Peskarlib.ru > Сказки народов мира > Американские народные сказки

Американская сказка. Глоток вина для змеи.

Добавлено: 17 января 2018  |  Просмотров: 497

Распечатать текст


Ручаться нельзя, что история эта правдива. Однако сами посудите: если некто каждое воскресенье ходит в церковь, разве станет он в субботу врать первому встречному?

Вот этот аккуратный ходок в церковь и поведал данную историю, он поклялся, что всё в ней святая правда и что произошло это как раз, когда в виргинской речке под странным названием Коровий Выгон он удил рыбу. В то время по берегам этой речки городов ещё было мало, всё пространство покрывали леса и болота.

— Так вот, — рассказал он, — стояло тёплое погожее утро, и я отправился на реку, чтобы поудить рыбку.

Пошли мы, стало быть, вдвоём — я и моя старшая дочь Кэрол, которая была великая охотница до рыбной ловли, почти что как я. Я нёс удочки, а Кэрол — корзину, сплетённую ею из ивняка. А в корзине той было полно всякой снеди, да ещё кувшин золотистого вина из одуванчиков, какое её мамаша приготовила прошедшей весной. Каждую весну она готовила вино из одуванчиков, и вот вам моё честное благородное, никто лучше её не умел его делать во всей Виргинии.

Насчёт живца мы не беспокоились, потому как червяка я мог изловить везде, а то и лягушку. Их всюду пруд пруди.

Так мы и шли, покамест не добрели до реки. Выбрали местечко, сели. Вот тут-то я и вспомнил о наживке.

"Кэрол, — говорю я, — нам бы живца теперь!"

Уселись мы так уютно, точно кролики под кустом, и до того неохота мне было подниматься. Гляжу я вокруг, нельзя ль чего нибудь вырыть поблизости, как вдруг замечаю старушку мокасинную змею. Лежит неподалече, а в пасти у ней жирненькая такая лягушка, и она её вот-вот заглотнёт.

"Эх, была не была! Что змея её заглотит, что на живца я её возьму, для неё всё едино", — подумал я.

Стало быть, встал я, нашёл палку вроде рогатки, прижал змею к земле и вытащил у неё из пасти лягушку нам на живца.

Палку потом выбросил, а старушка мокасинка поглядела на меня с таким укором, что я почувствовал, будто виноват перед ней. Пасть у неё была всё так же разинута, а глаза ну впрямь молили меня о чём-то.

Да-а, вы ж знаете, человек я богобоязненный и сердобольный, не могу видеть, когда живая тварь страдает. Лягушку ей отдать я, понятное дело, не мог, потому нужна она мне была самому. А рядом стоял кувшин с одуванчиковым вином, который Кэрол вытащила из корзины, чтоб не упал, не пролился. И недолго думая я плеснул глоток прозрачного одуванчикового сока прямо в глотку старой мокасинке.

Ай-ай-ай, вы бы посмотрели на неё! Только не убеждайте меня, что змеи улыбаться не могут, слово даю, эта старая мошенница расплылась в самой что ни на есть счастливой и благодарной улыбке.

Я себя больше не чувствовал виноватым, раз змея теперь глядела счастливой, и сел удить рыбу. Рыбы было много, и мы с Кэрол вскорости наловили её целую гору. Она лежала прямо на траве, а Кэрол всё трещала, не закрывая рта, это она унаследовала от своей матери, а та если начнет говорить, так словно речка журчит.

Я её вполуха слушаю и вдруг чую — кто-то легонько толкает меня в ногу. Быстро оборачиваюсь, а это мокасинная змея тыкает меня хвостом. Сама голову задрала, а во рту у неё опять лягушка!

Ах ты, дождик косой! Снимите с меня шляпу, загоните на чердак и уберите лестницу, коли я не верно понял.

Стало быть змея говорит мне на своём змеином языке: "Видишь, хозяин, я принесла тебе другую лягушку, так дай ты мне, ради Бога, ещё глоток этого одуванчикового сиропа!"

Ну куда мне было деваться? Человек я сердобольный, а потому взял я у неё из пасти лягушку и налил ей туда глоток одуванчикова вина. Но потом я дал ясно понять этой мокасинке, что больше в лягушках не нуждаюсь, а в одуванчиковом вине очень даже нуждаюсь для поддержания сил.

Змея поглядела на меня так грустно, но уползла, ничего не сказала.

Мы с Кэрол много наловили тогда и домой отправились с полной корзиной рыбы.

С тех пор я никогда не хожу удить рыбу без кувшина одуванчикова вина, а потому о наживке могу не беспокоиться, сами понимаете.






Американская сказка

Угадайте, кто?

Жила однажды на свете очень миловидная молоденькая негритянская девушка. Глаза ее всегда смеялись, а ноги танцевали. Все молодые люди были от нее без ума, о чем каждый сообщал ей. Ее всегда сопровождала целая свита, куда бы она ни шла. Юноши готовы были даже бросить работу, только бы полюбоваться на нее.


Агния БАРТО

Любочка

Синенькая юбочка,
Ленточка в косе.