Peskarlib.ru > Зарубежные авторы > Витауте ЖИЛИНСКАЙТЕ

Витауте ЖИЛИНСКАЙТЕ

Беглянки из аквариума

Добавлено: 13 декабря 2016  |  Просмотров: 103

Забурлила вода, пошла кругами – в аквариум бросили большую раковину, настоящую морскую красавицу, многоцветную, рогатую, колючую. Пока она опускалась на дно, две маленькие аквариумные рыбки, Ките и Пите, забились в уголок, не зная, что и думать, боясь и плавничком шевельнуть.

Когда вода успокоилась, раковина огляделась по сторонам и недовольно буркнула:

– Вот, значит, куда я угодила… В стеклянный ящик. Фу!

Рыбки не отозвались – они еще не очухались от пережитого страха.

– До чего дожила! – разворчалась рогатая красавица. – Тоже мне жилплощадь: в этом ящике и повернуться то негде.

– Это не ящик, – расхрабрившись, пискнула Ките.

– Это аквариум, – добавила Пите.

– Аквариум? Какой еще аквариум? Ерунда! Фу! – совсем расстроилась раковина. – Ну и загнали же меня в дыру.

– Не огорчайся, – попыталась утешить ее Ките. – Тебе у нас понравится. Погляди, сколько тут на дне красивых гладких камушков, какие высокие водоросли, а ночью…

– А ночью, – перебила ее Пите, – зеленая лампочка светится.

– Фу фу фу! – презрительно запыхтела раковина. – Подумаешь, камушки!… Лампочка светится, подумаешь, какое дело!… Водоросли!… Фу! – Все было ей тут не по душе.

– Кроме того, у нас на дне есть… – начала Ките.

– Еще у нас есть, – перебила ее Пите, – блестящая денежка. Если хочешь, можешь считать ее своей.

– Да, да, пусть она будет твоей, – охотно согласилась Ките. Рогатую гостью тронула доброта маленьких хозяек.

– Ладно уж, спасибо, – смягчившись, поблагодарила она. – Только зачем оно мне нужно, это ваше, с позволения сказать, сокровище? Там, где я жила раньше, любые драгоценности валялись, жемчужин можно было сколько угодно набрать, золотыми монетами все дно усыпано, никто на них и внимания то не обращает…

Рыбки разинули рты от удивления.

– Неужели есть на свете такой аквариум?

– Аквариум? Ха ха! – рассмеялась ракушка. – Это не аквариум, это океан.

– Океан, – в один голос повторили рыбки. – Океан…

Слово «океан» звучало для них так торжественно и было исполнено такой великой тайны, что они взволнованно на все лады повторяли и повторяли его, пока наконец Ките не спросила:

– А далеко он, этот ваш океан?

– А как он выглядит? – не выдержала Пите.

– Неужели вы никогда не слыхали про океан? – ужаснулась раковина. – Ну и темнота! Ну и попала же я, фу фу!

– Так нам же никто ничего не рассказывал, – жалобно оправдывалась Ките.

– Ведь мы и родились то в аквариуме, – вздохнула Пите.

– Будь добра, расскажи, – дружно попросили обе.

Рогатой многоцветной раковине лень было и языком шевельнуть, но чем еще заняться в этом тесном стеклянном ящике, который называется аквариумом? И к тому же рыбки оказались такими приветливыми и внимательными, что, вздохнув, она начала свое повествование.

– Океан… По океану можно плыть всю жизнь, но до конца так и не доплывешь. Воды его глубоки и таинственны, в самый ясный день на дно не проникает ни единого солнечного лучика. Наверху, на волнах, качаются чайки и корабли. И не знают они, какие скалы на дне возвышаются, какие деревья там ветвятся, какие коралловые лабиринты понастроены, какие там лужайки, густой травой и цветами заросшие… А рыбы, рыбы!… Огромные, как эта комната, и крошечные, меньше вашей чешуйки. Есть и летающие, и светящиеся, и поющие. Даже в пасти хищной акулы шныряет маленькая, похожая на вас, рыбка и подбирает между страшных зубов крошки пищи, будто щеточкой их чистит, и акула этих рыбок не трогает, они – ее лучшие друзья.

Рассказала раковина и про большой старинный корабль, который потонул целых две тысячи лет назад. Любопытная рыба пила, желая узнать, что у него внутри, распилила его своим носом пилой. Оказалось, он был нагружен кувшинами с вином – амфорами, и – вы только представьте себе! – один шалопай осьминог, прихватив щупальцем камень, открыл горлышко у амфоры, высосал содержимое и так налакался, что перепутал все свои многочисленные ноги, они сплелись в клубок и до сих пор, небось, не распутались. Будет знать, как пьянствовать, ха ха!…

У Ките и Пите, жадно слушавших рассказы океанской жительницы, чуть глаза на лоб не вылезали, а рты вообще не закрывались. Ну и ну… Им казалось, что они и сами живут теперь в необычайном, необъятном, полном чудес мире по имени океан. Они даже забыли съесть брошенные им крошки; только слушали да нетерпеливо спрашивали:

– А дальше?… А что еще было?…

И раковина продолжала свои рассказы – что же оставалось ей делать в этой скучной, захолустной дыре по имени аквариум?

– В один прекрасный день, – говорила она, – к нам на дно океана нырнул человек с аквалангом. К поясу у него была подвешена большая корзина. А дна в этом месте, надо вам сказать, просто видно не было от всевозможных раковин – бери любую. Но этот человек разыскивал самую большую и редкую и поэтому ухватил меня! – Раковина самодовольно, усмехнулась. – Так попала я сначала в корзину, а потом в корабельную каюту. Приглянулась самому капитану, и он оставил меня у себя. Ну, я постаралась, и плаванье в тот раз оказалось особенно удачным. Капитан понял, что я приношу ему счастье, что я – счастливый талисман. С тех пор он всегда берет меня с собой в дальние рейсы, а во время бури, чтобы все хорошо кончилось, привязывает к мачте. Так и получается: я рассекаю высочайшие волны и вывожу корабль из всех опасностей!

– Так почему же… – начала было Ките, но Пите снова опередила ее:

– Почему же тебя бросили в аквариум?

– Потому что, лежа на полке, я пересыхаю, – объяснила раковина. – Время от времени мне необходимо отмокать, чтобы прийти в себя перед новым плаваньем в Атлантический океан.

– В Атлантический океан! – повторили в один голос рыбки. И Ките громко вздохнула:

– Какая же ты счастливая…

– Да, я счастливая, – не стала спорить раковина. – Почему бы мне не быть счастливой, если я приношу счастье другим?

И, утомленная долгой беседой, она сладко уснула – ей и вправду совсем нечего было делать в этом скучном, тесном стеклянном ящике.

А рыбки не могли уснуть. Взбудораженные удивительными историями, о которых поведала гостья, они забились в свой уголок за водорослями и потихоньку шептались.

– Я бы все на свете отдала, – говорила Ките, – чтобы хоть разочек нырнуть в океанскую глубину.

– Пусть, – вздыхала Пите, – пусть меня рыба пила перепилит, только бы поплавать по трюмам затонувшего корабля…

– Или по таинственным коралловым лабиринтам…

– Где сверкают оранжевые морские звезды…

– А может, – замечталась Ките, – может, и я подружилась бы со страшной акулой, стала бы вытаскивать у нее из зубов крошки…

– А я помогла бы тому бедняге осьминогу разобраться с ногами…

– Неужели мы никогда никогда не увидим океана?

– Лучше уж было бы не слышать о нем, – всхлипнула Пите.

– Да, – глотая слезы, дрожащим голосом произнесла Ките, – ведь до сих пор мы с тобой были так счастливы…

– И думали, что аквариум – самое лучшее место в мире…

– И что наша монетка – величайшее сокровище…

– А теперь стало тесно и скучно…

– Как в тюрьме… Куда ни поплывешь, всюду натыкаешься на стеклянную стену…

– Тс с с! – предупредила Ките.

Рыбки прислушались: раковина сквозь сон что то бессвязно бормотала:

– Уже… уже… к мачте… крепче вяжите… Спасибо. Фу фу. Привет, рыба пила! Что теперь пилишь?… Представляете – в тесный стеклянный ящик… Эй, ну ка, и мне амфору с вином!… Да здравствует Океан…

Потом она повернулась на другой бок и утихла, а рыбки зашептались дальше:

– Наверно, ее скоро снова возьмут в океан.

– О, если бы она могла и нас прихватить!

– А как? Нет, это невозможно.

– Знаешь, – Пите от восторга закружилась на месте, – знаешь, что я придумала?

– Что?

– Я придумала, как нам попасть в океан!

– Ну так скорей говори! – перебила ее Ките.

– Видишь, внутри у раковины пусто. А разве это не прекрасное убежище для нас? Попасть в него можно через вот ту дырку. Залезем, спрячемся и дождемся, когда раковина снова отправится в плаванье…

– Ну, дождемся, и что?

– А то, что капитан во время бури привяжет свой счастливый талисман к мачте, и когда раковину захлестнет волна, мы выскочим из нее и – бульк! – в океан!

– Вот это да!

Сказано – сделано! Рыбки подплыли к спящей гостье и шмыгнули внутрь, в глубокий, темный, сужающийся, полный странного гула и воды коридор. Успели они как раз вовремя: вскоре капитан вытащил раковину из аквариума и отнес на корабль, в свою каюту.

Берег остался позади – корабль отправился в дальнее плавание. Через неделю он уже бороздил волны Атлантического океана.

И вот однажды ночью разразилась сильная буря. Корабль швыряло, как щепку, и капитан привязал свой талисман к мачте. Высоченные волны захлестывали палубу, красавица раковина гордо встречала и рассекала своими рожками их пенные гребни. Соленая вода проникла внутрь ее лабиринта, добралась до самых его отдаленных уголков и, выливаясь обратно, вынесла оттуда высохших глупышек – Ките и Пите.

И все таки они попали в Океан!


Витауте ЖИЛИНСКАЙТЕ

Бесславная победа

Склоны огромного оврага (на самом то деле – небольшой промоины, размытой вешними водами) до отказа забиты множеством букашек – черных, рыжих, золотых, серебристых, пестрых.


Витауте ЖИЛИНСКАЙТЕ

Концерт-шутка

Жук навозник Блестящий, копошась в трухлявом пне, услыхал звуки труб, выбрался наружу и увидел, что по полянке шагает отряд жуков карапузиков.