Peskarlib.ru > Сказки народов мира > Керекские народные сказки

Керекская сказка. Волк-мужчина.

Добавлено: 24 мая 2019  |  Просмотров: 111

Распечатать текст


Я про Волка сказку расскажу.

Говорит Кукки жене:

— Дай-ка, Мити, соломенную нарту.

— Нет соломенной нарты, только плетеная веревка под рейками. Не верит Кукки, сам ищет.

— Что же ты ищешь?

— Да, нарту.

— Куда же идешь?

— Да вот пойду покатаюсь с горки.

Пошел Кукки. Покатился с горки.

— Ox! Как приятно, только небо перед глазами мелькает! — кричит от радости Кукки.

Покатился снова с горки Кукки и кричит:

— Ох! Как приятно, только небо мелькает!

Услышал Волк, как радостно кричит катающийся Кукки.

«Откуда же это он кричит?» — подумал Волк и пошел к Кукки.

— Эй, дедушка, что ты делаешь?

— Ох, напугал ты меня. Откуда пришел?

— Да вот услышал, как ты кричишь, катаясь, и подумал: «Пойду-ка посмотрю, как дедушка катается». Дай-ка я прокачусь!

— Нельзя тебе, в воду скатишься.

— Нет, не скачусь в воду, у меня длинные лапы. Что кричать мне, когда буду катиться?

— Кричи: «О, как приятно, только небо мелькает!»

— Ладно, так кричать буду, — и покатился Волк с горки.

Бульк — и свалился в море.

— Ой-ой! Дедушка, в воду упал. Вытащи! — закричал Волк.

— Нет, не вытащу. У тебя же длинные лапы, а у меня кривые когти, потому я и не падаю в воду.

— Послушай, дедушка, вытащи!

— Нет, не вытащу.

— Ну вытаскивай же, ноги коченеют.

— Нет, не вытащу, ты же длиннолапый.

— Дедушка, я тебе стадо блох дам.

— Не нужны мне блохи.

— Послушайся, дедушка, ноги коченеют, — кричит из воды Волк.

— Я же говорю тебе, что не вытащу! — упирается Кукки.

— Стадо баранов дам.

— Врешь, мои дети сами горных баранов добывают.

— Тогда стаю росомах дам!

— Не нужно мне. Я же говорю тебе, мои дети разных зверей добывают.

— Что же дать тебе, — рассуждает Волк — О, длинноухую сестру за тебя замуж отдам.

— Ну! — обрадовался Кукки. — Эй, тесть, подожди-подожди, сейчас вытащу тебя.

Вытащил Кукки Волка.

— Бр-р-р! Чуть ноги не окоченели, — говорит Волк и выжимает свою одежду. Кукки помогает ему.

— Ну как? — спрашивает Кукки. — Отдашь свою сестру за меня?

— Нет у меня никакой сестры.

— Ка-а-к?! Обманул меня! Хватит, я перестал кататься, — обиделся Кукки. — Ты какой долиной пойдешь?

— Да по долине Ватвыткавнын. А ты?

— Я в верховья реки Антчины пойду.

Разошлись в разные стороны Кукки и Волк. Пошли они по долинам рек, а в верховьях они сходятся. Дошел до истоков Ватвыткавнына Волк. Поднялся в верховья реки Антчины Кукки. И вдруг превратился в кусок жирного мяса задней части оленя.

— Ого! — удивился Волк. — Спасибо, друзья пищу мне оставили.

И тут же съел кусок мяса. А это Кукки был.

Пошел Волк домой, а в животе у него Кукки стал шевелиться.

— О, это, наверно, мой отец принес и развесил здесь в пищевом складе кишки, — рассуждает в животе Волка Кукки и вдруг выбрасывает кишки наружу.

— Дедушка, будто ты из меня говоришь?

— Нет меня здесь, я дома, в пищевом складе сижу.

— Ой, мои кишочки выбросил!

— Да нет же меня здесь, я дома, — а сам почки выбрасывает. — Тьфу! Это, наверно, Итчым свои торбаза вонючие повесил.

— Ой, мои почечки!

— Что ты кричишь, я же дома, в пищевом складе, — а сам легкие выбросил. — Тьфу! Опять это Итчым принес.

— Де-душ-ка, мои легкие!

— Не выдумывай, я же дома, в пищевом складе, — а сам сердце выбросил. — Тьфу! Это, верно, копье пуйитынпытып. Зачем оно здесь висит?

— Де-душ-ка! Моя душа! — и умер Волк.

— Ой-ой! Убил Волка! — закричал Кукки и вышел из него.

Пошел Кукки домой. Увидел его Ауппали и говорит матери: — Мама, папа с катанья идет.

— Что ж, пусть приходит, — отвечает мать.

Сердится Кукки, кричит:

— Ауппали! Скажи матери, пусть обряд благодарения совершит!

— Ладно, — и Ауппали зашел в землянку. — Мама, папа что-то волочит. Сказал, чтобы ты обряд благодарения совершила.

— Ну что ж, однако иди и посмотри, что же он волочит, — а сама стала обряд совершать. Запела: «Ку-у-кки во-о-лка без потро-хо-о-в уби-и-л!»

Зашел Кукки в землянку:

— Хватит танцевать, пришел вот я.

— Пусть дочери добычу освежуют.

— Нет, не надо свежевать. Пусть целиком будет.

Вышла наумат — теща, встретила отца

— Так сделай. Отнеси волка в пищевой склад и сторожи там, шитьем занимайся.

Заснули вороны. Кукки крепко заснул.

А тем временем братья-волки пошли по следам. Кукки сидит у дверей землянки и вяжет сеть. Младший сын его Ауппали выходит из землянки к отцу.

— Выходи почаще, посматривай кругом, — говорит ему Кукки.

— Папа, смотри, два волка идут, — сказал ему Ауппали.

— О, подожди, сейчас шарики из жира сделаю. Пойдешь к тому месту, куда они должны прийти. Сделай вид, что играешь и оставь шарики, — говорит Кукки Ауппали.

Подошли братья-волки и увидели:

— О, наверно, мальчик Ауппали играл здесь и уронил шарики, — решили они и тут же съели их.

Подошли к землянке. Кукки около дверей сетку вяжет.

— О, пришли!

— Да, дедушка! Что с нами? Качает нас, в глазах темнеет!

— Наверно, съели что-нибудь?

И тут же сдохли волки.

— О, опять двух волков убил, — обрадовался Кукки и отнес их в пищевой склад к дочери:

— Вот еще принес, сторожи их...

Тем временем маленький волчонок спрашивает у своих родителей-стариков:

— Здесь много лежек было, пустые они, я один остался.

— Мы же в разных местах бываем, много лежек оставляем Волчонка зовут Вечовтын. Заснули родители-волки, пошел по следам братьев Вечовтын...

Кукки опять сидит у дверей, сетку вяжет. Кукки большой шаман-колдун. Ауппали часто из землянки выходит.

— Выходи почаще, посматривай, — говорит ему Кукки.

В другой раз вышел Ауппали и увидел:

— Папа, один маленький волчонок идет.

— Да, наверно, Вечовтын, — Кукки-то знает. — Отнеси шарики и положи их на его пути.

Отнес шарики Ауппали, оставил их на пути волчонка, а сам в землянку вернулся.

Бежит по следам волчонок и вдруг увидел шарики. «Что это?» — подумал он и взял их с собой.

— О, пришел! — приветствовал его Кукки.

— Да! Не приходили ли сюда мои братья? — спросил Вечовтын.

— Нет, не приходили, только мы одни, — ответил Кукки.

Тут Вечовтын показывает шарик, зажатый в кулаке, и спрашивает:

— Дедушка, что это?

— Ох ты! — испугался Кукки, юркнул в полог и залез под шкуры.

— Что ты делаешь?! — закричала Мити. — Так напугать можешь! Куда ты?!

— Волчонок пришел, шарик показал и спросил: «Что это?»

— Так чего же прячешься?! Раз проказничаешь, так иди к нему, — упрекает его Мити.

Вошел Вечовтын в землянку.

— О, пришел ты! — приветствовала его жена Кукки.

— Да, вот я. Бабушка, что это? — показывает Вечовтын шарик.

— Не знаю, не знакомо мне это. Тьфу! — плюнула Мити, а сама подумала: «Не проведешь дочь Акальтчики». — Кукки, выходи, чего боишься? Ты же мужчина. Я женщина и то не прячусь.

— Нет, нет, не выйду. Я спать хочу.

— Ну и будь там! — рассердилась Мити. Уже стемнело. Вечовтын и говорит:

— Домой пора, пойду.

— Ну что ж, иди, — ответила Мити. — Только не подсматривайте за мной.

Пошел Вечовтын к пищевому складу, в котором дочь Кукки Cинильлымнылнaккут сторожит убитых волков, и закричал:

— Эй, здесь мои братья находятся?

— Да, здесь.

Разбудил братьев Вечовтын и говорит им:

— Как же с этим волком будем? Он же без внутренностей. Оставим его. А ты следом за нами иди, — сказал он Синильлымнылнаккут.

Пошла дочь Кукки к волчьему народу. Привел ее Вечовтын и говорит родителям:

— Вот, встречайте!

Вышли родители.

— О, пришли! Быстро. Где же братьев нашел?

— Да вот дедушка их одним разом убил, а за это я его дочь увел.

Боится Синильлымнылнаккут. Впервые она среди волков.

— О, женщина пришла!

— Да!

— Заходи же!

— Да, зайду, — и Синильлымнылнаккут зашла в волчье жилище. Так и осталась там. Заснули волки-люди...

Пошла Мити к пищевому складу посмотреть. Дочери нет и только один волк без внутренностей там лежит.

— О, какой Кукки пакостник! Даже дочь украсть дал — возмутилась Мити и вернулась в землянку.

— Кукки, Кукки! — закричала она.

— А-а!

— Нет нашей дочери, волков тоже нет!

— Ой-ой! — испугался Кукки. — Наверное, Вечовтын это сделал, он был недавно.

— Там только один волк без внутренностей остался.

— Пойду-ка внутренности ему вложу, оживлю его, пусть домой идет.

Вшил Кукки волку внутренности из разных кусочков мяса.

— О! — ожил Волк. — Кто же со мной такое сделал?!

— Да я так сделал, — ответил Кукки. — Иди домой, я разбудил тебя. Наша дочь пропала. Наверно, у вас. Приведите ее, не задерживайте.

— Ладно, приведем.

Пошел Волк домой. Приходит к себе.

— Вот я, мать, встречайте!

— О, кто пришел? Наверно, наш, который вчера ушел.

— Да, там мы оставили, не знали, что делать, потому что без внутренностей он был, — сказал Вечовтын.

— Что же с тобой сделали?

— Дедушка внутренности мне вложил, разбудил меня. Завтра, как только проснемся, отведем их дочь домой, а то опять что-нибудь сотворит с нами.

— Да, да, отведите ее домой, сейчас отведите, — сказали старики.

Отправились волки к жилищу ворона. Вечером пришли.

— Волки, вы здесь побудьте, я сначала поговорю, — сказала Синильлымнылнаккут.

— Мать, вот пришла я, встречайте!

— Ой-ой! — закричал Кукки. — Будто моя теща пришла!

Вышла Мити..

— О, пришла ты?

— Да, пришла! Волки привели меня.

— Где же они?

— На улице.

— Скажи им, пусть заходят.

— Где вы, волки? Заходите!

— Нет, не зайдем мы. Кукки мстить будет. Мы торопимся.

— Ну что ж, может угостить вас чем-нибудь?

— Нет, мы рады, что вашу дочь привели. Жалко ее. Вы же ничего не знали о ней.

Мити ввела дочь в землянку. Кукки все еще дрожит от страха, — под постелью прячется. Говорит ему Мити:

— Смотри, мать пришла.

— Откуда пришла мать?

— Да вот волки меня привели.

Вернулись волки домой. Кричат:

— Встречайте! От дедушки пришли мы, дочь у него оставили.

— Что же дедушка сказал?

— Да он боится, не показывается.

— Ну хватит, успокоились и не балуйтесь...

Синильлымнылнаккут стала говорить Кукки:

— Как же ты спас меня?

— Да вот оживил волка, который без внутренностей был, и послал его к братьям. Он пообещал, что приведет дочь. Говорит: «Старуху жалко». Ну, хорошо, что вернулась.

Заканчиваю сказку рассказывать, только это знаю.






Керекская сказка

Мальчик с луком

Говорят, давно это было, очень давно. В то время керекского народа еще много было. Кереки оленными были. И вот стали появляться на керекской земле враги.


Сергей МИХАЛКОВ

Не спать!

Я ненавижу слово «спать»!
Я ежусь каждый раз,
Когда я слышу: «Марш в кровать!
Уже десятый час!»