Медная башня опустилась возле шалаша. Бронзовая девушка открыла дверь башни, махнула шелковым платком, шалаш исчез, а на его месте появился Медный замок.

5

Стали жить в Медной башне и Медном замке юноша с золотым хохолком, его жена, Бронзовая девушка, сестра с серебряными кудрями и собака, стали жить дружно.

Много ли времени прошло с тех пор, мало ли, кто знает, но злые тетки близнецов вспомнили о племянниках. Подошли они к опушке Черного леса, смотрят: вместо шалаша блестит на солнце Медная башня, и вокруг нее Медный замок раскинулся.

Удивились злые женщины. Вошли они во двор замка, а навстречу выбежала сереброкудрая племянница, веселая, приветливая, ласково поздоровалась с ними и говорит:

— Пусть за меня отблагодарит вас небо. За то, что вы сказали про Бронзовую девушку. Брат съездил за горы и привез ее себе в жены. Брат на охоту ушел. Заходите к нам, сделайте милость.

Зашли сестры, сМотрят; алдарская собака лежит на пуховой подушке, и все кругом блестит серебром и золотом. Племянница, сереброкудрая девушка, повела их в другую комнату, к невестке, и хоть на уме у сестер были черные мысли, подошли они к невестке, обняли ее и пожелали счастья. А что же им оставалось делать?

Сереброкудрая девушка и Бронзовая девушка богатый ужин подали сестрам, угостили их наславу. А когда собрались гостьи уходить, пожелали хозяйкам напоследок:

— Живите счастливо в своем замке, но нам жалко вас.

— Почему же вам жалко нас? — спросили сереброкудрая девушка и ее невестка.

— А как же иначе? Мы полюбили вас, как родных. А вы живете среди поля в одиноком замке и дышите псиной. Никто к вам не ходит, и вы никуда не ходите. Один мужчина у вас, и тот оставляет вас скучать, а сам целые дни бродит по полям и лесам.

— Брат не виноват, что уходит па охоту. Он любит нас больше, чем другие любят своих сестер и жен. Он каждый день приносит то оленей, туров и косуль, то куропаток и фазанов.

— Если бы правда была то, что ты говоришь,— ответили ей сестры,— то твой брат достал бы вам чудесную шубу, о которой мечтают все люди на земле.

— А что это за шуба такая?

— Вот какая шуба: воротник ее песни распевает, рукава в такт бьют, а полы симд заводят. Пока он не достанет вам эту шубу, не поверим, что он любит вас.

Тетки ушли, а сестра и невестка сговорились:

— Вернется наш охотник, мы не выйдем к нему навстречу, а потом скажем, чтобы привез нам эту шубу. Пока не привезет, не будем ни смеяться, ни есть, ни пить.

6

Вернулся охотник, свалил с плеч оленью тушу. Смотрит, жена его и сестра на него не глядят и ни слова не говорят, будто немые.

— Что случилось? Почему туман в бровях ваших?

— Пусть боги избавят нас от беды! — отвечают жена и сестра.— Нечему нам веселиться, петь и смеяться. Ты на целые дни оставляешь нас одних дома нюхать псину, сам же охотой забавляешься.

— Что же сделать, чтобы вы пели и смеялись?— спрашивает он.

— Есть на свете чудесная шуба, воротник ее песни распевает, рукава в такт бьют, а полы симд заводят. Думал бы ты о нас — нашел бы нам эту шубу.

— Да не простит бог богов тому, кто сказал вам об этой шубе: верно, хотят моей погибели — так трудно достать ее,— ответил юноша.

— Почему трудно? — спрашивают жена и сестра.

— Нелегко достать ее, да, нелегко. Не то другие уж достали бы.

— Но не в Стране же мертвых она! Тогда бы о ней никто ничего не знал.

— Правда, не в Стране мертвых эта шуба. Но далеко отсюда и надежна ее охрана.

— Коли так трудно достать эту шубу, она вовсе нам не нужна: без нее жили до сих пор, без нее и дальше проживем,— говорят ему жена и сестра.

Помолчали все трое: юноша думал, как бы достать сестре и жене чудесную шубу, а те жалели, что сказали ему о ней. Наконец юноша решил:

— Наутро я отправлюсь за шубой. А вы приготовьте мне еду. чтобы весом была легче пуха, а вкусом сладкая. Положите все в мои хордзены и один большой несоленый курдюк. А другую половину хордзенов наполните красной пшеницей.

7

На следующий день, как только в небе показался Бонварнон, юноша с золотым хохолком оседлал коня, к луке крепко-накрепко приторочил хордзены, взял тугой лук и колчан со стрелами, широкий меч, вскочил на коня и выехал со двора Медного замка. А из Медной башни долго смотрели ему вслед любимая сестра и молодая жена.

Сколько ехал юноша, кто знает. Но вот, наконец, доехал до родника с кислой водой. Соскочил с коня, лег на живот и вдосталь напился. Сел на коня и поехал дальше. Доехал до яблони с кислыми яблоками. Слез с коня, наелся этих кислых-прекислых яблок, будто бы были они самые сладкие. Отправился дальше. Ехал, ехал, кто знает сколько, и вот смотрит: вороны с булатными клювами стали налетать на него стаями. Юноша высыпал им из хордзенов красную пшеницу. А воронам чего лучше! Так и накинулись они на красную пшеницу. Юноша поехал себе дальше. Едва отъехал от ворон, как кровожадные волки напали на него, но юноша бросил им жирную солонину. Волки накинулись на жирное мясо, а на юношу и смотреть не стали.

Юноша доехал до железных дверей, остановил коня, достал из хордзенов несоленый курдюк, засучил рукава и обильно смазал двери. Они в тот же миг сами собой отворились. Петли их, бывало, жалобно скрипели, а теперь даже не слышно их было...

Юноша вошел в крепость и вынес оттуда чудесную шубу. Но шуба испугалась, не поет больше песен, не бьет рукавами и не пляшет симд, а кричит:

— Фадис! Железная моя дверь, уносят меня, задержи вора!

— Доставайся ему,— отвечает дверь.— Я столько лет тебя стерегла, ты никогда не смазала моих петель не только жиром, даже водой не побрызгала их.

Выбежал юноша из крепости. Шубу подмышкой держит, вскочил в седло. Поскакал ои к Медной башне. А шуба кричит, что было сил:

— Фадис! Мои кровожадные волки, уносит меня похититель! Отнимите меня!

— Некогда нам отнимать тебя, о себе пора позаботиться. Столько лет тебя берегли и никакого добра не видели. Пусть на счастье носит тебя щедрый юноша.

А юноша все скачет и скачет, все дальше от крепости, все ближе к дому.

Сильнее прежнего закричала шуба:

— О вороны мои, булатноклювые, спасите! Погибаю.

— Поздно спохватилась. Никогда ты не приветила нас, никогда не накормила даже ячменной шелухой. А юноша нас досыта накормил красной пшеницей.

Юноша без устали мчится на своем коне. Достиг он яблони с кислыми-прекислыми яблоками, шуба закричала во весь голос:

— Фадис! Яблоня моя, уносят меня насильно! Ты моя хранительница на том свете и на этом. Огради меня от насильника, не давай врагу унести меня!

— Пусть тебе еще хуже будет,— сказала яблоня,— что заработала, то и нашла. Все попрекала меня кислыми яблоками, хоть бы одно яблоко съела когданибудь. А этот гость наелся моих яблок, будто не яблоки мои, а мед ел.

Юноша скачет дальше. Вот-вот доскачет до родника с кислой водой.

— Фадис! Мой родничок, не упускай насильника!— кричит шуба.

— А мне что! От тебя только и слышал, что «кислый» да «кислый». Никогда ты даже глотка не выпила у меня,— отвечает источник.— А этот всадник лег возле и столько выпил, что я даже испугался, как бы он совсем меня не осушил. Пусть моя вода будет ему впрок, как молоко матери. Чтобы ты в добрый час попала в его руки и пусть твоим счастьем его счастье умножится!

Бронзовая девушка и сереброкудрая девушка так обрадовались возвращению мужа и брата, что трудно рассказать.

Немало прошло с тех пор дней и ночей. Хоть и жили счастливо и богато брат, сестра и Бронзовая девушка, но счастье это не было полным, потому что не знали они, где их отец и мать. И все обернулось нежданно-негаданно.

Как-то выехали на охоту охотники алдара. Погнались они за оленем, но олень исчез в Черном лесу. Охотники возвращались, не убив и зайца. Вдруг увидели большой замок, у замка высокая башня из меди, как золото блестит на солнце. Удивились алдарские охотники. Сколько они охотились в этих местах, а замка не видели. Заехали они во двор замка, слезли с коней, все осмотрели, браг и сестра с невесткой повели гостей в комнаты, хорошо угостили их и показали им, как поет и пляшет чудесная шуба. Алдарские охотники вернулись вселение,— старший охотник пошел к алдару и все ему рассказал.

— Завтра утром рано ждите меня во дворе: хочу поехать я в этот замок и посмотреть на юношу, на жену его, на сестру, на собаку и па шубу,— сказал алдар старшему охотнику.

Долго не мог уснуть алдар. Он вспоминал, как обещала жена родить ему сына с золотым хохолком и дочку с серебряными кудрями. «Когда я был в далекой стране, кто-то надругался над моей женой,— думал он.— Если правду рассказал охотник, то это мой сын и моя дочь, а Бронзовая девушка моя невестка».

И в сердце алдара сомнение вошло. «Не старшие ли сестры жены это сделали?» — подумал он.

Рано утром поехал алдар к Черному лесу, а за ним охотники.

Приехал алдар в замок и увидел юношу с золотым хохолком, увидел девушку с серебряными кудрями, невестку свою девушку из Медной башни, собаку старую, на пуховой подушке лежащую, и чудесную шубу.

Все понял и так сказал:

— Я ваш отец. Мать ваша в хадзаре нашем живет, а как живет она — увидите, а почему так живет она — узнаете сами. И суд достойный свершится. А теперь поедем домой.

Волю отца исполнили дети. И рядом с алдарским дворцом заблестел Медный замок с высокой башней.

Велел алдар распороть воловью шкуру и выпустить оттуда свою жену. Сереброкудрая дочь и невестка выкупали ее в молочном озере, и прежней красотой засветились ее глаза, улыбнулась, потом засмеялась от радости — и все обнимала и обнимала она сына, дочь и невестку.

А суд алдара был суров. Не послушал он молений жены и детей своих. Велел он старших сестер своей жены,— коварных женщин с черным сердцем и змеиным жалом,— привязать к хвостам пугливых жеребцов. И помчались пугливые жеребцы по равнинам и оврагам, по камням и колючкам, посуху и по грязи волоча за собой злых завистниц. От сестер не осталось даже костей.

Сколько дней и ночей прошло после этого, не знаю, но жена алдара вдруг опечалилась. Сколько ни спрашивали ее алдар, сын и дочь, сколько ни спрашивала невестка, не хотела она говорить. Наконец сказала:

— Потому горюю, что оставила я своего старого отца со злой мачехой. И кто знает, что сталось с. ним теперь!

— Не печалься, нана,— говорит ей сын.— Я поеду на твою родину. Если боги богов захотят, я найду его здоровым и веселым и привезу сюда.

Собрался в дорогу отважный юноша с золотым хохолком, взял питья и еды, что полегче и послаще, взял тугой лук и колчан со стрелами, широкий меч и вскочил на своего мудрого коня. Отец и мать, сестра и жена пожелали ему счастливого пути. И он отправился в ту страну, где жил его дед.

Никогда мудрый конь отважного юноши так не танцевал под седлом, как теперь, никогда он не рвался вперед, как теперь. Немного прошло времени, как юноша с золотым хохолком доехал. Застал он деда одинокого, старого, от горя сгорбленного. Не застал он лишь злой мачехи. От злости давно ушла мачеха в Страну мертвых.

Отважный юноша с золотым хохолком посадил деда на седло впереди себя и привез его во дворец алдара. Там он выкупал его в молочном озере, и в глазах старика сейчас же появилась радость, лицо просветлело, морщины исчезли и спина выпрямилась.

Узнал старик свою младшую дочь, и зятя своего — алдара и внука с внучкой, и невестку. II не было конца всеобщей радости.




Осетинские народные сказки

Невестка алдара

Шил-был один алдар. Были у него враги, но не мог алдар отомстить им, потому что враги были сильные, силой их не возьмешь, только хитростью.


Борис Житков

Храбрый утёнок

Каждое утро хозяйка выносила утятам полную тарелку рубленых яиц. Она ставила тарелку возле куста, а сама уходила.