Peskarlib.ru: Русские авторы: Михаил ЛЕРОЕВ

Михаил ЛЕРОЕВ
Волшебство из-под кровати, часть первая

Добавлено: 9 апреля 2015  |  Просмотров: 580


В одном доме на девятом этаже жили дети. Маша и Денис Колобковы. Хорошие дети, их все хвалили, дома и в школе. Родители прямо души не чаяли.

Еще они опасные приключения любили.

Да только ничего опасного с ними почему-то не случалось. Только понарошку.

И вот однажды…

В такси не так страшно

Однажды родители уехали в театр, а Денис с Машей остались дома одни.

Случалось ли тебе, милый друг, оставаться дома одному?

Безумно интересно, немножко страшновато, а если есть чем заняться – то и не скучно совсем.

А нашим героям всегда было чем заняться. Под столом в большой комнате у них был настоящий дом чудес, а в нем – целых четыре комнаты и гараж.


Когда совсем стемнело, и стало все-таки чуточку страшно, Маша собрала всех своих кукол и забралась с ними в волшебный дом. Дениска был уже там, чинил в гараже автомобиль.

− Давай играть в такси, − предложил он сестре, даже не оборачиваясь в ее сторону, − Я буду директор таксопарка, а ты со своими куклами – моими клиентами. Тариф сто рублей.

Маша не знала – много или мало это сто рублей для такси, но деньги были понарошку, поэтому она махнула рукой и согласилась. Такси так такси. В такси не так страшно.

Неприятности в гостинице

Теперь Маша была начальницей гостиницы, в которую вмиг превратился волшебный четырехкомнатный дом. А Денис рейс за рейсом доставлял ей клиентов.

Клиентами были куклы и старый плюшевый заяц Антон, доставшийся от мамы. Антон был великодушно назначен бродячим директором зоопарка. Бродячие директора непременно должны были существовать, полагала Маша, – ведь есть же бродячие артисты и бродячий цирк! В соседнем с Антоном номере проживали киноактрисы Мадлен и Нюра. А прямо над ними весь верхний этаж занимала писательница Барби Решеткина. Кен Решеткин остался дома, в Африке.


Когда подкатил очередной автомобиль с гостями, и главная гостиничная рецепторша обезьянка Катя Мушкарева, встречая их, вытянулась по стойке смирно, в гостинице неожиданно случилось ЧП.

Обвалился потолок, вследствие теракта, как заключил просвещенный Денис, и пришлось вызывать милицию.


Милиция была еще в пути, когда в коридоре раздались чьи-то шаги.

Домовой

− Ты слышала? – побледнел Денис.

Маша забралась вглубь домика и притихла.

Денис последовал ее примеру, и на всякий случай задернул скатерть, которая была в чудо-доме вместо двери.

Они прислушались – не померещились ли им эти странные звуки из коридора?

Шаги повторились, уже у самой входной двери в большую комнату.


Надо сказать, что Колобковы в квартире не были единственными жильцами. По соседству, в маленькой комнатенке проживал сосед дед Капитоныч.

Очень странный.

Капитоныч никогда ни с кем не разговаривал, Маша и Денис его часто неделями не встречали. Маленький, невзрачный, с большущей седой бородой и блестящей лысиной, он казался им злобным домовым из бабушкиных сказок.


Шаги в коридоре могли принадлежать только Капитонычу. Потому-то детям сало немного не по себе. Кто знает, может быть, Капитоныч только прикидывается старичком-соседом. А на самом деле он и есть самый пренастоящий домовой?!

− Давай притворимся, что нас нет, − предложила Маша.

Они так и сидели под столом, притворившись, что тоже уехали с родителями в театр на «Лебединое озеро», когда входная дверь тихонечко заскрипела…

Не спугнуть кошмары

Дверь приоткрылась, и в комнату заглянула маленькая капитонычева голова.

Маша от неожиданности ойкнула.

− Тс-с-с…− старичок приложил палец к губам, и подмигнул ей, − Спугнуть можешь.

− Кого?! – в один голос спросили обескураженные дети.

− Кошмары, − сказал Капитоныч.

Маша и Денис переглянулись. Наверное, это все им только снится. А может, Капитоныч сошел с ума и нужно срочно вызвать скорую помощь?

− Вылезайте из своей берлоги, я вас не съем, − проворчал сосед, видя их недоумевающие лица. – Вы, наверное, думали, что я домовой?

Дети не сговариваясь замотали головами.

− Думали-думали. Я знаю. А сейчас, поди, за чокнутого принимаете?

− Что вы, что вы, дедушка! Совсем нет, – заверила Маша, выбирась из-под стола. Теперь ей самой стало стыдно за такие нелепые мысли о Капитоныче.

Денис усадил деда на диванчик и предложил кофе. Правда, не настоящего, понарошку.

Капитоныч от кофе отказался.

− А вот чаю бы я с удовольствием попил.

Маша засуетилась, разливая воображаемый чай по кукольным чашкам.

− Липовый! – восторженно вдохнул Капитныч.

Самый настоящий гном

Пока пили чай, дети разглядывали Капитоныча, оказавшегося вовсе не таким уж и страшным. Даже наоборот, добродушным и улыбчивым. Впрочем, таинственности ему это не убавляло.

А Капитоныч рассказал им свою историю.

− Я здесь давно живу, еще ваших родителей не было, когда я приехал в этот город и поселился в этой самой квартире. У меня еще дачка в лесу есть. Маленькая, уютная, с кабинетом. Вот я и уезжаю туда иногда.

− Вот почему мы вас иногда по несколько недель не видим, − сообразил Денис. – И никакой загадки в этом нет…

− Очень жалко, что я вас этим расстроил, − лукаво улыбнулся сосед, − Но, поверьте, это не самая большая неприятность… А вот то, что я не совсем Капитоныч – в этом вы были ох как правы…

− Как так, не совсем Капитоныч? – удивилась Маша.

− Нет, имя-то настоящее, Капитон Капитоныч, и дед у меня был Капитон, и его дед то же имя носил. Все у нас в роду Капитонычи. Вот только я не совсем человек…

Маша и Денис во все глаза смотрели на странного соседа. Как же они раньше не догадались?! Маленький, бородатый, с большущим носом картошкой, с удивительными мудрыми глазами… Да это же…

В подтверждение их догадки Капитоныч достал из нагрудного кармана, развернул и натянул на голову мятый красный колпак.

− Да, милые дети, я самый настоящий гном.


Продолжение следует…







Михаил ЛЕРОЕВ

Волшебство из-под кровати, часть вторая

Маша и Денис Колобковы – самые обыкновенные дети. Денису пять лет, Маше намного больше. Шесть. Живут они в большом городе в обыкновенной коммунальной квартире.

Михаил ЛЕРОЕВ

Королевский дракон

Казалось, дворец с ума сходил. Понравилось ему, видите ли. И подданным понравилось. Носились как заведённые по залам и вопили так, что оглохли бы даже глухие подземелья.