Peskarlib.ru: Русские авторы: Михаил ЛЕРОЕВ

Михаил ЛЕРОЕВ
Сказка Вторая, в Которой Обезьянко Узнаёт Правду

Добавлено: 11 апреля 2015  |  Просмотров: 867


− А ты знаешь, кто ты на самом деле? − спросила Что-Попало, отставляя блюдце с недопитым чаем на стол.

− Угу, − кивнула Обезьянко, − Я обезьянка... – и чуть тише добавила: − Кажется...

− Вот в том-то и дело! – восторженно запрыгала Что-Попало, − Никто не знает своей истинной природы. У тебя зубы какие − с клыками или без?

Обезьянко кинулась к зеркалу.

− Если с клыками, то ты хищница, а если без них – то пиши пропало, ты травоядное – и тебя скушают.

Обезьянко расстроилась.

− Это что же получается, я теперь и траву есть должна?

− Ну что ты, − успокоила Что-Попало, − Совсем необязательно есть траву. Это так, для информации.

− А...

Они ещё немного посидели. Соседка выпила три блюдца фруктового чая и уже собралась уходить, когда Обезьянко вспомнила.

− Да нет же, никакая я не травоядная. Я эта... как её... светоядная!

− Ты цветы ешь?

− Не цветы, а светы, ой... Совсем ты меня запутала. Я свет люблю. Лето, море, солнышко...

− А я уж было подумала... Ну, лето все любят.

− Я особенно.

− Может, ты растение? Кожа у тебя случайно не зелёная?

Вопрос застал Обезьянко врасплох, и она побежала в спальню проверять свою кожу.

Что-Попало тем временем спрятала за щёку леденец и приготовилась ждать результатов.

− Ну как? Зелёная?

Из спальни послышался плач.

− Ты чего? Это разве больно? – удивилась Что-Попало.

Зарёванная Обезьянко появилась на пороге.

− Я не цветок... И кожа у меня не зелёная...

− А какая?

− Коричневая. И теперь я, наверное, дерево...







Михаил ЛЕРОЕВ

Эффект бабушки

Как-то Лялька и Гришка остались дома одни. Мамы и папы были на гастролях. Впрочем, дело обычное – у многих маленьких клоунов родители месяцами дома не появляются. Что же теперь: всякий раз бежать в магазин за новыми?

Михаил ЛЕРОЕВ

Сказка Первая, в Которой Приходит Что-Попало

Обезьянко сидела в гостиной и горестно вздыхала. Было ужасно скучно. Одно развлечение: раскачивайся себе на стульчике туда-сюда, в такт настенным часам.