Peskarlib.ru > Зарубежные авторы > Витауте ЖИЛИНСКАЙТЕ

Витауте ЖИЛИНСКАЙТЕ

Домик находок

Добавлено: 13 декабря 2016  |  Просмотров: 210


Уверяю вас, на всем пляже нет мальчика несчастнее Ауримаса – такая беда с ним приключилась, такое несчастье стряслось, что и словами не расскажешь! Короче говоря, он потерял маму, свою единственную, родную маму. Потерял примерно полчаса назад, когда, крепко ухватившись за мамину руку, шел к морю купаться, но тут наперерез им покатился мячик, и, отпустив маму, Ауримас погнался за ним. И пока гнался, заблудился среди сохнущих полотенец, надутых резиновых матрацев, раскрытых зонтиков и лежащих под этими зонтиками тетей, дядей и ребят… Долго долго бродил Ауримас по огромному пляжу, совсем с ног сбился, но мамы своей так и не нашел. Мало того, разыскивая маму, он вдобавок потерял где то свою шапочку с козырьком, и теперь солнце так слепило глаза и припекало макушку, что мальчик совсем изнемог и остановился.

«Что будет, – пронзила его страшная мысль, – что будет, если я уже больше никогда никогда не найду маму?»

Охваченный ужасом, Ауримас беспомощно огляделся по сторонам и неподалеку увидел большущий раскрытый зонт – наверное, самый большой на всем пляже; под этим зонтом лежала толстая тетя – тоже, наверное, самая толстая на всем пляже, хотя и нехорошо так говорить про взрослых.

– Тетя, – несмело окликнул ее мальчик. – А, тетя!

– Это ты меня? – лениво открыла глаза толстая тетя. Она была густо намазана кремом и блестела, как зеркальный карп, а нос ее, чтобы не обгорел на солнце, был прикрыт специальным пластмассовым треугольничком.

– Видите ли, тетя, – пробормотал мальчик, – я… я не знаю, что мне делать…

– А что случилось? – спросила тетя и села под своим необъятным зонтом.

– Я, – Ауримас всхлипнул, – я потерял свою маму!

– Ага, – нисколько не удивилась тетя, будто все окружающие на каждом шагу теряли своих мам. – И где же ты ее потерял?

– Там, – неопределенно махнул рукой Ауримас. – Я держал ее за руку, очень крепко держал, но потом случайно выпустил – и смотрю, нет больше моей мамы, потерял… И еще шапочку с козырьком потерял…

– Ага, – снова нисколько не удивилась тетя, будто не только мамы, но и шапочки терялись на каждом шагу. – Значит, говоришь, потерял маму, потерял шапочку и теперь хочешь все найти, да?

– Да, тетя, да! – горячо подтвердил мальчик, и в его заплаканных глазах сверкнула крохотная надежда. – Очень хочу найти!

– Однако, – предупредила тетя, – чтобы найти маму и шапочку, тебе придется преодолеть множество препятствий и опасностей. Не побоишься, хватит пороху?

– Не побоюсь, тетя, и пороху хватит! – заверил Ауримас. – Только скажите, где моя мама и где моя шапочка!

– Ну, так слушай внимательно, – тихо и таинственно начала тетя, сидевшая под большим зонтом, и пока она говорила, пластмассовый треугольничек подпрыгивал у нее на носу, словно заводной воробей. – Далеко далеко, в бескрайней жаркой пустыне – такой жаркой, что там не растет ни одна пальма, не пасется ни единый верблюд, словом, на самом краю этой раскаленной пустыни стоит красивый белый домик, прилепившийся к самому боку золотой дюны… Видишь – вон там! – протянула тетя руку.

Ауримас посмотрел туда, куда она указывала, – и в самом деле: прильнув к склону желтой желтой дюны, стоял красивый белый домик, а на песке пляжа действительно не росла ни одна пальма и не бродил ни единый верблюд.

– Теперь навостри уши и слушай, – еще таинственнее продолжала толстая тетя, глаза ее заблестели, как два зеркальца. – Это красивый белый домик в давние времена стоял на курьих ножках, и жила в нем Баба Яга Костяная нога с черным котом на плече – та самая, которая хотела изжарить Иванушку дурачка…

– Правда? – удивился Ауримас, с некоторым испугом поглядывая на белый домик.

– Еще бы! – закивала головой тетя. – Чистая правда. Значит, жила там Баба Яга и еще долго прожила бы, но однажды разразилась буря, домик затопили волны, а с ними подплыла к дюне злая и голодная острозубая акула. Увидев, что домик стоит на свежих курьих ножках, она набросилась на них, отгрызла, проглотила и поминай как звали… Остался несчастный домик инвалидом, потому что не только у кур, но и у домов новые ноги не вырастают. Погоревала Баба Яга, погоревала, да делать нечего – прихватила своего черного кота и отправилась жить в другое место. Нельзя же ей было оставаться тут и показывать туристам такой несказочный домик с отгрызенными ножками.

– И куда же она отправилась? – спросил мальчик, снова с опаской косясь на белый домик.

– Куда? – повторила тетя. – Рассказывать, куда она делась, строго воспрещается, потому что это страшная тайна. – Она помолчала, потом поманила Ауримаса поближе и шепнула ему на ухо: – Но так и быть, тебе, только тебе одному я ее открою. Баба Яга переселилась в квартиру со всеми удобствами, каждый день принимает душ и ходит в кафе, где за один присест проглатывает сразу по три пирожных. Поэтому она страшно растолстела.

– Значит… значит… – Ауримас отодвинулся и с подозрением уставился на тетю, – значит, это вы и есть та самая…

– Я же тебя предупредила, – нахмурилась тетя, – что это тайна, которую никому нельзя открывать… И все таки тебе, только тебе одному я сообщу еще кое что. Слушай внимательно! После того как Баба Яга покинула белый домик, он долго пустовал. Но в один ненастный день в поисках приюта туда забрела добрая фея – тоненькая, как спичка. Зашла в домик, переночевала и объявила уходя: «Пусть сюда приходят все, кто что нибудь ищет. Пусть отныне будет здесь Домик находок!»

– Домик находок… – повторил Ауримас. – И я найду в этом домике свою маму?

– Вполне возможно, – кивнула тетя. – А если не найдешь маму, то уж шапочку то с козырьком отыщешь непременно. Постой, я еще не сказала тебе самого главного, не открыла самой важной тайны. – И тетя снова зашептала: – Поклянись никому не рассказывать того, что сейчас услышишь!

– Клянусь! – с дрожью в голосе проговорил Ауримас.

– Когда ты постучишься в двери этого домика, тебе откроет бородатый молодой человек в джинсах, он хозяин Домика находок. Но на самом деле это притворство, он Карабас Барабас, его нетрудно узнать по длинной черной бороде.

Когда Ауримас услышал такое, у него даже губы задрожали.

– А почему он притворяется молодым человеком в джинсах? – спросил он, замирая от страха.

– К сожалению, эту страшную тайну я не имею права открыть даже тебе, – призналась тетя. – Но не бойся. Ты легко сможешь одолеть Карабаса, если произнесешь одно волшебное заклинание.

– Какое еще заклинание?

– Сейчас научу, только очень внимательно слушай и запоминай. Карабас Барабас откроет перед тобой дверь Домика находок и спросит: «Что ты потерял, карапуз»? Отвечай ему так: «Я ищу не золотой ключик, Карабас Барабас!» Повтори.

– Я ищу не золотой ключик, Карабас Барабас, – слово в слово повторил мальчик.

– Прекрасно, у тебя замечательная память, – похвалила тетя. – Услышав ответ, Карабас Барабас поймет, что ты знаешь его тайну, и не станет тебя обижать, да еще поможет найти не только маму, но и шапочку с козырьком. Тогда ты должен будешь поблагодарить его такими словами: «Спасибо, Карабас Барабас, вашей тайны я никому не выдам!»

– Спасибо, Карабас Барабас, вашей тайны я никому не выдам, – медленно, чтобы точно запомнить, повторил мальчик.

– Ну, вот и все, – закончила тетя. – Теперь можешь отправляться в путь.

– Спасибо, – поблагодарил Ауримас, – я и вашей тайны никому не выдам.

– Какой такой тайны? – удивилась тетя.

– Что вы Баба Яга, – шепнул мальчик.

– А почему ты считаешь, что я?… – нахмурилась тетя. – Кстати, подкрепись – съешь на дорожку эту волшебную шоколадку, она тебе поможет путь через пустыню труден и опасен.

Ауримас с удовольствием съел мягкую от жары волшебную шоколадку и собрался уходить.

– Я и не знал, – вздохнул он, – что меня ожидает столько всяких препятствий и опасностей.

– Не вешай носа, малыш! – ободрила его тетя. – Вот если бы двери домика сторожил девятиглавый дракон, тогда действительно было бы худо. И поспеши, пока не закатилось солнышко, а то ночью в пустыне тебе могут повстречаться гиены и шакалы.

Ауримас направился в сторону домика. Тетя сказала правду – в жаркой пустыне песчаного пляжа он не видел ни одной пальмы, ни единого верблюда, а поскольку еще не стемнело, то гиены и шакалы тоже не попадались. До домика он добрался быстро и без приключений – видимо, шоколадка на самом деле была волшебной. И вот Ауримас уже несмело стучится в дверь домика, ее открывает молодой человек в джинсах и с длинной пышной бородой.

– Не здесь ли Домик находок? – спрашивает Ауримас, от испуга забыв даже поздороваться.

– Да, – подтверждает молодой человек и задает тот самый вопрос, о котором говорила тетя: – Что ты потерял, карапуз?

– Я ищу не золотой ключик, Карабас Барабас!

Услышав такой ответ, молодой человек в джинсах страшно удивляется, таращит глаза и даже разевает рот – вероятно, он поражен тем, что его тайна раскрыта.

– М м м… – мычит он, не находя слов. – М м м… Ну, входи, входи.

Ауримас переступает порог. Внимательно осматривается, нет ли в углу пылающего очага с кувшином, в котором Карабас чуть не сварил Буратино. Как знать, не захочет ли он и Ауримасом полакомиться? Но, к счастью, никакого очага здесь нет, и мальчик успокаивается.

– Так что же ты все таки ищешь? – снова спрашивает его Карабас.

– Я ищу маму, – отвечает Ауримас. – Я потерял свою маму и нигде не могу найти ее, – и он горестно вздыхает.

– И давно ты ее потерял?

– Давно, – кивает Ауримас. – Может, завтра, а может, и вчера… И еще… и еще я потерял шапочку с козырьком!

– Ну и растеряха же ты! – журит его молодой человек. – Видишь, вот полка находок. Посмотри внимательно. Если найдешь там свою маму или шапочку – можешь взять.

Мальчик задирает голову и только теперь замечает полку, прибитую к стене. Чего здесь только нет: мячик, трубка, купальный костюм, надутый резиновый лебедь, три солнечных зонтика, игрушечная пожарная машина, одна босоножка на толстенной подошве, несколько полотенец, плюшевая собачонка, пустышка, две чужие шапочки с козырьками, клубок ниток с воткнутыми спицами, пластмассовая рыба… Но, увы, ни мамы, ни своей шапочки с козырьком Ауримас не обнаруживает.

– Ну, нашел маму? – спрашивает Карабас, притворяющийся молодым человеком.

– Нет тут моей мамы.

– А шапочку?

– И шапочки нет… Ничего нет… – едва сдерживает слезы Ауримас. Ему вдруг становится страшно: а что, если он уже никогда никогда не найдет мамы? Из глаз вот вот посыплются слезы.

В этот момент кто то стучится в дверь. Молодой Карабас вскакивает, хватает мальчика за локоть и ведет в соседнюю комнату. – Куда вы меня тащите, дядя? – упирается Ауримас.

– Т с с!… Сиди и молчи! – строго шепчет Карабас, и его спутанная борода щекочет Ауримасу ухо – от ужаса у мальчика по коже забегали мурашки.

Прикрыв дверь, Карабас исчезает, и Ауримас остается один. В этой комнате нет никакой полки, тут стоят стол и стеклянный шкаф с флакончиками, шприцами, иголками для уколов – такими длинными и толстыми, что у Ауримаса волосы встают дыбом. «Что же со мной теперь будет? – сжавшись в комочек, думает он. – А вдруг я никогда больше не увижу маму и не вырвусь из домика, у которого акула отгрызла ноги? Правду говорила толстая Баба Яга, что меня ожидает много опасностей, но разве я знал, что они будут такими страшными!»

Он напряженно прислушивается: из соседней комнаты доносится приглушенный, ничего хорошего не сулящий шепот, потом слышен густой смех Карабаса Барабаса. «Надо бежать, – решает Ауримас, косясь на шприцы с иголками. – Надо скорее бежать отсюда, пока ноги еще носят, а то совсем пропаду!»

Собрав все силы, он крадучись подходит к двери, но она сама открывается. На пороге стоит Карабас. Теперь на нем не только джинсы, но и красивая шелковая рубашка, а его длинная страшная борода старательнейшим образом расчесана.

– Заходи, – приглашает он Ауримаса.

Ауримас с опаской заглядывает в первую комнату, готовый в любой момент кинуться прочь из домика.

– Нам доставили новую партию утерянных вещей, – сообщает Карабас. – Они уже здесь, на полке. Ну ка, посмотри, нету ли того, что ты потерял?

Ауримас поднимает глаза и чуть не падает от удивления: на полке, между пожарной машиной и пластмассовой куклой, сидит его родная, его единственная мама, которую он потерял не то завтра, не то вчера! Сидит, молчит и улыбается, ласково поглядывая на сына.

– Мам! – кричит мальчик, бросаясь к ней. Однако полка висит так высоко, а он такой маленький, что и подпрыгнув не может дотянуться до своей драгоценной находки.

А мама все смотрит на него синими глазами и все улыбается.

– Дядя, – подбегает Ауримас к хозяину Домика находок, – дядя, вот моя мама, пожалуйста, отдайте ее мне!

– Ладно, – отвечает хозяин домика, поглаживая свою причесанную бороду. – Но сначала нужно расписаться, что ты получил утерянное и что оно действительно принадлежит тебе.

И Карабас кладет на стол большой лист бумаги и подает Ауримасу шариковую ручку.

– Но, дядя, – густо краснеет Ауримас, – ведь я… ведь я еще не умею писать.

– Ай яй яй, как нехорошо, такой большой мальчик, и не умеет!… – озабоченно качает головой дядя. – К сожалению, я не имею права ничего отдавать без расписки.

Ауримас испуганно оборачивается к маме. Ему кажется, что она далеко далеко, а полка такая высокая, что и на длиннющей пожарной лестнице до мамы не доберешься… «Да, – размышляет мальчик, – сущую правду сказала толстая Баба Яга: тебе придется преодолеть множество препятствий. Но я и не думал, что они будут такими огромными!»

– Что же мне теперь делать, дядя? – тихо спрашивает Ауримас, беспомощно поглядывая на ручку и на белый лист.

– М м м… – скребет Карабас свою заросшую бородой щеку. – Может, умеешь писать хотя бы одну букву?

– Умею! – кричит Ауримас. – Я умею писать букву О!

И, схватив ручку, он выводит огромную, во весь лист, почти четырехугольную букву О.

Дядя долго и внимательно рассматривает написанное, потом вытаскивает печать, дышит на нее и торжественно прикладывает к уголку листа, под буквой. Прячет бумагу в скоросшиватель и говорит:

– Теперь все в порядке.

После этого он одергивает свою шелковую рубашку, расчесывает гребешком бороду, подходит к полке и – раз! – легко, как пушинку, снимает с нее маму.

Ауримас обеими руками хватает мамину руку, крепко сжимает ее и теперь уже не скоро выпустит: ведь столько препятствий и опасностей пришлось ему преодолеть, чтобы вернуть маму!

– А куда девалась твоя шапочка? – спрашивает мама.

– Потерял, пока тебя разыскивал, – оправдывается Ауримас.

– Ничего, ее еще принесут в Домик находок, – говорит Карабас. – Загляните, пожалуйста, завтра. Чаще теряйте и чаще заглядывайте в Домик находок! – приглашает он, любезно улыбаясь маме Ауримаса.

– Спасибо, мы обязательно придем, – благодарит мама и улыбается в ответ. Ведь она не знает, что молодой человек в джинсах – только притворяется молодым человеком, на самом деле он страшный Карабас Барабас, нарочно причесавший бороду, чтобы его не узнали. Но уж Ауримаса то не проведешь!

Когда они с мамой переступили порог, их догоняет голос Карабаса Бара баса:

– Погодите!

Молодой Карабас выходит следом и протягивает Ауримасу пожарную машину.

– Она лежит в Домике находок уже три месяца, – говорит он, – и никто за ней не является. В таком случае правила разрешают передать ее другому лицу.

– Спасибо, – с радостью благодарит Ауримас и зажимает машину локтем, потому что обеими руками продолжает крепко держать мамину руку. – А… расписываться не надо?

– Не надо, – успокаивает дядя. – На этот раз обойдемся без формальностей. – Он заговорщицки подмигивает Ауримасу.

И тут Ауримас вдруг вспоминает одну чрезвычайно важную вещь, он тянется к уху Карабаса и тихо тихо, чтобы мама не услыхала, шепчет:

– Спасибо, дядя Карабас Барабас, вашей тайны я никому не выдам!

– М м… – снова мычит дядя, словно у него зуб заболел. – Ну что же, правильно, что ты умеешь держать язык за зубами.

И Ауримас окончательно покидает Домик находок – хоть и без шапочки, но зато с мамой. Они вдвоем бредут через песчаную пустыню, где не растет ни одной пальмы, не живут верблюды, а так как все еще не стемнело, то и шакалов с гиенами не видать. Проходят они мимо самого большого зонта. Разомлевшая от жары толстая тетя спит под ним, и белый пластмассовый треугольничек на ее носу не шевелится.

– Мама, – говорит Ауримас, – эта толстая тетя…

– Нехорошо так говорить о взрослых, – одергивает его мама.

– Но эта тетя… – и Ауримас замолкает. Он хотел рассказать маме, что эта тетя – покинувшая Домик находок Баба Яга, что теперь она не ест мальчиков и девочек, а только съедает за один присест по три пирожных. Но ведь он обещал никому не выдавать тетиной тайны, и надо держать слово. Как никак, а тетя показала ему Домик находок, помогла одолеть бескрайнюю пустыню и даже победить самого Карабаса Барабаса!

Поэтому Ауримас по мужски сохраняет тайну, и только, чтобы окончить начатую фразу, добавляет:

– Эта тетя в день съедает по три пирожных. А ее зонтик – самый большой на всем пляже.

– Я уж вижу, – смеется мама, – что ты повидал белый свет, пока меня разыскивал.

– А сколько препятствий и опасностей преодолел… – тяжело вздыхает мальчик.




Витауте ЖИЛИНСКАЙТЕ

Тупоголовые короли

А теперь я расскажу вам об одном счастливом королевстве, которым правили самые большие дураки.


Витауте ЖИЛИНСКАЙТЕ

Любознательный червячок

К берегу озера подошел рыболов. Кроме удочек, он нес лопату. Остановился и принялся копать землю в поисках дождевых червей.