Peskarlib.ru > Зарубежные авторы > Витауте ЖИЛИНСКАЙТЕ

Витауте ЖИЛИНСКАЙТЕ

Про Снежинку, которая не таяла

Добавлено: 13 декабря 2016  |  Просмотров: 208

С неба, медленно кружась, падала Снежинка. Дело к весне, земля почти совсем отогрелась, снег шел, наверно, в последний раз. Снежинки были редкими, но зато большими и красивыми, а та, о которой я вам рассказываю, – самой большой и самой красивой.

– О, – шептала она, глядя вниз. – Какая она интересная, эта земля, какая огромная! Пока я жила у матушки Тучи, мне было так скучно. А теперь… Но что это? – насторожилась Снежинка, увидев, что ее белые сестрицы исчезают, едва коснувшись земли, словно их вовсе и не было. Лишь на том месте, куда они опустились, несколько мгновений темнеет мокрое пятнышко, однако и оно вскоре пропадает. – Значит… значит, и мне суждено растаять? – поразилась Снежинка. – Значит, и мне суждено исчезнуть?… Но я не хочу, не хочу, не хочу исчезать! Хочу жить на этой прекрасной земле, ведь я впервые ее увидела! За что же судьба так безжалостна ко мне?

Заламывая белые ручки, плача л горько жалуясь на свою долю, Снежинка приближалась к земле. А сверху на доченьку смотрела матушка Туча, сочувственно и озабоченно прислушиваясь к ее жалобам.

– Ну хорошо, – сказала Туча, когда Снежинка уже вот вот должна была опуститься на землю. – Быть по твоему! Ты не растаешь и не исчезнешь, навсегда останешься такой же белой и прекрасной, как сейчас. Только смотри, – предупредила она, – больше никогда не плачь!

– Ни единой слезинки не пророню, – вытирая глаза, пообещала Снежинка.

И вот она легко коснулась теплой весенней земли и – о чудо! – не растаяла. Белая белая, грациозная, как балерина, поднялась она на свои стройные ножки, огляделась, весело рассмеялась и, постукивая ледяными туфельками, побежала по лугу.

Между тем Туча уплыла на север, небо прояснилось, ярко засверкало солнышко. От редких снежинок и следа не осталось. Всюду пробивалась травка, засветились золотые головки одуванчиков, зашелестели первые былинки. На луг вышла корова. Прожив всю долгую зиму в тесном хлеву, она так радовалась весеннему раздолью, что беспрерывно мычала и прыгала, как телушка. И вдруг заметила Снежинку.

– Белая ммуха? – выпучила она свои большие глаза. – Ммаммочки, да это же снег! А почему не тает?

Снежинка лукаво рассмеялась, хотя не без опаски: ведь она еще никогда не встречалась с коровами…

– Му ужас!… – тоскливо замычала корова. – Снова зима? Снег бывает зимой, значит, на лугу еще зима, а если зима, то я могу замерзнуть! – И побежала обратно в свой темный хлев.

Снежинка насмешливо посмотрела вслед трусливой корове и пошла себе дальше. Вскоре добралась она до шоссе. Долго шагала по широкой асфальтовой ленте, но конца дороге все не было. Тогда Снежинка уцепилась за крыло проезжавшего мимо мотоцикла и так доехала до города.

Люди уже ходили тут без пальто и без шапок, дети лакомились мороженым в вафельных стаканчиках. Долго бродила Снежинка по улицам, пока не попала на широкую площадь, посередине которой раскинулся большой сквер со свежей зеленью деревьев и кустов, с цветами на клумбах. В колясках спали малыши, мальчишки и девчонки катались на трехколесных велосипедах, а голуби преспокойно клевали насыпанные им крошки. Снежинке все удивительно интересно – только успевай смотреть! «Какое счастье, что матушка Туча услышала мою просьбу и не дала растаять! – радовалась она. – Подумать страшно: ведь я могла бы никогда не увидеть всей этой красоты!»

– Снежинка! – закурлыкал вдруг один из голубей. – Гляньте, братцы, Снежинка!

– Нерастаявшая Снежинка! – подхватили, дивясь, подоспевшие голуби. – Ах, какая прелесть!

Следом за голубями прибежали дети, обступили Снежинку и даже присели на корточки.

– Может, она пластмассовая? – толковали дети. – А может, стеклянная? Нет нет, не стеклянная и не пластмассовая, самая настоящая! От нее холодок идет. Наверно, сейчас растает…

Снежинка, склонив головку, хитро усмехнулась. Ей очень нравилось, что все интересуются, восхищаются, следят за каждым ее шагом. Окруженная притихшими от удивления ребятами, она весело притопнула ножкой, раскинула тоненькие ручки и принялась, не касаясь земли, отплясывать стремительный танец метели. Словно крохотная балерина, носилась и кружилась она по всему скверу, по всей широкой площади, а голуби, дети и даже взрослые бегали следом, любовались и громко ахали:

– Ах, какая прелесть!… Ах, как замечательно!… Это же настоящее чудо природы!…

Но вот улицу окутали вечерние сумерки, и все разбрелись по домам. Голуби попрятались под стрехой, ребята отправились ужинать и спать. Осталась наша Снежинка одна одинешенька. Она очень устала, ее маленькое сердечко стучало, как молоток по наковальне. Кто кто, а уж она то заслужила отдых! Но где найти приют на ночь? Неподалеку алела клумба с тюльпанами, и Снежинка, недолго думая, впорхнула в чашечку самого большого цветка. Тут было уютно, мягко, и Снежинка блаженно улеглась на алом бархатном лепестке.

– Ой, – поежился тюльпан, – какая ты холодная! Меня дрожь пробирает!

– Я только немного отдохну и снова выскочу, – пообещала Снежинка.

– Ну уж нет! – решительно отрезал тюльпан. – Этого я не вынесу! Застудишь – и конец мне! Ступай ка отсюда прочь, да поскорее!

И он так затряс своей алой чашечкой, что Снежинке волей неволей пришлось выбираться оттуда и искать приют в другом месте. Прижалась она к длинной травинке.

– Это еще что такое?! – встала дыбом травинка. – Я целый день солнечным теплом запасалась, а тут вдруг ледяной холод? Так можно сразу пожелтеть и увянуть. А ну ка, убирайся прочь!

Снежинка испуганно соскользнула с травинки и, покачиваясь от усталости, побрела по улицам. Всюду царила ночь, всюду было пустынно и темно, только ко всему равнодушные уличные фонари бросали вокруг неживой, голубоватый свет.

Вдруг Снежинка остановилась и прислушалась: из приоткрытого окна доносился детский плач. Взлетев вверх, Снежинка заглянула в окно и сквозь щелку в форточке пробралась в комнату.

В кроватке сидел мальчик и, всхлипывая, озирался по сторонам. Видимо, папа и мама крепко спали и не слышали его плача. Снежинке стало жаль малыша. Она вспрыгнула на одеяло и стала там кувыркаться. Это получалось у нее так ловко и весело, что мальчик, глядя на нее, рассмеялся, слезы у него высохли.

– Ля ля ля, – подпевал мальчуган, протягивая Снежинке теплую розовую ладошку. Снежинка уселась на нее, и мальчик стал прижимать гостью к щекам, подбрасывать, как мячик, даже лизнул кончиком языка. Наконец, наигравшись, заснул. Снежинка тоже задремала, прижавшись к груди мальчугана, довольная тем, что наконец то нашла приют.

Разбудил ее кашель. Малыш кашлял долго и громко, пока не открылась дверь комнаты и не появилась его мама. Она встревоженно приложила ладонь ко лбу сына.

– Какой горячий лоб! – забеспокоилась мама и поставила малышу градусник. Ртутный столбик дополз до сорока градусов!

Мама бросилась к телефону, вызвала скорую помощь. Через несколько минут в комнату вошел доктор.

– Воспаление легких, – сказал он, осмотрев мальчика.

– Не понимаю, когда он мог простудиться, – растерянно бормотала мама. – В комнате тепло, не дует, хоть форточка и открыта. Вечером, когда я укладывала его спать, он был совершенно здоров.

– Придется отвезти в больницу, – решил доктор.

Мальчика положили на носилки и понесли в машину скорой помощи. Кроватка осталась пустой. Снежинка выбралась из под одеяла и снова выпорхнула на улицу. Ей было очень грустно – неужели малыш заболел из за нее?

А город все еще крепко спал. Стояла глубокая ночь. За балконной решеткой светилось одно окно. За ним горела настольная лампа. Через стекло виднелась склоненная над книгой седая голова. Снежинка взлетела к балкону и на цыпочках прокралась в комнату. Там за письменным столом сидел старенький седой дедушка.

– Что ж, – шептал он, – кажется, недаром прожил я свою жизнь: написал много книг о мудрости мира, о том, что все в нем постоянно изменяется, что нет ничего вечного; каждый цветок когда нибудь вянет, каждая звезда гаснет, на смену ночи приходит утро, а под лучами весеннего солнца тает зимний снег… Ой, что это?

Ученый увидел, что к нему на стол опустилась большая белая снежинка.

– Неужели зрение стало изменять мне? – Старик потер уставшие глаза, надел очки и снова взглянул на стол: да, на обложке одной из его толстых книг белела большая снежинка! Когда ученый коснулся ее пальцем, то ощутил ледяной холод.

– Какое странное, необъяснимое явление! – воскликнул он. – Более чем странное… Я ничего, ничего не понимаю… Может, внезапно похолодало, подул северный ветер и принес в город снег?

Он вышел на балкон и огляделся. На улице сухо и тепло, никакого северного ветра, никакого снега нет и в помине. Совсем сбитый с толку, ученый вернулся в кабинет, где под раскаленной настольной лампой преспокойно сверкала настоящая зимняя снежинка.

– Вот ведь какие чудеса… – грустно вздохнул ученый. – Оказывается, в природе существуют нетающие снежинки, неподвластные никаким законам. Значит, все мои книги неправильные и все мои труды пойдут насмарку? Неужели под конец жизни вынужден я признавать, что и сам ошибался, и других обманывал? – Старик закрыл лицо морщинистыми руками. В голосе его слышалось столько горького разочарования, что у Снежинки дрогнуло сердце. Она виновато опустила глаза и тихонько выпорхнула в форточку.

– Почему, – спрашивала она себя, – почему я всегда и всем приношу только боль и несчастье? Почему?…

Опустившись на землю, она скользнула в подвал старого дома и забилась в глубокую темную щель.

– Больше не буду никому мешать, – решила Снежинка. Дождусь тут следующей зимы. Другого выхода у меня нет.

В щели было темно темно, пахло сыростью и плесенью. Время от времени забредали сюда моль или паук, но, почувствовав ледяной холод, спешили убраться подальше. В конце концов Снежинке так опротивели одиночество и мрак, что она не утерпела и снова выбралась на белый свет.

В городе уже царило настоящее лето. За углом стояла тележка с мороженым.

– Вкусное холодное мороженое! – предлагала свой товар продавщица. – Сливочный пломбир! Эскимо на палочках! Ореховое в шоколаде!

Снежинка подобралась к тележке и, улучив момент, шмыгнула в ящик, где лежали пачки с мороженым и большие куски льда. Снежинка очень обрадовалась.

– Ура! – воскликнула она. – Какое счастье! Вы тоже не растаяли и никогда не растаете! Ах, какая радость! Теперь я не одинока! – И она нежно, как к родной сестрице, прижалась к ледяной глыбе.

Но что это? От льдины пошел пар, и она стала худеть, худеть, пока не исчезла совсем, но в лужицу, как следовало бы настоящей льдине, не превратилась! Присмотревшись получше, Снежинка поняла, что лед то здесь искусственный!

Ее охватило отчаяние, она стремглав выскочила из ящика. Горячее солнце слепило глаза. По мостовой проносились запыленные автомобили. Разомлевшие от жары воробьи искали лужицу, чтобы напиться. С набитыми сумками, обливаясь потом, шли люди. Все куда то спешили, у всех какие то дела. Только одной Снежинке некуда было спешить и нечего было делать. На шумной, залитой солнцем улице она почувствовала себя еще более одинокой, чем в мрачном подвале. С завистью вспомнила своих белых сестриц, которые таяли, едва коснувшись земли: ведь им не довелось изведать одиночества и никому не принесли они горя. Только она, несчастная, металась под палящим солнцем, не находя себе места, вызывая у всех изумление и нарушая привычный порядок. Снежинка жалобно вздохнула и прижалась к железобетонному электрическому столбу. Что делать, куда деваться, как жить? Подняла глаза в далекое немое небо, и вдруг ее осенила спасительная мысль. Прытко взобравшись на самую верхушку столба, она с мольбой протянула ручки вверх.

– О матушка Туча! – воскликнула она. – Милая моя матушка! Я уже хочу растаять, хочу исчезнуть! Выслушай, не покидай меня!…

Но в небесной вышине проплывали совсем другие тучи. Они ничего не знали про нерастаявшую Снежинку. Они даже не слышали ее. Плыли себе в синеве, а вслед за ними летели все новые тучи, такие же глухие к просьбам одинокой Снежинки.

Так никого и не дождавшись, Снежинка спустилась со столба и вновь побрела по улице. Шла без всякой цели, словно бездомная собачонка. Наконец добралась до уединенного скверика и опустилась на землю рядом с вянущей от жары ромашкой. Прислонилась к стебельку цветка, и потекли из ее глаз горючие слезы. Вдруг Снежинка почувствовала, что тает, превращается в большую прозрачную каплю. Лишь теперь поняла она, почему матушка Туча предупреждала: «Только, смотри, больше никогда не плачь!»

– Спасибо тебе, – уже исчезая, услышала Снежинка голос ромашки. – Ты меня напоила, ты спасла меня…


Витауте ЖИЛИНСКАЙТЕ

Любознательный червячок

К берегу озера подошел рыболов. Кроме удочек, он нес лопату. Остановился и принялся копать землю в поисках дождевых червей.


Витауте ЖИЛИНСКАЙТЕ

Наплаканное озеро

Издали рубашка Ауримаса кажется такой же, как и у других ребят. Но стоит подойти поближе, и увидишь, что спереди она, будто мокрая тряпка. Отчего это?