Peskarlib.ru > Зарубежные авторы > Витауте ЖИЛИНСКАЙТЕ

Витауте ЖИЛИНСКАЙТЕ

Как вызволяли кукушку

Добавлено: 13 декабря 2016  |  Просмотров: 166


Едва переводя дух, кукушка Душка без сил свалилась на высокую черную ель и четырежды коротко прокуковала. Этот сигнал означал, что случилось нечто чрезвычайное и все кукушки немедленно созываются на совет.

Когда все собрались и расселись на ветках, кукушка Душка затараторила:

– Хотите верьте, хотите нет, но то, о чем я сейчас вам расскажу, чистейшая правда! Только что пролетала я мимо старого дома, знаете, того, на опушке леса. Его ставни, как вам известно, всегда закрыты. А тут, смотрю – ставни распахнуты, окна настежь, и за одним из окон… ой, не могу!

– Да не мучай, говори! – не в силах сдержать любопытство потребовали ее подружки кукушки.

– За одним из открытых окон слышу – ки ку! Потом еще: ки ку! Представляете? Не ку ку, а ки ку!

– Ки ку, – хором повторили озадаченные кукушки.

– До чего ж я удивилась, до чего заинтересовалась! Подлетаю к самому окну и жду, может, думаю, снова прокукуют, то есть прокикуют. Жду, жду ни звука. Набралась я храбрости, уселась на подоконник. Заглядываю внутрь: большая комната, и нигде никакой кикующей кукушки, только кто то все время тихонько и непрерывно тикает, будто далекий дятел клювом долбит: тик тик, тик тик, тик тик… Улавливаете: не тук тук, как дятел, а тик тик, тик тик…

– Тик тик, тик тик, – снова повторили хором кукушки.

– Сижу на подоконнике ни жива ни мертва от страха и ломаю себе голову: что бы это могло означать? И вдруг вижу: висит на стене деревянный ящик – скворечник не скворечник, но похож. Только кто же скворечники в комнате вешает?…|И это еще не все! Из этого деревянного ящика свисает… ой, не могу!

– Да говори же ты, говори скорее, не тяни! – Кукушки просто умирают от нетерпения.

– Вот я и говорю: свисает, вижу, из ящика нога не нога, а так – кружок на проволочке и раскачивается туда сюда, туда сюда, как сломанная ветка на ветру. Но никакого ветра и в помине то нет! Соображаете? Ну, разве не страшно?

– Бррр, просто ужас! – вздрогнули от страха подружки кукушки.

– Вот и я испугалась, но все равно храбро продолжаю сидеть на подоконнике и наблюдать, хотя эта странная качающаяся нога может в любой момент размахнуться и так меня стукнуть, что косточек не соберу. И тиканье не прекращается: тик тик… Только вдруг… ой, не могу!

– Да рассказывай, рассказывай дальше, не ойкай, – умоляют кукушки.

– Только вдруг в этом деревянном ящике отворяется дверца, раньше я ее не видела, и – хотите верьте, хотите нет! – высовывается оттуда маленькая кукушечка, наша сестренка. Высунулась да как закричит пронзительным голосом: «Ки ку!» Слышите: не ку ку, а ки ку!

– Ки ку… – снова повторяют хором потрясенные кукушки.

– А ты не сочиняешь? – усомнилась одна из них.

– Пускай меня тогда на этом свете ястреб заклюет, рысь разорвет, уссурийская собака проглотит! – страшной клятвой клялась кукушка Душка.

– А дальше, дальше то что было? – заторопили ее остальные.

– Так вот, прокричала она опять свое «ки ку!» и нырнула назад, будто кто ее за хвост дернул. И дверца захлопнулась. У меня от ужаса все перья – дыбом, шевельнуться не могу. А дверца бац – снова распахнулась! И снова высовывается несчастная кукушечка. И снова – ки ку! И опять кто то назад ее тащит. Дверца хлоп! Я от страха глазами тоже – хлоп! Гляжу, дверца в третий раз нараспашку! И опять – ки ку!… Кто то дернул ее… Хлоп!… И тишина. Только внутри ящика: тик тик, тик тик… Словно клювом кто то постукивает, словно коготком поскребывает. Вы вслушайтесь еще разок: не тук тук тук, как дятел, а тик тик тик…

– Чудо, да и только, – загомонили кукушки, ничего не понимая.

– А я знаю! – воскликнула самая смышленая из них, кукушка Умнюшка; ей однажды удалось подкинуть яичко в гнездо самого филина. – Я все знаю!

– Ну откуда ты можешь знать? – рассердилась кукушка Душка. – Ведь ты же ничего не видела.

– И все равно знаю, – упрямо твердила Умнюшка. – Некий злодей за точил эту кикующую кукушку в скворечник или, как ты говоришь, в деревянный ящик. Хочет она через дверцу выскочить, но этот одноногий негодяй хватает ее, тащит назад, не выпускает из плена. Вот бедняжка и долбит непрерывно клювиком в стенку, кикует, зовет, просит, чтобы вызволили ее из беды, а никто не является на помощь.

– Да да, ты права, – затараторили кукушки. – Бедная наша сестричка, как ужасна твоя судьба, как страдаешь ты в когтях злодея!

– Ей необходимо помочь! – закричали все в один голос.

Только одна из них, кукушка Сплюшка, любительница поспать, буркнула:

– Но ведь уже темнеет, нам пора отдыхать.

– О каком отдыхе может идти речь, если наша сестрица страдает в неволе! – возмутились остальные. – Летим туда. Летим скорее!

И под руководством кукушки Душки кукушиная стая замахала крыльями и полетела к старому дому на лесной опушке.

Действительно, окна, как и говорила Душка, были открыты, ставни распахнуты. Кукушки сначала тихонько опустились на крышу, а потом, осмелев, перелетели на широкий подоконник. Заглянули внутрь и прислушались. Комната тонула в полумраке, но висевший на стене ящик с длинной мотающейся ногой был виден хорошо. Оттуда непрерывно раздавалось: тик тик, тик тик, тик тик… Затаив дыхание, ждали кукушки, что последует дальше. И вдруг дверца с треском распахнулась, и из нее высунулась маленькая кукушечка.

– Ки ку! – прокричала она душераздирающим голосом, но тут же невидимый злодей втащил ее назад в ящик, захлопнул дверцу и по прежнему продолжал раскачивать ногой.

– Ку ку, – осторожно позвала кукушка Душка, однако из ящика никто не откликнулся, не выскочил, только все стучал и стучал клювиком или скребся коготком: тик тик, тик тик…

Кукушки снялись с подоконника и полетели на опушку для срочного совещания.

– Как она мучается, – шептала, всхлипывая, одна из них, кукушка Простушка.

И у других кукушек глаза были на мокром месте: о таких страшных, окутанных тайной страданиях ни одной из них раньше и слышать не доводилось.

– Бедняжке необходимо помочь, – твердо сказала кукушка Душка. – Надо поскорее освободить ее из когтей страшного злодея. А то, расправившись с ней, он может схватить кого нибудь из нас и тоже заточить в свой ящик.

– Так то оно так, – возразила ленивая кукушка Сплюшка, – но давайте сначала вернемся домой и вдоволь поспим. Утро вечера мудренее.

– Как можно спать, если наша сестрица взывает о помощи! – возмутились остальные.

– Ее необходимо спасти, и немедленно!

– Но как?

Кукушки призадумались. Но не столько думали, сколько поглядывали на свою самую сообразительную сестрицу кукушку Умнюшку и ждали, что предложит она.

– Я считаю, – заговорила Умнюшка, – что собственными лапками нам ничего сделать не удастся. Мы даже своих птенчиков высиживать не умеем, не можем ни потомство растить, ни от врагов его защитить, так разве в наших силах справиться с неизвестным злодеем?

– Что же делать? – опечалились кукушки.

– Давайте попросим какую нибудь могучую птицу, чтобы она напала на ящик, вышибла дверку и вызволила нашу сестрицу.

– Большого филина! – воскликнула Душка. – Он хитрый и сильный, ночью прекрасно видит, и когти у него острые, как колючки шиповника.

И кукушиная стая заторопилась к старой ольхе, росшей возле болота, где с незапамятных времен проживали филины. Большой филин как раз отдыхал на ветке, о чем то глубоко задумавшись, и переваривал полевую мышку.

Выслушав просьбу кукушек и приняв к сведению их обещание наградить его дюжиной отборных мышей, филин еще глубже задумался и наконец пробормотал:

– Гм… гм… Ладно.

Вскоре он опустился на подоконник старого дома, осветил своими горящими глазами темную комнату и снова задумался. Потом сказал, чтобы услышали сидящие на крыше кукушки:

– Гм… гм… Иду спасать.

Кукушки от нетерпения и ужаса затаили дыхание. Даже Сплюшка про сон позабыла. А в комнате начали твориться невероятные вещи. Вот раздалось «ки ку», потом стукнуло, грохнуло, загремело и стихло. Кукушки испуганно втянули головы, готовые в любой момент удрать в лес и забиться в чащу.

Но через мгновение из окна вылетел, хлопая крыльями, большой филин. Он что то держал в клюве и, не останавливаясь, направился в лес. Стая кукушек заспешила вслед.

Уселся филин на сосну, кукушки окружили его со всех сторон. Ночь была темной, однако большие глаза филина светились, словно две луны, и все было видно.

Филин снова долго молчал. Опять думал. Странно, но никакой ноши у него в клюве уже не было.

– Гм… гм… – произнес он наконец. – Теперь мне все ясно. Все. Оказывается, влетела негодница, ваша сестра кукушка, поленившись высиживать свое яичко, влетела в ту комнату и положила его в чужой скворечник.

Сказав это, большой филин так пристально посмотрел на кукушку Умнюшку, что она, перепугавшись, вспорхнула с ветки и забилась в густую листву черной ольхи, чтобы не получить на орехи за то свое, подложенное в гнездо филина, яичко.

– Гм… гм… – снова заговорил филин. – Дальше было вот что: когда негодница, оставив в скворечнике яичко, собиралась улизнуть, ее схватило живущее в ящике чудище, чья нога там болтается, потрясло бесстыдницу за шиворот, заперло в ящик и в наказание заставило ее высиживать не только подброшенное яичко, но и свои собственные.

– Бедняжка, – сочувственно загомонили кукушки.

– Гм… гм… Бедняжка?… – усомнился большой филин. – Но и в скворечнике не желает она, видите ли, собственных деток растить, все улизнуть старается. Но только высунется в дверку, чудище хвать ее за хвост и назад! Гм… гм… Но раз уж вы просили, я вырвал ее из когтей одноногого…

– Ура! – радостно закричала стая.

Большой филин ткнул клювом под свое широкое крыло, достал оттуда маленькую кукушечку и положил ее на развилку сучка. Кукушки устремились к ней.

– Но… она деревянная! – воскликнула кукушка Душка, дотронувшись клювом до освобожденной пленницы. – Она ненастоящая!

– Гм… гм… Странно! – с сомнением затряс своими пушистыми ушами филин. – Когда я ее хватал, она не показалась мне деревянной.

– А я знаю, я знаю! – закричала с ольхи кукушка Умнюшка. – Она одеревенела от колдовства одноногого злодея!

– Так оно и есть, – согласились кукушки, – ее заколдовали!

– Гм… гм… Очень недурственная мысль, – поддержал их большой филин. – Точно, заколдовали, чтобы не лазила по чужим гнездам и не подсовывала свои яички. Смотрите, чтобы и с вами такого же не приключилось!… И не забудьте: вы должны мне дюжину жирных мышек. Всего хорошего.

И филин полетел к своему болоту. Едва скрылся он из виду, как из ольховой листвы выбралась кукушка Умнюшка, самая смышленая и хитрая из кукушек. Она осмотрела деревянную птичку со всех сторон и заявила:

– Я считаю, что ее надо подложить в гнездо какой нибудь сидящей на яйцах ротозейки. Может, она ее согреет и оживит? А филину, за то, что он так скверно отзывается о нас, кукушках, не следует дарить ни единой, даже дохлой, мышки!

Сказано – сделано: деревянную кукушку они подбросили в гнездо лебедушки, сидевшей на яйцах, не стали ловить филину мышей и, к большому удовольствию кукушки Сплюшки, разлетелись наконец спать.

А в старом доме на лесной опушке больше никто не киковал и не тикал. Только на полу у стены лежал разбитый таинственный скворечник.




Витауте ЖИЛИНСКАЙТЕ

Неунывающий кузнечик

Очень не повезло зеленому луговому кузнечику: когда он спокойно дремал после обеда, забравшись в тенек под лист одуванчика, к нему подкрался мальчишка и ухватил за большую заднюю ногу.


Витауте ЖИЛИНСКАЙТЕ

Первый полет

Ауримас впервые летит на самолете. Дрожащими от волнения пальцами берет он леденец, который на подносе протянула улыбающаяся стюардесса; на фантике нарисован золотой самолетик.