Peskarlib.ru: Русские авторы: Александр ГИНЕВСКИЙ

Александр ГИНЕВСКИЙ
Как папа упал с вышки

Добавлено: 23 марта 2016  |  Просмотров: 380


Погода — просто замечательная! Деревья зелёные-зелёные, небо синее-синее и тепло-тепло. Потому что весна кончилась, а лето ещё не наступило.

Мы идём по парку. Я впереди, а папа с мамой всё отстают. Вдруг папа догоняет меня и говорит:

— Вовка, как же это мы забыли, что здесь парашютная вышка есть! Видишь? — и он показал рукой на высоченную вышку.

— Какая вышка?! Зачем вышка?! — удивился я.

— Чтоб прыгать с неё… Как же мы забыли?!

— Это ты забыл, а не я! Я её раньше и в глаза-то не видел, — говорю.

Очередь у кассы была небольшая. Стоим. Папа шепчет мне в ухо:

— Вот, Вовка, сейчас и узнаем, смелые мы с тобой мужчины или нет. Если прыгнем, — значит смелые. Не прыгнем — трусованы.

Я знал, что папа не трусован. Что это он просто шутит. А вот про себя — не знал. Вдруг я трус? И когда я так подумал про себя, мне стало даже страшно.

— Будьте любезны, два билета: мне и Вовке, — сказал папа и протянул в окошечко деньги.

— А сколько лет вашему Владимиру? — высунулся из окошечка старичок с седыми усами и посмотрел на меня так, будто я что-то сломал или уронил.

— Да ему… да он… — замялся папа. — Да он у нас ещё не Владимир…

— Вижу, вижу, что он у нас ещё не Владимир… — сказал дедушка и спрятался в своей будке. — В нём веса маловато. Он повиснет на парашюте, как птичье пёрышко. Кто его с неба снимет?

— Да что вы говорите?! — удивился папа. — В нём знаете сколько килограммов?

— Знаю, знаю… Пусть приходит лет эдак через шесть, — сказал дедушка. — Следующий!

Я стоял, засунув руки в карманы, и ковырял землю носком ботинка. В глазах у меня защипало, и капля упала на ботинок. Я зачерпнул ботинком песок. Капля исчезла — на ботинке осталось пятнышко мокрого песка.

— Не вздумай реветь, если ты мужчина, — сказал папа. — Никто не виноват в том, что во мне больше веса, чем в тебе. В тебе когда-нибудь будет не меньше, а во мне уже никогда не будет столько, сколько в тебе… И потом, Вовка, считай, что сегодня нам с тобой не повезло.

Подошла мама. Она посмотрела на нас и сказала:

— Пожалуй, папа прав. Просто нам сегодня не повезло, — она положила руку мне на плечо. — Что ж, посмотрим на папу. А когда придёт время, мы с папой будем смотреть, как ты поднимешься на вышку. Один.

— Так, Вовка? — спросил папа.

Я проглотил комок в горле и кивнул.

Все, у кого были билеты, стали подниматься на вышку. Мы с мамой стояли и смотрели, как они идут по ступенькам вверх. Папа улыбался и махал нам рукой.

Вот он уже стал совсем маленьким. Даже меньше, чем я.

На самом верху, на площадке ходил толстый дядя. Даже отсюда было видно какой он толстый. На нём была рубашка, как у моряков, — в полосочку. Я подумал: «Если он моряк, то почему он не плавает по морю, а что-то делает там на вышке. Может, на море его укачивают волны?»

— Смотри, Вовка, — сказала мама, — дядя в тельняшке одевает ремни на прыгунов.

Дядя подошёл к папе, и они стали что-то там делать. Потом они стали разговаривать. Потом они стали размахивать руками. Очень быстро. Вдруг дядя открыл калиточку заграждения и толкнул папу в грудь. Папа, наверно, хотел дать сдачи этому толстому дядьке, но не успел и… полетел вниз.

Мама закрыла лицо руками и вскрикнула: «Ой!.." А у меня от страха глаза не закрылись, а, наоборот, — совсем открылись. Ведь с такой высоты если упадёшь, то непременно разобьёшься. «Значит папа, — подумал я, — не взял меня, чтобы я не разбился. Эх, зачем он так… Разбились бы вместе…»

Я посмотрел на маму. А моя мама стоит и улыбается. Как будто ей совсем не жалко, что папа разобьётся…

А в это время мой папа повис высоко-высоко в небе. И над ним белый, как облачко, парашют. И папа спускается к нам вниз, и что-то кричит, и размахивает руками, и улыбается.

Мы побежали к нему.

— Вовка! Вера! Вот здорово! — кричит папа и показывает большой отогнутый палец.

— Что у тебя там произошло наверху? — спросила мама, когда папа живой и невредимый стоял уже на земле.

— А-а!.. — папа махнул рукой и рассмеялся. — Он мне говорит: «Прыгайте!», а я ему: «Секундочку. Дайте полюбоваться на залив, который так хорошо виден отсюда…» А он мне: «Нашли время любоваться. Тут у нас вон сколько желающих прыгать, а вы — любоваться… Может, боитесь? Так напрасно, наше сооружение очень надёжное». А я говорю: «Ну что вы, я не боюсь, наоборот…» — «Понимаю, — говорит, — только вы без моей помощи всё равно не обойдётесь», — и толкает меня… Одним словом, свалился с неба.

— Слава Богу, — говорит мама, — что всё окончилось благополучно. Слава Богу…

— Папа, а страшно было лететь? — спросил я.

— Ты знаешь, Вовка, — сказал папа, — признаюсь тебе: страшновато. Но всё-таки здорово. И я очень хотел бы, чтобы ты это испытал. Только когда будешь наверху, то прыгай, не дожидаясь, пока тебя толкнут.

— Я сразу нырну. Как в воду.

— Не забудь сначала пристегнуться. Иначе придётся нам с мамой ловить тебя. А ведь ты к тому времени будешь весить не меньше слонёнка…







Александр ГИНЕВСКИЙ

Вдруг слон подойдёт

Увидели мы раз с Толькой большую глубокую яму. Сама она никак не могла выкопаться так глубоко. Да ещё за один день: вчера-то её не было. Не иначе как экскаватор выкопал. Для какого-нибудь дела.

Александр ГИНЕВСКИЙ

Мы с Борькой лечим будильник

Спускался я раз по лестнице. Уже дошёл до второго этажа. Смотрю: на площадке, в самом углу, стоит будильник. Настоящий. Со стрелками и с блестящей чашечкой — из которой ещё звон получается.