Peskarlib.ru: Русские авторы: Юрий ПУСОВ, Рэна ОДУВАНЧИК

Юрий ПУСОВ, Рэна ОДУВАНЧИК
Великая сила МЯУ!!! Главы 34 - 40

Добавлено: 12 апреля 2015  |  Просмотров: 1908


Глава 34,
в которой мы оказываемся в отделении

Мы совсем повесили головы. Это, скажу вам, очень неприятно и обидно, когда вас подозревают в том, чего вы не делали. Единственно, что нас немного ободряло, так это присутствие сороки, которая осталась верной своему изначальному убеждению. Она летела за нами и весело пела:

— Ворон-вор и мародер! Серьезный будет разговор!

Мы шли мимо красочных лотков, каруселей, видели лесной кукольный театр с зайцем-куклой в главной роли. Он размахивал огромной морковкой и вопил: «На зубастый, получи! Лучше скушай кирпичи!» Тут я разглядел и кукольного волка, жалкого, как бездомная облезлая собака. Он пытался увернуться от морковки зайца-героя, но у него ничего не получалось. «У-у-у!» - то и дело раздавалось жалобно. После чего слышалось жизнерадостное дружное «ха-ха-ха!» и «гы-гы-гы!». Это смеялась толпа разного рода грызунов.

— Может, остановимся, посмотрим? - робко предложила Птичка. - Я так люблю комедии. Как-то и сама участвовала. Что это за театр?

— Это заячий народный балаган «Сочная моркофка». А фообще, у нас ф лесу артистоф хфатает, - проворчал ёжик, причем слово «артистов» прозвучало примерно как «бандитов».

Дальше мы шли молча. Впереди — Филимон, сзади — Порфирий со взглядом профессионального конвоира — будто иголкой затылок колет.

— Пришли, - Филимон провел нас в деревянную будку и усадил на длинную скамью. Сам сел напротив — на пень. Порфирий остался стоять. Еще четыре ёжика остались за дверью.

— Итак, заключенные нарушители! - торжественно произнес Филимон, - будем рассказывать по очереди.

— Мы не… - начал Тишка.

— Молчать! Фозражения не помогут!

— Мы не заключенные! - договорил я за друга.

— Какая разница! Фы прафонарушители! А нарушителей надо задержифать, разбирать их пофедение и долго ругать, чтобы фпредь не хотелось нарушать! - Филимон окинул нас презрительным взглядом. Ворон молчал.

— Начнем с Форона.

— Вот она, - Ворон указал на Птичку, - она украла!

— Что-о! - Птичка вскочила со скамьи, но Филимон усадил ее на место.

— Подождите, гражданочка, фам позже дадут слово.

— Все видели, что кольцо было у нее, - продолжил обвинять Ворон. - Я ее запугал и она сначала хотела мне его отдать, а потом сперва превратила золотое кольцо в игрушечное, а затем сделала так, чтоб оно исчезло. Спрятала.

Ёжики ухмыльнулись и переглянулись.

— Фот как. А что на это скажет преступница? Птичка, фроде? Какое дурацкое имя для кошки. Фу, Птичка!..

Не знаю, как Птичка смогла сдержаться. Я же видел, как она вся задрожала от обиды и гнева. Но она сумела успокоиться и сухо сказала:

— Я нашла кольцо в траве. А когда прилетел Ворон и стал орать, что кольцо его, я решила отдать его хозяину.

— Кар! Кар! Нахалка! - начал было Ворон.

— Не каркай! - грубо перебил его Филимон. Он говорил тихо, но от этого его слова не казались менее обидными. К тому же, несмотря на свой небольшой рост, ёжики всё время умудрялись смотреть на нас свысока. - Птичка, фы действительно поменяли кольцо на игрушечное, а потом и фофсе спрятали, как рассказывает гражданин Форон? - строго спросил ёжик.

— Да, так и было! - Птичка повысила голос. - Только я ничего не прятала. Кольцо исчезло само по себе!

Мы кивнули.

— Как это? Ты хочешь сказать, что умеешь показыфать фокусы? И ты их показыфала прямо на ярмарке при большом стечении народа? А лицензия у тебя есть? - ёжик с каждым словом становился все сердитее и важнее.

— Нет, - смело сказала Птичка, уж кого-кого, а ёжиков она бояться не собиралась. Тем более, что, пока Филимон вел допрос, Порфирий заснул стоя и теперь мирно посапывал и шлепал губами. А такое поведение уважения совсем не добавляет. - Фокусы я показывать не умею. Но, возможно, это было волшебство.

Последнее слово кошечка произнесла многозначительно, вдохновенно и гордо подняла голову.

— Ф нашем лесу нет фолшебстфа. Оно дафно запрещено, - отрезал Филимон. - Фолшебстфо придумали ленифые зфери. Думают, что можно не работать, а ягоды сами будут залетать ф рот. А дурацкая сказка про лягушонка, который по фсему лесу разъезжал на пне — глупости — только сказка и ничего более!

— А разве можно запретить волшебство? - удивился я. - Это тоже самое, что запретить, например, грозу или снег.

— Я уже дафно фзрослый, - обиженно сказал Филимон, - я дафно не ферю ф сказки! Можешь и не пытаться меня переубедить!

— А мы верим! - сказал за нас всех Тишка, и даже Ворон закивал вместе с нами.

— А я — нет, - еще раз повторил ёжик. - Фолшебстфа нет. Сказки — глупости. Так что придется фас обыскать, сразу и фыясним, кто финофат.

— Пожалуйста, - равнодушно промурчала Птичка, - мне нечего скрывать, да и негде.

А Ворон на это ёжиково предложение попятился и закричал:

— Это не р-резонно! Это не нор-рмально! Не разрешается пр-риличных воронов обыскивать!

— Не каркай, я сказал, - Филимон уколол его взглядом. - С тебя и начнем. На форе шапка горит.

— Нечего обзываться! Некультур-рно! И шапки у меня нет! - заволновался Ворон.

— Ноги фместе, крылья фрозь! - скомандовал Филимон, приперев Ворона к стенке. Ворон обреченно закрыл глаза и поднял крылья.

— М-да… - протянул ёжик с трудом скрывая радостную ухмылку. - Подкрыльная торговля ф нашем лесу запрещена. Так. Фыкладыфайте, фыкладыфайте по одной фещице. Фот сюда. Пугофица красная — одна, пугофица серебристая — одна, серьга жемчужная — одна, браслет бисерный — дфа, кольцо серебряное — целых четыре. О! Кольцо золотое — одно!

— Это не моё! Меня подставили! - закричал Ворон.

— Значит, так, - мордочка Филимона засияла от радости, как новогодний фонарик. - Преступник следстфенным путем устанофлен. Фам, Форон, инкриминируется: организация беспорядка ф общестфенном месте, уклонение от налогов, ложное обфинение и нарушение тишины ф «Первом ежовом участке».

— Ой, так много?! - испугалась за Ворона Птичка.

— Не орать ф ежофом отделении! - проснулся Порфирий, хотя кошечка даже не повысила голос.

— Ну, мы пойдем? - спросил я, воспользовавшись моментом. Филимон удовлетворенно рассматривал Ворона. Похоже, поймать преступника для него было смыслом жизни.

— Можете быть сфободны, коты, - сказал он елейным голоском.

— А как же Ворон? Что с ним теперь будет? - начала расспрашивать Птичка, но мы с Тишкой, подхватили ее под лапки и побыстрее вывели прочь.

— Вы что? Они же его замучат до смерти своими чтениями морали!

Вместо ответа я кивнул на дверь участка, откуда донесся голос окончательно проснувшегося Порфирия:

— Ты их отпустил!? Как ты их мог отпустить?! Не быфает нефинофных зферей! Да от этих разбойникоф только и жди какой-нибудь пакости! Они участфофали ф беспорядке на ярмарке фместе с Фороном! Птичка фокусы показыфала без лицензии! И тебя сбила с ног сфоим мяуканьем! А федь это покушение на убийстфо!..

Мы не стали больше слушать и побыстрее прыгнули в ближайшие кусты.

Глава 35,
в которой мы снова двинулись в путь

— Они только себя бандитами не считают! Можно подумать! - возмущалась Птичка, когда мы были уже далеко от ежового отделения.

— А я все же не понял, как так получилось с кольцом? - размышлял я вслух. - Ведь оно исчезло у нас на глазах, улетучилось прямо у Ворона из-под носа! Это, несомненно, чудо! Даже как-то не верится. Птичка, ты у нас волшебница?

— Не-а. Я обычная кошка. Может, колечко, когда на солнце блеснуло, ослепило всех на мгновение, и поэтому никто не увидел, как оно, вместо того, чтобы попасть Ворону в клюв, упало ему под крыло? Лично я другого разумного объяснения не нахожу.

— Да, - усмехнулся Тишка, - общение с ёжиками до добра не доводит. Ты уже и думать стала так, как они — логически. А может, ты какое-нибудь заклинание сказала? Вспомни?

— Ну, может, и говорила что-то… - задумалась Птичка. - Но я тогда злая была, так что могла сказать, что угодно. Главное, что все закончилось хорошо.

— Для нас, - уточнил я.

Птичка недовольно на меня зыркнула, и я поспешил отвернуться. Мне тоже было жалко Ворона, но он сам виноват — нечего было называть Птичку воровкой, когда у самого клювик в пушку. А впрочем, каждый судит по себе. Что он еще мог подумать?

— Вот вы где! - Леший вышел из-за дерева и тепло нам улыбнулся. - Ну и как вам ярмарка?

— Мы этого никогда не забудем, - серьезно сказал Тишка. И это была правда. Вот только мы не стали уточнять, что нам больше всего запомнится.

— Я же говорил, что на нашей лесной ярмарке просто здорово! - Леший светился от радости, и это была не та радость, которую испытывает ёжик, поймав преступника. От Лёшиной улыбки нам стало тепло и приятно. Мы расслабились и заулыбались в ответ. Казалось, лес наполнился новыми свежими ароматами, а дикие пчелы стали гудеть еще мелодичнее.

— Мы бы хотели продолжить наш путь к диким кошкам, - напомнила Птичка. - Вы нам подскажете, куда идти, дядя Лёша?

— А вы как раз на верном пути. Вот здесь, прямо перед вами начинается прямая тропинка к домику диких кошек. Нужно только встать на нее и спеть:

Скатертью ляг,

тропка, под ногу,

нас приведи

прямо к порогу…

Сказать, к кому вы хотите прийти, и дорожка приведет вас к намеченной цели.

Мы поблагодарили и, сказав нужные слова, ступили на тропу.

Дорожка заструилась, зазмеилась меж кустами и деревьями, уводя нас вглубь леса к заветной цели нашего путешествия. Мы весело, вприпрыжку, обгоняя друг друга, побежали вперед.

Глава 36,
в которой мы находим избушку

Тропка, которую указал Леший, вдруг вывела на широкую, радушную, посыпанную песочком дорогу.

— Смотрите! - воскликнула Птичка, и мы с Тишкой посмотрели влево.

Там стоял небольшой домик: старенький, бревенчатый, с поросшей мхом крышей. Но главное, на что мы сразу же обратили внимание, так это на то, что он стоял не на самой земле, а на толстенных деревянных сваях, украшенных резьбой так, что они казались выросшими до необычайных размеров куриными лапами. К двери поднималась широкая лестница с перилами, украшенными двумя резными фигурками сов.

— Тут что, Баба-Яга живет? - спросила Птичка, желая услышать от нас подтверждение своей догадки.

— А кто это так часто ходит в гости к Бабе-Яге, что протоптал такую широкую дорогу? - спросил я.

— Может, у нее что-нибудь вкусненькое есть, - облизнулся Тишка.

— Конечно, есть — похлебка из поганок, пиво из мухоморов и пиявки в соусе из куриной слепоты, - предположил я.

Тишка тут же перестал облизываться:

— Давайте быстрее пройдем мимо.

— Вы что, белены объелись!? - воскликнула Птичка. - Или сказок страшных наслушались? Говорят, Бабки-Ёжки — самые голосистые среди бабок! Вот с кем будет здорово помяукать!

— Но, все-таки, надо быть осторожней, - заметил Тишка, увидев, что Птичка так размечталась, что аж зажмурилась от счастья. - Баба-Яга — не очень-то мирная профессия.

Но тут из домика раздался звонкий высокий и бодрый голос, который пел:

Я так отчаянно тоскую!

Лирический мой вянет взгляд!

О, кто найдет меня такую,

О, кто поймет меня такую

И будет мне безумно рад?

Я весела и добродушна,

Красива, словно летний лес…

Со мной уютно и нескушно.

Я так безропотно послушна

И поэтична до небес.

Зайди ко мне, мой странник милый,

В мою забытую избу!

Во мне полно хмельного пыла —

Не отлюбила, не остыла,

Так раздели со мной судьбу!

Услышав этот романс, мы переглянулись и направились к домику. Слова песенки закончились, но хозяйка продолжала петь, чисто и красиво выводя мелодию.

— Мур-мур, можно? - пропела у входа Птичка.

Пение сменилось на недоверчиво-смущенную тишину, в течение которой чуть колыхнулась занавеска на правом окошке.

— Иду-иду! - послышался высокий бодрый голос, потом — шаги, и в дверях появилась…

Глава 37,
в которой заходим в избушку

— Здравствуйте, Ба… - Птичка осеклась.

На пороге стояла аккуратная стройная дама с ярко-ореховыми волосами. Бабой ее никак нельзя было назвать, а уж Ягой и подавно. Выглядела она ягодкой из известной пословицы . Правда, ведьмочки умеют скрывать свой возраст. Она радушно улыбалась, открывая свои здоровые, блестящие зубы. Платье на ней было алое в белый горошек, вокруг тонкой шеи — рябиново-калиновые бусы, на пальцах кольца из фольги и одуванчиков, на ногтях — лепестки каких-то розовых цветов. Модница, проказница, дискотечная тётушка. Ни тебе огромного кривого носа, ни залатанной ветхой одежды — ничего из того, что обычно любят говорить в сказках про Бабу-Ягу. Только тапки старые — не то туфли стоптаные, не то лапти — не разберешь.

— Кошки! - пропела Баба-Яга. - Кошка и котики! Ах вы, мои маленькие, ах вы мои бедолажные, и чего же это вас занесло так далеко в лес? Ведь вижу же, что домашние. Ну, заходите, пожалуйте, гостюшки мои пушистенькие. Я вас сейчас валерьяночкой угощу. Молочка у меня нет, — в моем присутствии оно сразу скисает. А вот свежепойманные мышки, если вы немножко подождете, будут. Скоро Морфей с работы, то есть с охоты, вернется — принесет.

— Морфей — это ваш кот? - догадался я и улыбнулся: не может быть человек плохим, если у него есть кот.

— Да, любимый мой котичек, - Баба-Яга улыбнулась в ответ. - Заходите, не стесняйтесь, только ноги вытрите как следует. Вот, о половичок.

Мы сделали, как просила хозяйка, и вошли внутрь. В доме было чисто, светло и опрятно. Баба-Яга усадила нас за круглый деревянный столик и заходилась с угощением. Тишка блаженно жмурился, и я почти что читал его мысли. В самом деле, мы готовились к сложному, полному лишений походу через лес, а получается так, что местные жители все время радушно нас встречают, кормят-поят и истории всякие рассказывают.

Домик у Бабы-Яги был не менее уютным, чем у Лешего. На стенах висели вышитые и нарисованные яркими красками портреты рыб. Деревянная, шоколадного цвета, кровать застелена лоскутным одеялом, сложенные пирамидкой подушки накрыты кружевом. Шкаф, старенький с почерневшим зеркалом, уютный зелёный торшер и старое породистое пианино с раскрытым ртом, будто оно пело, и ему кто-то вдруг сказал: «Замри».

Баба-Яга вошла, неся через плечо связку сушеной рыбы. Мы с благодарностью на нее посмотрели. Ждать Морфея с мышками гораздо приятнее, когда жуешь рыбку. Хозяйка оценивающе нас осмотрела и вдруг как крикнет:

— А лапы вы мыли, хулиганы?! У меня домик стерильный!

— А мы их не пачкали, - начал оправдываться Тишка, но Баба-Яга нахмурилась:

— Отвечать хором!

— Есть помыть лапы! - заорали мы довольно слажено и принялись демонстративно вылизывать лапы и тереть мордочки. Не привыкли мы к такому военно-учительскому обращению, но в гостях приходится играть по хозяйским правилам. Тем более, что хозяйка — настоящая Баба-Яга, хоть и молодая. Я посмотрел на нее и поймал острый, черный и глубокий, как лес, взгляд — не знаешь, что от него ожидать: то ли волков, то ли шоу с пуганием туристов…

— А теперь, мои дорогие, милые, пушистые, я прочитаю вам правила поведения в обществе ведьм. Хотите, запишите, хотите, так запоминайте, но чтобы выучили наизусть! Слово в слово! Ясно?!

— Так точно! - задорно выкрикнул Тишка, принимая игру, и подмигнул нам. А Птичка испугалась — напушистилась вся и разлохматилась: мол, несчастный я лохматый маленький комочек, меня не трогать, а то как выпущу когти, как МЯУ запою!…

Бабка-Ёжка победно на нас посмотрела и, выпятив бусово-рябиновую грудь, важно и торжественно, как на сцене, продолжила:

— Во-первых, я не Баба-Яга, как вы уже, наверное, поняли, а Ведьмочка. Понятно? Бабой-Ягой быть уже не модно, да к тому же мне еще лет пятьдесят до этой самой Бабы. Маленькая я еще, крошка совсем. Ну скажи, глазастый, какая я в свои неполные шестьдесят Баба-Яга?! - поймала она восторженный Тишкин взгляд. - Это смешно! И вообще, у меня имя есть красивое. Самое, можно сказать, красивое имя на свете, - она сделала паузу и вдохновенно и кокетливо выдохнула, - Я — мадам Покер-Шпокер.

— У-у!!! - завопил Тишка так, как встречают рок-звезду, и Птичка охотно его поддержала. Стало легко и весело, но Покер их прервала:

— Ша! Брысь! Не сметь! Во-первых, не сметь кричать, петь и — самое главное, - она многозначительно подняла указательный палец к низкому потолку, - в моем доме нельзя говорить «МЯУ»!

— Почему? Домик хиленький, может развалиться? - храбро спросил я.

— Да. Мой маленький родной заколдованный домик не терпит громких звуков! А я без него пропаду! Я ведь стара уже, чтобы строить новый дом. И заклинания произносить мощные уже не могу — силы не те. Ох, ох, ох, - распричиталась мадам Покер и захныкала голосом маленькой капризной девочки.

— Не плачьте, мадам Покер! Вы самая очаровательная и прелестная ведьма, - сочувственно промурлыкала Птичка. - А нам ничего не стоит немного не помяукать.

— Хлюп-хлюп, - зашмыгала носом Баба-Яга и, улыбнувшись, скомандовала, - наливайте себе, пушистики. Выпьем валерьяночки за Вечную Молодость!

Глава 38,
в которой мы знакомимся с Морфеем

Не успели мы как следует насладиться благородным кошачьим напитком, как послышался стук отворяющегося окна, и из него в комнату что-то выпало, вернее мягко вкатилось. Что-то огненное и стремительное. Когда это что-то остановилось возле стола, мы увидели, что это кот, рыжий худой кот с простодушными глазами.

— Морфей!!? - сказали, обрадовались и спросили мы хором.

— Так точно, Морфеус Мурчелло к вашим услугам. Можно просто Морфей, - светло улыбнулся зеленоглазый. Кот был явно рад гостям, как солнышко весне.

— Мур, - Морфей улыбнулся мне.

— Му-ур, - Птичке.

— Мур-р, - Тишке.

— Морфей — кот очень воспитанный, - сказала мадам Покер, - очень порядочный, галантный.

Кот быстро изобразил ровный бархатный звуковой фон и умильно прищурился, будто его только что почесали за ушком.

— А какой хозяйственный да практичный! - мадам Покер театрально всплеснула руками и покачала головой — пышная прическа всколыхнулась, как цветы в вазе. - Он у нас и рыбак, и охотник, и повар, и тряпочка для вытирания пыли…

— Х-х-х! - негромко, но многозначительно возмутился Морфей, на что я согласно кивнул. Не терплю, когда к кошкам относятся, как к игрушкам или, еще хуже — полезным вещам.

— Да, - как-то уж слишком легко согласилась ведьмочка, - на тряпку он только собирается учиться… А какой это мастер колыбельных песенок и сказок! С ним можно всю жизнь сладко проспать и сны смотреть только самые лучшие и красочные, да все с продолжениями, как сериалы…

— И без рекламы, - сострил Тишка, но его никто не понял, кроме меня. Но я в основном футбол смотрю, а засыпаю я хорошо и без сонливых сериалов.

— К тому же Морфей у нас еще и парикмахер. Мышью не корми, дай ему только мои волосы художественно запутать, - продолжала нахваливать своего помощника мадам Покер так, будто она не дома нас знакомит, а принесла его на ярмарку продавать.

— Вы так сильно любите своего кота? - спросила Птичка.

— Конечно, люблю! Мне некого больше любить, - пропела ведьмочка визгливо. - Правда, вот неудача, — рыженький попался. С моими выдающимися способностями и достижениями в области классической и особенно прикладной магии мне полагается иметь черного, к тому же, как можно более черного кота. А этот, извините за выражение, скелет… Эх, бедняжка, заморыш… — рыжий.

Мадам Покер посмотрела на Морфея черным взглядом, исполненным жалости и снисхождения. Но кот от этого взгляда не сделался черным, равно как и от всех предыдущих. Мне даже показалось, что он стал еще рыжее.

— Зачем же вы тогда завели рыжего кота, если он вам не к лицу!? - вспылила Птичка, уж очень резким был переход от похвалы к критике. Тишка ревниво взглянул на Морфея, а ведьмочка захихикала:

— Ох, ах, какие вы остроумные, малыши! Дареному коту в морду не смотрят, тем более, когда вам его дарят в мешке.

— И кто же вас так одарил? - полюбопытствовал я.

— Ах, это Лёшка Леший, лет тридцать назад было. Как время-то летит! Помню, сватался ко мне, паразит древесный, негодник шишечный! Ах! - лицо мадам Покер стало светлым и погожим, как солнечный мартовский день. Казалось, ведьмочка вот-вот замурлычет. - «Жить, мол, без вас не могу, мадам Покер». А я тогда еще совсем крошка была, я тогда только первый класс в школе магии и чародейства закончила. Ах, ах! А Леший какой был тогда красивый малыш! Конечно, не такой изумительно совершенный, как я… Давайте выпьем, котики! С горя! То есть с радости! - мадам Покер достала большой, изящно изъеденный гусеницами лист лопуха, трубно высморкалась в него и поочередно протерла глаза.

— Выпьем, няня! Где же кружка! - весело продекламировал любимые строки Морфей.

— Лапы, пушкинист рыжий! - мадам Покер снова пустила стрелу черного взгляда в Морфея.

— Примерно вылизаны! - быстро отреагировал кот и показал свои белые подушечки лапок. – Кстати, я там мышек свежих принес и одну крыску. В котел бросил. Пусть варятся.

— А посолить не забыл? А приправу бросил? Вот так всегда, всё самой делать приходится! – взвизгнула мадам Покер и побежала на кухню.

Глава 39,
в которой мы узнаем отношение мадам Покер к кошачьей песне

— Расскажите, друзья, что сейчас нового в кошачьем мире, да и вообще, что в свете творится. А то я тут совсем замотался: дом — работа — дом, даже весну который год не праздную — некогда, - попросил Морфеус, хозяйским жестом доливая нам валерьянку в кружки. Он распушился и расслабился в нашей компании. Видать, давненько живых котов не видел.

— Самое главное событие это… - но я не успел договорить, так как в комнату вбежала мадам Покер с полной тарелкой вареных мышей.

— В первую очередь, мне рассказывайте! – вскричала она. – Здесь я самая главная и любопытная. Ха! В этом лесу — точно!

— У нас на днях фестиваль кошачьей песни был! Просто мя…, то есть просто вау!

Глаза у Тишки, когда он это говорил, зажглись, как новогодние фонарики. А у мадам Покер глаза зажглись запрещающими светофорными огнями. Она даже подпрыгнула на стуле и злобно проткнула взглядом нас всех, по очереди, а вилкой — мышь, тут же перекочевавшую к ней в тарелку.

— Ай-ай-ай!!! – возмущенно завизжала ведьмочка. – Эти ужасные гнусавые фестивали до сих пор здравствуют?!

— И радуют всех котов! Вы знаете, эти фестивали — просто чудо! Они поднимают нам настроение, как минимум, на полгода, - сказал Тишка.

— Да, мы получаем заряд энергии, - подхватил Морфей, - и просто наслаждаемся звуками прекрасного мя…

— Отставить! – бросила Мадам Покер своему коту, он даже пригнулся, будто слова ведьмочки могли разить не хуже любого метательного оружия. – Куда смотрит милиция, собаки, люди — общественность!

Мы переглянулись и еле удержались от дружного ответного мяу. Ведьмочка нахмурилась еще больше:

— Правила общения с мадам Покер не забывать! Меня не обманешь и врасплох не застанешь — я все ваши мысли заранее знаю, я читаю их как книги, вместо книг, потому что книги читать не люблю! Нет, без них можно обойтись, - ведьмочка посмотрела на меня, и я тут же поверил, что она читает мысли, ведь я только что подумал о том, что без книг никак нельзя.

— Как же без книг, - заупрямился Морфей, - книги — это та же валерьянка, только из слов.

— Глупости, бирюльки, цацки-пецки! – азартно заспорила мадам Покер. – Кроссворды можно отгадывать и без этих скучных книг! Я первая в лесу по разгадыванию кроссвордов! Кроссворды повышают эрудицию и настроение. Решишь кроссворд — и думаешь, что ты самый умный на свете…

— А я сказки люблю и стихи, - задумчиво сказала Птичка, - они волшебные. Я когда читаю, то прямо чувствую себя сопричастной к волшебству.

— Безобразие! – мадам Покер чуть со стула не упала и, наверное, упала бы, если б не схватилась за стоящую рядом метлу. – Если каждый будет считать себя волшебником, что тогда с лесом станет?! Шарлатанство в магии — хуже всего! Колдовать должны только талантливые ведьмы, такие, как я! И профессионалы! Как я! У меня диплом есть! Я закончила среднюю школу Магии!

— А я — Институт Котов-Баюнов! - сказал Морфей.

Я не понял, это он похвастался за компанию или хотел сказать, что и мы, кошачьи, не лыком шиты.

— Ну и что! – ведьмочка восприняла его фразу, как вызов. – Котов-блохастиков институт! Во! Чтобы мышей ловить, много ума не надо! Ты бы лучше на тряпочку от пыли выучился!

— Я сказки рассказываю и песенки пою лучше многих! – обиделся Морфей.

— Ты? Ой-ой-ой! – высокомерно скривилась мадам Покер. Личико у нее получилось, точно ой-ой-ой, не проходите мимо. – Да ты ни петь, ни играть ни на каком приличном инструменте не можешь! Дохлик!

— Это я дохлик?! – Морфей встал и грозно выгнул спину.

— Сесть на место! При мне стоять можно только при пении самых чудесных песенок! А петь в моем доме категорически запрещено!!!

— А что такое «категорически»? Это — «горе котам»? – съязвила Птичка с невинной мордочкой и положила себе на тарелку еще одну мышку — пока мы беседовали, она времени не теряла.

— Гы-гы-гы! – развеселилась ведьмочка, и в ее глазах замелькали добрые искорки. - Молодцы, малявки! Шутки я люблю!

— Ничего смешного, - искоса глянул Морфей. – Сколько я просился на фестиваль кошачьей песни, а она меня ни разу не пустила. А я так люблю «Валерьяночку»! Я там лишь раз был, еще студентом!

— Мой милый котик! – глаза и голос ведьмочки выражали теперь нежность и заботу. – Ты ведь такой маленький, такой худенький, такой дохленький, беспомощный, а пение громких мяулодий опасно для здоровья. Оно отбирает все силы, лишает спокойного сна…

— Неправда! Песни наоборот бодрят!

— А дед Панас уже давно глухой на оба уха! – поддержал я. Вообще-то мне было несколько странно, что фестиваль кошачьей песни может кому-то не нравиться.

— От вашего фестиваля и оглох! – обрадовалась мадам Покер. – Да на вас нужно в суд подать! Бандиты! Паразиты! Только и могут, что орать, и еще смеют эти ужасные вопли называть пением!!!

Ведьмочка вскочила и забегала по комнате, время от времени сморкаясь в лопух.

— Еще слово — и мы пожалуемся на вас в общество защиты животных, прямо в отдел защиты кошек! – меня задело такое хамское отношение к нам, египетским священным животным.

— Сесть и не пищать! Рот закрой — кишки простудишь! – прикрикнула мадам Покер. – Это я не люблю животных!? Да я этого рыжего обормота, - длинный наманикюреный палец ведьмочки уперся Морфею в лоб, - вместо того, чтобы утопить, воспитала, манерам, эстетике, музыке и пению научила! Да мне мышек и птичек, тех, что этот живодер ловит, до слез жалко! Я у лучших художников портреты лучших рыбок заказываю…

— А потом заказываешь себе ужин из этих рыбок у лучших поваров, - закончил Морфей спокойно.

— Гы-гы-гы! Моя прелесть! Морфик, дай я тебя расцелую! – мадам Покер порывисто обняла своего кота и замурлыкала.

Мы недоуменно переглянулись. К странностям этой странной женщины нужно еще привыкнуть. А Морфей, в свою очередь, тоже прижался к ведьмочке, и они замурлыкали в унисон.

— Да, я странная женщина, - не без кокетства заявила мадам Покер, перебирая рябиновые бусы одной рукой и нежно гладя Морфея другой, - мне Леший всегда говорил: «Мадам Покер — вы такая отчаянная истеричка и психопатка, что просто…»

«Мяу!» - громко подумали мы хором так, что ведьмочка аж подпрыгнула на стуле и весело взвизгнула. Похоже, против мысленного мяуканья она ничего не имела. Или просто вновь нагрянувшее к ней хорошее настроение не хотело так быстро покидать ее, и она пропустила наше мяу мимо своего внимания.

Глава 40,
в которой Тишка задает вопрос

Я решил, что это хороший признак, и подумал, что неплохо было бы уточнить у мадам Покер, как скорее добраться к диким кошкам. Наверняка, она это знает. Лучшая лесная разгадчица кроссвордов должна обладать хорошей памятью и вниманием. Вот только аккуратно нужно выведать у ведьмочки то, что нас интересует. Как-нибудь схитрить, чтобы ей было приятно нам помочь. Я встретился взглядом с Тишкой и многозначительно ему подмигнул. Он всё понял. Мы хоть в школе магии не учились, но понимаем друг друга и без мяу. Тишка подумал и сказал:

— Мадам Покер, вы, правда самая умная и знающая ведьма?

— Да, котик, - расцвела ведьмочка, - а что ты хочешь?

Я одобрительно улыбнулся — начало хорошее.

— Знаете, я вот дома один кроссворд разгадывал, всё разгадал, а на один вопрос никак ответа не найду. А вы такая мудрая, что наверняка ответ знаете.

— Конечно, знаю, - весело согласилась мадам Покер, - только я просто так ничего не делаю. Просто так помогать никакого удовольствия. А вам очень нужно знать ответ на этот вопрос?

— Да, очень, - решила поддержать нашу затею Птичка, но, увидев, как просияла от ее слов ведьмочка, я понял, что лучше бы она этого не делала.

— Хе-хе! Помогу я вам, конечно. Ну, говорите ваш вопрос, который вы не можете расколдо… ой, разгадать. Сейчас вы убедитесь, что я самая умная в мире мадам Покер!

— Внимание: вопрос! В каком направлении от домика на курьих ножках живут и репетируют дикие кошки? - торжественно изрек Тишка.

— Э-э-э… - мадам Покер задумалась и посмотрела в потолок, а потом под стол.

Тишка тоже опустил голову, будто надеялся увидеть под столом шпаргалку, в которую подсматривает ведьмочка.

— Неужели не знаете? – решила поторопить Бабу-Ягу Птичка.

Но мадам Покер ничуть не смутилась:

— Сейчас, дайте подумать. Я знаю. Э-э-э… - она снова уставилась на свои колени, но перед тем, как ведьмочка опустила глаза, я успел заметить, как лукаво они у нее заблестели.

Птичке не терпелось узнать, скоро ли мы доберемся до цели, она так и ерзала на стуле, ожидая ответа. Мы тоже ждали. Даже затихли и замерли, чтобы не мешать ведьмочке думать. В домике стало невыносимо тихо. Мне примета вспомнилась: если собравшиеся вместе коты вдруг замолчали, значит, в деревне родилась собака. Мы молчали почти минуту. Сколько же щенков за это время успели на свет появиться?

Я посмотрел на Птичку. Она сидела с таким мечтательно-блаженным выражением на лице, что, наверняка, уже вовсю представляла себя поющей в составе группы диких кошек. Птичка улыбнулась и тихонько замурлыкала.

Мадам Покер оторвалась от раздумий, недоуменно посмотрела на кошечку и нахмурилась:

— А вот знаю, но пока не скажу.

— Почему?! – вскрикнула Птичка так, словно ей на хвост наступили.

— Вы ведь обещали! – поддержал я подругу.

И Тишка кивнул, так как рот его был занят мышью.

— Во-первых, не смей орать, - учительским тоном проворчала мадам Покер, - а во вторых, я предупреждала, что у меня есть кое-какие условия. Что таращитесь!? Не заработали! Нежданный гость, если не знали, — хуже грабителя. Всю валерьянку выдули, всех мышек и рыбок съели! А кто мне поможет? Я ведь всего через год-два-десять буду заслуженной ветеранессой колдовства и магии! И вам, бездельникам мякеньким, не жалко бедной старушки?!

— Ну что же, спасибо вам большое, мы, пожалуй, пойдем, - Тишка закончил вылизывать лапки и поднялся.

— Попробуй, - ехидно проворчала ведьмочка.

Почувствовав неладное, я посмотрел на дверь и увидел, как она уменьшается, сжимается — и на ее месте остается голая стена, сложенная из сплошных толстых бревен. То же самое произошло и с окнами. Я, конечно же, не испугался, хотя от окон остались лишь подоконники со стоящими на них цветами в горшках. И как же мы теперь отсюда выберемся?! Через дымоход, что ли?

— И дымохода нет, - моментально отозвалась мадам Покер, - так что останетесь у меня, пока не расплатитесь за гостеприимство. Потолок не мешало бы побелить, пыль вытереть, да и вообще, скучно мне. Представьте, каждый вечер одно и то же: сказки Морфея под звучание примитивной мелодии, исполняемой им на вибрисах .

— Говори «на усах», будь проще, - проворчал Морфей.

— А так — кроссворднее, - мадам Покер с таким видом сидела на своем стуле, словно это трон, а она — королева-победительница, и только от нее зависит, помиловать пленных или казнить.







Юрий ПУСОВ, Рэна ОДУВАНЧИК

Великая сила МЯУ!!! Главы 41 - 46

Отгадайте загадку: без окон без дверей, полна горница котей?

Юрий ПУСОВ, Рэна ОДУВАНЧИК

Великая сила МЯУ!!! Главы 27 - 33

Когда дядя Гоша, сытый и довольный, пришел к нам, чтобы выбрать себе новую жертву, мы были готовы.