Peskarlib.ru > Зарубежные авторы > Витауте ЖИЛИНСКАЙТЕ

Витауте ЖИЛИНСКАЙТЕ

Бесславная победа

Добавлено: 13 декабря 2016  |  Просмотров: 295


Склоны огромного оврага (на самом то деле – небольшой промоины, размытой вешними водами) до отказа забиты множеством букашек – черных, рыжих, золотых, серебристых, пестрых. Взобравшись на камень, жук усач во всеуслышание объявляет:

– Прыжок в высоту выполнит щелкун красноногий!

Шумит, гудит овражек – не просто овражек, а букашечный стадион, и жук усач не просто жук, а главный судья соревнований по прыжкам в высоту – одному из самых популярных среди насекомых видов спорта. В центре стадиона – два высоких прямых стебелька ржи, а между ними натянута паутинка. Через нее то и прыгают. Поначалу состязалось больше сотни прыгунов, но многим не удалось взять высоту, и они выбыли, остались лишь самые прыгучие: щелкун, скакун, цикада, блоха и зеленый кузнечик.

– Итак, прыгает щелкун, – повторяет судья. – Паутинка установлена на высоте двухсот шагов сороконожки.

Щелкун подходит к стебелькам и – что бы вы думали! – укладывается под ними на спину. Лежит неподвижно, задрав вверх всю шестерку своих красных ножек.

– Щелк щелк щелк, – пощелкивают на склонах овражка щелкуны болельщики, подбадривая своего представителя, конечно, они надеются, что он станет чемпионом.

А щелкун красноногий по прежнему лежит на спинке и вдруг, словно подброшенный невидимой рукой, взмывает в воздух – вверх ногами! Из всех жуков одни только щелкуны умеют прыгать таким способом. Взлетел, перевернулся в воздухе, и, к несчастью, при этом задел одной из ножек за паутинку, она рвется, и спортсмен падает на взрыхленный песочек. Не удалось! С досады он лупит ту несчастную ногу, которая задела паутинку, всеми остальными ножками и кричит:

– Это ты виновата!… Из за тебя оборвалось!… У, неуклюжая! Не прощу!… – Стадион смеется над щелкуном, бьющим собственную ногу, а тем временем подоспевшие пауки уже сплели новую паутинку, сороконожка отмерила нужную высоту, муравьи привязали нить между стебельками, жук могильщик взрыхлил песочек – чтобы прыгунам было мягко падать. Судья усач объявляет:

– Щелкун высоты не взял. Приготовиться скакуну!

Длинноногий большеглазый жук скакун все время до этого момента массировал лапки, разминался, готовился к прыжку. Теперь он входит в сектор, останавливается, притрагивается к висящему на животе амулету. Этот амулет – коготок колибри – должен принести ему удачу.

– Вперед, в чемпионы! – кричат со всех сторон болельщики скакуны.

Жук скакун еще раз дотрагивается до амулета, шепчет заклинание, которое, по его мнению, тоже должно помочь. Заклинание звучит так: гюр гюр, люр люр. Потом он поплевывает на лапки, разбегается, вот вот прыгнет, но… Но вдруг останавливается под самой паутинкой. Наверное, плохо разбежался. Возвращается назад, снова поглаживает амулет, снова бормочет свое «люр люр, гюр гюр», снова разбегается, сейчас взовьется вверх! Но опять останавливается. От волнения и надежды его большие глаза еще больше расширяются, зеленый животик вздрагивает, а передние лапки продолжают гладить амулет, который должен принести счастье. Еще одна попытка: снова разбегается, снова останавливается и снова не может прыгнуть…

– Это еще что за новости? – удивляется даже судья усач, много лет посвятивший спорту.

– Скакунишка трусишка! – вопят зрители.

– Прыгай наконец, не позорь нас! – доносится оттуда, где сидят болельщики скакуны.

– Теперь уж точно прыгну! – клянется жук скакун, в последний раз трогает свой счастливый амулет, бормочет заклинание, разбегается и – чтоб тебя! – снова в страхе замирает под паутинкой.

Когда он разбегается уже в пятидесятый раз и в пятидесятый раз испуганно останавливается и не прыгает, судья усач теряет всякое терпение и топает лапкой:

– Хватит. Уходи с площадки! Засчитываю тебе поражение.

Под хохот всего стадиона потемневший от стыда трусишка скакунишка отходит в сторону, срывает с себя амулет, в сердцах швыряет его на землю. И тогда – подумать только! – одним могучим прыжком перемахивает через весь овражек и скрывается на лугу.

– Чтоб ему провалиться! – гудят от досады все скакуны болельщики. – Когда не надо, прыгает до самого неба!

А судья уже объявляет:

– Приготовиться цикаде!

И вот цикада взлетает вверх, вот она уже у самой паутинки, но, увы, тоже задевает ее, и тонкая ниточка обрывается. Цикада шлепается на песок и от обиды, что не удалось стать чемпионкой, жалобно трясет лапками и трещит:

– Прросто безобрразие… Позоррр…

Пауки тут же сплели и передали муравьям новую паутинку, сороконожка отмерила нужную высоту, жуки могильщики взрыхлили песок, а цикада все еще валяется вверх лапками на песочке и трещит:

– Позорр, позорр…

– Прошу покинуть сектор для прыжков. Вы мешаете другим спортсменам! – строго говорит ей судья усач.

– Позоррр, – возмущается цикада.

– Эй, ты, не смогла перепрыгнуть – не мешай другим, – стыдит ее группа сестриц цикад, устроившихся на откосе овражка.

– Позоррр… – тянет свое цикада.

– Очистить площадку! – приказывает судья.

Подлетают слепни, укладывают рыдающую цикаду на сухой листик и волокут прочь, как мешок мякины.

– Приготовиться блохе! – объявляет судья.

Крохотная, с маковую росинку, блоха подбегает к стебелькам ржи с высоко натянутой паутинкой. Где уж такой мелюзге перепрыгнуть! Однако блоха приседает и, словно на пружинке, взмывает вверх и перелетает через нить, ничуточки ее не задев. Вот это да!

Над стадионом воцаряется мертвая тишина – от неожиданности все затаили дыхание. И подумать то нельзя было, что кроха покорит этакую высотищу. Первыми приходят в себя болельщики блохи.

– Ии и и и! – визжат они своими пискливыми голосками и от радости все вместе подскакивают вверх. – Ии и и и!… Ура, малышка!

– Мо ло дец! – соглашается стадион.

Блоха поднимается с песка. Да уж, всем нос утерла! Ее хоботок задирается, от гордости. Что ни говорите, а теперь ясно, кто прыгает выше всех. Теперь все должны ее на руках носить и всячески ублажать – ведь она чемпионка!

Однако слишком рано радуется блоха: соревнования еще не окончились, ведь не прыгал зеленый кузнечик. Вспомнив об этом, блоха бледнеет: хоть бы ему не повезло! Так хочется остаться первой, непревзойденной.

И когда зеленый кузнечик встает, готовясь к прыжку, блоха тихонько колдует:

– Бу бу бу, бе бе бе, ногу бы сломать тебе! А судья усач объявляет:

– Прыгает зеленый кузнечик.

Если сказать правду, никто не сомневается, что чемпионом станет кузнечик: его прыжок так великолепен, так высок, так легок, а ноги у него такие длинные… Спортсмен глубоко вдыхает воздух, подбирает фалды своего зеленого фрака, чтобы не мешали, разбегается, отталкивается и, как полевой ветер, высоко проносится над паутинкой… Но что это? Ай яй яй – фалда выскользнула из лапки, задела нить и оборвала ее… Поражение!

– Ой! – кричат от отчаяния болельщики кузнечики.

– Ура а а! – пищит счастливая блоха. – Я – чемпионка!

А кузнечик поднимается с песка, отряхивается и, хоть неудача огорчила его, вежливо благодарит судью соревнований, пауков, сороконожку, муравьев и жуков могильщиков за внимание и труд. Потом подходит к блохе и сердечно поздравляет ее с чемпионским званием. Но зазнайка блоха делает вид, что не замечает дружески протянутой лапки – ишь возгордилась!

Тогда кузнечик, улыбнувшись всему стадиону, всем болельщикам, преспокойно вытаскивает свою скрипочку. И, покидая сектор для прыжков, начинает наигрывать на ней и запевает:

К чему рыдать и слезы лить?

Закрутим бодро усик!

Лишь тот способен победить,

Кто проиграть не трусит!

Песенка его так весела и задорна, что весь стадион, все болельщики, даже сам судья усач, даже блошиная ватага подхватывают:

Лишь тот способен победить,

Кто проиграть не трусит!

Блоха вынуждена немножко опустить свой хоботок и посмотреть, что происходит. А происходят странные вещи: покинув чванливую чемпионку, все, приплясывая и весело припевая, направляются следом за пиликающим на скрипочке кузнечиком. Стоит блоха на пустом стадионе, ждет, когда вернутся хотя бы блохи, начнут ее прославлять, хвалить, поднимут и отнесут домой, но никого нет. Только издалека, с края лужайки доносит ветерок все ту же песенку:

Лишь тот способен победить,

Кто проиграть не трусит!

– Чтоб всех вас ветром раздуло! – шипит чемпионка, в одиночестве упрыгивая с пустого стадиона. – Чтоб у вас у всех ноги подвернулись!…

Но ее проклятия не достигают цели, и не перестает звучать веселый припев:

Лишь тот способен победить,

Кто проиграть не трусит!






Витауте ЖИЛИНСКАЙТЕ

Первый полет

Ауримас впервые летит на самолете. Дрожащими от волнения пальцами берет он леденец, который на подносе протянула улыбающаяся стюардесса; на фантике нарисован золотой самолетик.


Витауте ЖИЛИНСКАЙТЕ

Беглянки из аквариума

Забурлила вода, пошла кругами – в аквариум бросили большую раковину, настоящую морскую красавицу, многоцветную, рогатую, колючую.