Peskarlib.ru > Русские авторы > Альберт ИВАНОВ

Альберт ИВАНОВ. Как Хома и Суслик в воду глядели.

Добавлено: 6 апреля 2007  |  Просмотров: 8159

Распечатать текст


Сидели как-то на берегу ручья Хома и Суслик. Возле Дальней рощи.

Они там часто сидели, им там нравилось. Сидели и на воду смотрели. На свои отражения. А отражения на них из воды смотрели. На Хому и Суслика.

— Вода ведь уплывает? — вдруг сказал Суслик.

— Уплывает, — сказал Хома.

— И новая приплывает? — сказал Суслик.

— Ага, — сказал Хома. — И так всё время.

— Чего ж она всё не уплывёт?

— А её много, — сказал Хома. Подумал-подумал Суслик и лапу Хоме пожал.

— Спасибо, Хома.

И снова на своё отражение уставился.

— А почему же моё отражение не уплывает? — спросил Суслик.

— Уплывает, — ответил Хома. — Не веришь?

— Проверим, — нахмурился Суслик. И вверх по ручью ушёл.

— Плывёт? — крикнул Суслик.

— Пока нет, — отозвался Хома.

Подождали немного.

— Плывёт? — крикнул Суслик.

— Нет, — отозвался Хома. — А ты в воду смотришь?

— Смотрю, — обиделся Суслик.

— Значит, оно ещё в пути. Снова подождали.

— Плывёт? — сердито крикнул Суслик.

— Нет, — забеспокоился Хома. — Может, оно где-то по пути застряло?

— Нигде не застряло! Оно и не плыло даже! — вернулся Суслик. — Вечно ты меня обманываешь!

— Так вот же оно, — обрадовался Хома, указывая лапой на воду. — Приплыло!

И точно, рядом с отражением Хомы — отражение Суслика на воде.

Посмотрел недоверчиво Суслик, даже носом к ручью склонился — вроде оно.

— Хм, — удивился Суслик. — Похоже на моё.

— Ещё б не твоё, — буркнул Хома. — Ты у нас один такой страшный.

— Значит, это не я, — сказал Суслик.

— А рост? — сказал Хома. — У тебя рост выше моего. И у отражения твоего выше.

— Тогда это я, — признался Суслик и хихикнул. — Я тебя раскусил. И ничуть оно не приплыло. Оно здесь оставалось и никуда не плавало.

— Отойди от берега! — рассвирепел Хома. Суслик побурчал, побурчал, но отошёл.

— Нет твоего отражения! — воскликнул Хома.

— Есть, — упрямился Суслик. — Просто я его отсюда не вижу!

— Нету, — настаивал Хома. — Не-ту! Сам посмотри.

— И посмотрю. И посмотрел.

— Есть! — вскричал Суслик. — Вот оно! Хома так и ахнул.

— Странно... Раньше не было. Ну, честное слово!

— Было! — настаивал Суслик.

— Конечно, не было, — догадался Хома. — Это новое отражение. А старое вниз по течению уплыло. Не веришь — сбегай и проверь.

— Сбегаю, — пропыхтел Суслик. — Проверю. И побежал проверять. Долго ждал его Хома. Целый месяц. Пришёл наконец Суслик. Еле ноги приволок.

— Ну? — грозно спросил Хома. — Убедился?

— Убедился, — задыхаясь, сказал Суслик. — Ой, замучился... Я его сразу за поворотом догнал. Посмотрел в воду — оно. Побежал дальше — опять оно. Ещё дальше — снова опять! Знаешь, Хома, сколько их? Не сосчитать!.. До самой реки добежал, куда ручей впадает, — везде мои, а твоих нет! — выпалил он.

— Ты только не огорчайся. Просто мои плавучей. А твои, наверно, потонули!

— Или ты смотрел плохо, только сам на себя любовался, — строго заметил Хома, — или мои все твои обогнали. Раз мои отражения меньше, значит, они легче. А раз они легче, значит, их уносит быстрее!

С этого дня Суслик и Хома каждый день прибегали в ручей заглянуть.

Поглядят, отвернутся и снова посмотрят на свои отражения — пусть себе уплывают вниз по ручью.

И так приятно им было знать, что плывут их отражения, бесконечной цепочкой, через всю большую страну: сначала по ручью, затем по реке, потом по морю.

Плывут себе, волосок к волоску вылизан, лапы гордо на груди сложены, рты до ушей улыбаются.

А все любуются на них и весело кричат:

— Привет Хоме и Суслику!

Перелётные птицы кричат, мальчишки-рыболовы и далёкие китобои в открытом океане.




Альберт ИВАНОВ

Как Хома и Суслик последнее поделили

Наступила зима. Снегу! Земли не видно, снег на снег падает.


Ганс Христиан АНДЕРСЕН

Русалочка

Далеко в море вода синяя-синяя, как лепестки самых красивых васильков, и прозрачная-прозрачная, как самое чистое стекло, только очень глубока, так глубока, что никакого якорного каната не хватит. Много колоколен надо поставить одну на другую, тогда только верхняя выглянет на поверхность. Там на дне живет подводный народ.