Peskarlib.ru > Русские авторы > Юрий ПУСОВ > По волнам к далеким берегам

Юрий ПУСОВ. По волнам к далеким берегам.

Распечатать текст Юрий ПУСОВ - По волнам к далеким берегам

Когда на море шторм – это просто праздник. Я могу полдня сидеть и смотреть, как волны катятся к берегу, закипая бурунчиками. А вторые полдня я могу в этих волнах прыгать. Но вот уже неделя как мы на море приехали, а оно гладкое как стекло и такое прозрачное, что песок и водоросли на дне видно. Я смотрел туда, где сливается небо с морем, и просил: "Подуй ветер! Ну, пожалуйста!" И он подул вчера вечером.

Небо тучами обложило, и ливень грянул, сильнее, чем у нас из-под крана льется. Засыпал я, слушая шум стихии за окном и предвкушая шторм. А проснулся оттого, что Мишка в окно стучал. Он тоже волны любит, а еще у него есть надувной матрас. Я плавки надел и с окно ускользнул.

На море – штормище! Восемь баллов, наверное. Ветер из рук матрас вырывает, словно с планером его спутал. Мы в воду вошли, к матрасу прицепились, двухмоторная лодка получилась! Нас волна то под самое небо поднимет, то назад уронит. Смотрим, сносит нас сильно. Мы стали ногами молотить.

– Хорошо плывем, – сказал я, оглядываясь на пенный след в кильватере.

– Классно, – согласно фыркнул Мишка.

– Как думаешь, сколько узлов мы делаем? – спросил я.

Мишка обернулся, прикидывая скорость, и пропустил волновой удар по уху, но не смутился, что-то прикидывая в уме.

– Сколько узлов не скажу, – ответил он наконец, – но, думаю, два кэмэ в час развили.

– Нормально! Мы как настоящее судно!

– Покорители диких волн, – сказал Мишка.

– Точно! – обрадовался я.

Некоторое время мы покоряли волны молча. А потом Мишка спросил:

– А что на том берегу?

– Не помню. Какая-нибудь Эфиопия, – ответил я.

– Ты сколько можешь в воде продержаться? – спросил тогда Мишка.

– Сколько угодно, – ответил я. – Я как-то два часа подряд плавал. А что?

– Давай за море сплаваем, – сказал Мишка. – Представляешь, осенью заставят писать, как я провел лето, а мы им про заморские страны расскажем!

Сказано – сделано. Плывем в Эфиопию. А волны бушуют и бесятся. Шумят. У меня в животе вдруг заурчало, и я вспомнил, что забыл позавтракать.

– Слушай, а как мы там жить будем? – спросил я у Мишки. – Мы денег с собой не взяли.

– Ничего, – ответил Мишка. – Видел, у нас на пляже фотограф с обезьянкой ходит? Знаешь, как здорово он зарабатывает!

– У тебя что, обезьянка есть? – усмехнулся я.

– Да там своих обезьянок девать некуда. Там вообще одни негры живут. Вот я и придумал, мы вместо обезьянки тебя будем по пляжу водить.

– Чего это меня!? – возмутился я.

– Ну, или меня, – не стал спорить Мишка. – Не пропадем.

И мы дальше поплыли. А я с гордостью подумал, что с такими друзьями, как мы с Мишкой никто не пропадет.

– А знаешь что, Мишка, – сказал я. – Мы ведь будем первыми в мире людьми, переплывшими море на надувном матрасе.

– Нас встретят, как героев, – Мишка понял меня с полуслова. – Нас оденут, обуют во всё самое лучшее от эфиопских кутюрье.

– Накормят в самом лучшем ресторане! – подхватил я. – Поселят в десятизвездочном отеле.

– А такие разве есть?

– В Эфиопии всё есть, – ответил я. – Ты греби давай.

Мы гребли, сражаясь с волнами. Старались изо всех сил. Вот и долгожданный берег. Пальмы выстроились на берегу, а перед ними – полк эфиопских копьеносцев в едином порыве вскидывают копья, салютуя нам. А над ними расцветают яркие цветы фейерверка. И темнокожие девушки, украшенные цветами, выходят и с поклоном предлагают тропические фрукты. А вот и самый главный их фрукт, так в Эфиопии царей кличут, выходит и говорит: "Жамулды бамулды калпатук и каюк". А я на него и не посмотрел даже. Я как фрукты увидел, понял, что если сейчас их не съем, то точно мне каюк будет.

И тут огромная волна как стукнет меня. Я аж с матраса свалился.

– Ты что, заснул? – спросил Мишка.

– Размечтались мы с тобой, – сказал я.

– Почему это? – не понял Мишка.

– Мы сколько уже плывем?

– Что-то около часа. Где-то с километр проплыли.

– А до Эфиопии сколько километров?

– Около тыщи, наверное.

– Так, это нам... – я задумался и снова был волной с матраса сброшен. – Еще месяц плыть, – сказал я, вынырнув. – А я уже голодный.

– Вот блин! – воскликнул Мишка, и от его восклицания у меня снова в животе заурчало.

– Возвращаться надо.

– А вдруг за это время кто-то наш рекорд побьет? – спросил Мишка.

– Не побьет, – успокоил я друга, – у них на это ума не хватит. А мы никому ничего не расскажем.

На берегу нас родители встретили. Оказывается, они обнаружили наше отсутствие и волноваться стали. На море-то опасно в шторм. Мы как домой пришли, так нас и заперли, чтобы подумали над своим поведением. И мы подумали. В следующий раз надо будет лучше подготовиться!

Юрий ПУСОВ

Тайна дворника

– Присмотрись внимательней к нашему дворнику. Ничего подозрительного не видишь?
Леонид ПАНТЕЛЕЕВ

Честное слово

Мне очень жаль, что я не могу вам сказать, как зовут этого маленького человека, и где он живет, и кто его папа и мама. В потемках я даже не успел как следует разглядеть его лицо. Я только помню, что нос у него был в веснушках и что штанишки у него были коротенькие и держались не на ремешке, а на таких лямочках, которые перекидываются через плечи и застегиваются где-то на животе.
Русские авторы

Носов Николай

Хармс Даниил

Драгунский Виктор

Паустовский Константин

Бианки Виталий

Пришвин Михаил

Пантелеев Леонид

Осеева Валентина

Берестов Валентин

Алексеев Сергей

ТОП недели

Валентина ОСЕЕВА

Сергей АЛЕКСЕЕВ

Виктор ДРАГУНСКИЙ


Братья ГРИММ

Анни ШМИДТ

Ганс Христиан АНДЕРСЕН


Агния БАРТО

Иван КРЫЛОВ

Сергей МИХАЛКОВ


Русские сказки

Североафриканские сказки

Былины