Peskarlib.ru > Зарубежные авторы > Любомир ФЕЛЬДЕК > Про уточку Августочку

Любомир ФЕЛЬДЕК. Про уточку Августочку.

Распечатать текст Любомир ФЕЛЬДЕК - Про уточку Августочку

Жило-было одно утиное семейство. Отец — селезень Дональд. Мать — утка Дональдина. И дочка — уточка Августочка. Селезень Дональд и утка Дональдина очень боялись, как бы с их единственной доченькой не приключилось какой беды. Были они утки смышлёные и знали, что лучше всего уберегут дочку, коли воспитают её разумной и самостоятельной. Вот занесли они как-то дочку на середину речушки, сами воротились на берег и смотрят, что дальше будет. Стала уточка кричать, стала звать маму с папой.

— Не бойся! — откликнулись с берега селезень Дональд и утка Дональдина. Мы рядом, ничего с тобой не случится.

Услыхала уточка Августочка, что отец с матерью рядом, перестала кричать, начала загребать лапками, и — глядь — уже на берегу. Так и научилась плавать. Куда быстрее, чем другие уточки её возраста. Стали соседи поговаривать, мол, селезень Дональд и утка Дональдина лучше всех умеют воспитывать детей, надо бы им написать книгу «О педагогическом мастерстве» — пускай от них остальные родители ума-разума набираются.

Нетрудно догадаться, что было дальше. Селезень Дональд и утка Дональдина в самом деле принялись писать книгу. Чистых листочков в воздухе кружит видимо-невидимо, а в речной воде растворилась не одна капля чернил. Перо им подарила гусыня Орсина. Рыба-меч подплыла и остро-преостро отточила им это перо. Всё было готово — только садись и пиши. Селезень Дональд вызвался диктовать, а утка Дональдина решила писать под его диктовку. Стал тут селезень туда-сюда расхаживать, крылья за спиной потирает и диктует:

— Нет на земле ничего прекраснее, чем воспитание деток...

А утка Дональдина уселась на плоском камне, на другой, бугристый положила бумагу и пишет:

Нет на земле ничего прекраснее,

чем воcпитание деток.

Про уточку Августочку оба совсем забыли. А уточка Августочка плавала тем временем вверх-вниз по речушке. Плывёт вверх — глядит налево. Что там на берегу чернеет? Какая-то дыра. Плывёт вниз — глядит направо. Что там на берегу чернеет? Опять дыра. Подплыла она к дыре, видит: за дырой начинается какой-то коридор и в нём тоже вода. «Коридор как коридор, — подумала уточка, — ничего особенного, поплыву-ка я прочь». Да знаете, как часто бывает: подумает уточка одно, а сделает совсем другое! Вот и с уточкой Августочкой это случилось. Сама не заметила, как оказалась в коридоре. Плывёт по нему, плывёт и приплыла на такое место, от которого расходятся четыре коридора — все в разные стороны. Вода там бурлит и пенится. Закрутило тут уточку Августочку. Насилу остановилась. Остановилась — и уж ведать не ведала, по которому из четырёх коридоров сюда приплыла. Другая бы уточка до смерти перепугалась. Но уточка Августочка сказала себе:

— Я уточка Августочка, родители с малолетства приучали меня к самостоятельности и даже книгу пишут о моём воспитании, не могу же я их опозорить. Самой придётся решать, куда плыть дальше. Поплыву, поплыву — уж куда-нибудь да выплыву...

Плыла уточка Августочка, плыла по одному из четырёх коридоров и доплыла до самого конца. В конце коридора была труба. Что тут делать? Повернуть назад или пуститься в путь вверх по наклонной трубе? Вот идёт уточка по трубе, идёт и идёт, глядь — труба сужается. Это уже и не труба вовсе, а узенькая трубка. Будь уточка Августочка чуть побольше, ни за что бы ей не пролезть. Да только была наша уточка совсем маленькая и пролезть в узенькую трубку ей ничего не стоило. Идёт она дальше, идёт-покачивается, всё выше и выше по трубке. И вдруг — что такое? Уже и по узенькой трубке не пройти! Чем-то она заткнута. Протолкнула уточка Августочка затычку — плюх! — прямо на уточкину голову полилась вода. И вполне могла бы эта вода сбросить уточку назад, вниз по узенькой трубке, а потом по широкой трубе, и падала бы уточка Августочка до самого дна, до самого коридора, а может, и насмерть бы расшиблась, кабы не успела она уцепиться за эту затычку клювом. И хорошо сделала, что уцепилась: затычку подхватила чья-то рука и вместе с уточкой Августочкой подняла над водой. Видит уточка: попала она в какое-то совсем маленькое озерцо, и сидит в том озерце совсем неодетая девочка, держит её в руке, со всех сторон осматривает, смеётся и кричит:

— Ой-оо-оо-ой! Моя пластмассовая уточка-малюточка! Сколько я её искала! А она спряталась в ванне под пробкой!

Наверное, вы уже и сами догадались, что произошло. Коридор, куда заплыла уточка Августочка, был вовсе не коридор, а городской водосточный канал, по которому грязная вода стекала в речушку. Плыла уточка Августочка по городскому водосточному каналу, пока не доплыла до канализационной трубы одного дома и по ней до канализационной трубы одной квартиры. Да только что могла знать уточка о канализации? Что она вообще знала о квартирах?

— И не стыдно тебе? — прикрикнула она на девочку. — Купаешься в озерце неодетая! А вдруг мимо пройдут мальчишки?

— Ой-оо-оо-ой! — снова удивилась девочка. — Моя пластмассовая уточка-малюточка, пока пряталась, ожила! И даже разговаривать научилась! Только говорит всякие глупости и не знает, что ванна — вовсе не озерцо, а озерцо — вовсе не ванна!

Но что могла знать уточка Августочка о ваннах?

— Сейчас же надень трусы! — снова прикрикнула она на девочку. — Или, может, какой-нибудь озорник нарочно их спрятал? Поищу-ка я на берегу...

Сказала и — юрк! — вырвалась из рук девочки, выскочила из ванны на пол.

А в пол была вставлена круглая решётка для стока воды. Упала уточка Августочка прямо на эту решётку. Да кабы только на решётку, а то провалилась сквозь неё — и падает, падает... Сперва вниз по узенькой трубке, потом по широкой трубе.

На дне широкой трубы уточка не разбилась, а — бац! — плюхнулась в воду, и вода её понесла.

— Ах какая я неразумная! — воскликнула уточка Августочка, заметив, что вода уносит её назад тем же путём, каким она сюда приплыла. — Ах какая я неразумная! Поплыть бы мне сразу по течению, вода бы сама вынесла меня в нашу речушку!

Теперь уж уточка Августочка была умнее — поплыла по течению, и вода сама вынесла её в речушку.

Выплыла уточка Августочка в родную речушку и давай загребать лапками — к берегу торопилась. А выскочив из воды, стала шарить в кустах, девочкины трусы искать.

— Нашла! — вдруг радостно воскликнула она. И верно, за кустом лежали трусы.

Не растерялась уточка; хвать трусы — и назад, в воду.

— Эй, ты! — услышала она вдруг за спиной. — Брось сейчас же, разбойница!

Тут уточка Августочка почувствовала, как её подхватила чья-то сильная рука. Ой-ой! Оказывается, трусы, которые она держит в клюве, вовсе не девочкины. Это трусы какого-то старичка! Старичок уже переоделся после купанья, а мокрые трусы решил подсушить на травке. Да чуть вовсе их не лишился.

Долго ли, коротко ли — притащил старичок уточку Августочку к родителям и пожаловался, какая, мол, у них невоспитанная дочка. Пожаловался, покричал и ушёл. Рассердился тут селезень Дональд, заплакала утка Дональдина. А книгу «О педагогическом мастерстве» они писать бросили и по сию пору за неё не принимаются.

Любомир ФЕЛЬДЕК

Про пса Портоса

Все сказки о животных, которые вы прочитали, я писал в маленьком домике, где помещались только трое: я, моя жена Ольга да пёс Портос.
Валентина ОСЕЕВА

Волшебное слово

Маленький старичок с длинной седой бородой сидел на скамейке и зонтиком чертил что-то на песке.
Зарубежные авторы

Гримм Якоб и Вильгельм

Перро Шарль

Родари Джанни

Андерсен Ганс Христиан

Линдгрен Астрид

Гауф Вильгельм

Поттер Беатрис

Биссет Дональд

Киплинг Редьярд

Хогарт Энн

ТОП недели

Валентина ОСЕЕВА

Николай НОСОВ

Сергей АЛЕКСЕЕВ


Братья ГРИММ

Анни ШМИДТ

Ганс Христиан АНДЕРСЕН


Агния БАРТО

Сергей МИХАЛКОВ

Иван КРЫЛОВ


Русские сказки

Североафриканские сказки

Былины