Peskarlib.ru > Сказки народов мира > Греческие народные сказки

Греческие народные сказки

Ведьмина дочка

Жил да был однажды царь, и звали его Яннакис. Говорит ему мать...

Вышивальщица птиц

Жил в далекой-далекой деревушке бедный юноша. Его звали Манолис. Родители у него умерли, все, что осталось ему в наследство, — это старая скрипка...

Девица на войне

Жил-был царь, и было у него три дочери. Однажды пришло ему послание идти на войну. А был он стар. Вот сел и плачет, и думает, что же ему делать.

Девушка из цветочного горшка

Жили-были однажды муж с женой, и не было у них детей.

Змеиное деревце

Жил да был однажды бедный человек, и звали его Костакис. Все дни он работал с восхода до заката, а по воскресеньям выходил в свой садик, садился под яблоней, съедал хороший обед, а потом до вечера играл на свирели и таким образом проводил свой день в удовольствии.

Золотой прутик

Жил-был один купец, и было у него три дочери. Вот однажды собрался купец в Индию торговать. Начали его дочери о подарках просить: одна хочет платье, другая — шаль, а третья — золотой прутик.

Петух и курочка

Отправились однажды петух и курочка в лес за вкусными лесными орешками. По пути петух сказал...

Три удальца и три девушки

Жили-были три удальца. Дошла до них как-то молва, что в старом колодце живут три девушки-красавицы, и захотелось удальцам взять их себе в жены.

Чудесное лекарство

Жили-были в давние времена царь с царицей, и было у них три сына. Старшего и среднего царь очень любил: и воины они мужественные, и охотники удачливые. А вот младшего царь не жаловал: дни и ночи напролет проводил юноша за старинными книгами, никаких иных утех знать не хотел.

Анфуса - Золотые косы

Жила бедная старуха. Семь лет мечтала несчастная поесть чечевичной похлебки, да все ей не удавалось. Раздобудет чечевицу, нет у нее луку, раздобудет лук, нет у нее масла, раздобудет масло, нет воды: пересох в жару ближний ручей.

Бесконечная сказка

Жил был один царь когда-то. Целыми днями он только и делал, что, развалившись, лежал на своем царском ложе и сквозь дрему слушал сказки. А если рассказчик умолкал, то царь впадал в уныние, только что не плакал.