Peskarlib.ru: Русские авторы: Юрий ПУСОВ

Юрий ПУСОВ
Гости и поросенок, которого не было

Добавлено: 4 апреля 2015  |  Просмотров: 668


– Ну, как там на улице? Потеплело? – спросил меня Локоток, встречая в прихожей.

– Да. Весна вступила в свои права. Теплое солнце греет землю. И ветер уже теплый. И куртка нагрелась.

Я повесил куртку на вешалку, а Локоток, взобравшись на полку для шапок, свесился оттуда и потрогал ее.

– Точно теплая. А трава шуршит, когда растет?

– Конечно, шуршит. А на каштанах свечки расцвели.

– Ты хочешь сказать, загорелись? – переспросил домовой.

– Нет. Цветы каштана напоминают своей формой свечку, поэтому так и называются.

– Ух, ты! Жалко, что я не могу на них посмотреть. Это, наверное, красиво.

– Почему же ты не можешь на них посмотреть? – удивился я.

– Потому, что я домовой. Я из дома не выхожу, а перед окном у нас растут тополя и клены.

– Ты не хочешь, чтобы тебя видели посторонние? – предположил я.

– Нет. Если не захочу, меня никто не заметит. Просто в городе слишком неспокойно. А дома тихо, уютно.

– Зато дома каштаны не цветут.

– Не цветут. – Локоток погрустнел и сгорбился.

– А хочешь сходить со мной в парк? На каштаны посмотришь, на уток, траву потрогаешь.

– А дома кто останется?

– Ну, конечно, Фердинанд. Ферри, останешься один за хозяина, пока мы в парк сходим?

Кот прижался к ноге, а я подхватил его на руки, дунул ему в нос и прижал к груди. Он рад тому, что я пришел, но и одному оставаться дом сторожить, ему не привыкать.

– Собирайся, Локоток, после обеда идем гулять.


Через полчаса я шел по улице в сторону парка, а спортивная сумка в моей руке подозрительно шевелилась. Я поставил ее на землю и, нагнувшись и делая вид, что завязываю шнурок, прошипел:

– Локоток, ты чего вертишься? Люди ведь внимание обращают.

– Я волнуюсь, – послышался голос из сумки. – Имею я право волноваться? Я ведь еще никогда не выходил из дому.

– Волнуйся спокойнее. Ляг на донышко и затихни. Подумай о чем-нибудь приятном. Скоро придем.

– Мне душно.

– Хорошо, я сейчас немного приоткрою сумку. Только не высовывайся.

– А я хочу смотреть, куда мы идем.

– Слушай, может нам лучше вернуться?

– Нет, нет! – испугался домовой. – Я буду послушным.

Но было уже поздно. Поднявшись, я обнаружил рядом с собой соседского мальчика Сашу, который с любопытством смотрел на мою сумку. Я так увлекся, уговаривая Локотка не шуметь, что не заметил, как он подошел.

– Здравствуй, Саша, – не растерялся я.

– Здравствуйте, дядя Игорь. А почему вы с сумкой разговаривали? Там кто-то есть?

Признаюсь я не смог сразу придумать ответ на его вопрос, растерялся.

– Хрю, – подсказал Локоток.

– У меня там поросенок, – подхватил я.

– Вот здорово! – обрадовался Саша. – А у него пятачок розовый? А он любит, чтобы его чесали? А можно посмотреть?

– Нет, Саша, нельзя. Если я открою сумку, он убежит.

– Хрю, – поддержала сумка.

Саша расстроился, но тут же снова заулыбался.

– Я тогда к вам приду сегодня вечером. Можно? – и, не дожидаясь ответа, побежал по своим делам, очень важным, как у любого молодого человека в десять лет.

– У нас сегодня будут гости? – спросил Локоток.

– А ты будешь поросенком, – мрачно сказал я.

– Но у меня ведь нет пятачка. И вообще, нехорошо обманывать. Видишь, что из этого получилось?

– Я что ли хрюкал из сумки? – возмутился я.

– Но не я ведь про поросенка говорил. Сказал бы, что у тебя там хрюкающий домовой. Где же мы теперь поросенка возьмем?

– И рынок уже закрыт. Ладно, – решил я, – давай все же продолжим наше путешествие, а то если мы с тобой еще немного поболтаем, у нас вечером в гостях будет пол города.

Найдя в парке уединенное место, я открыл сумку и Локоток вылез. Он был в восторге. И от травы, и от свечек на каштане. Он залез на ветку и долго сидел там, вдыхая цветочный аромат. Оттуда ему и уток на пруду было видно. А божью коровку, севшую ему на ухо, он хотел забрать с собой. И мне пришлось убеждать его, что в парке ей будет лучше, чем дома в коробочке.

Локоток был доволен прогулкой, и я радовался вместе с ним. Единственно, что омрачало нашу прогулку, так это мысль о поросенке, которого не было. А решение этой проблемы оказалось на удивление простым: надо Саше рассказать правду. И от этого решения у меня на душе стало легко и спокойно.


Локоток волновался. Впервые в своей жизни он не будет прятаться, когда придет гость. Он принялся наводить порядок в квартире. Заново перемыл всю посуду, пыль вытер, подмел.

– Локоток, ты чего суетишься? Я ведь утром подметал!

– Ничего, чище будет. Гость – это не шутка!

Он даже книги в шкафу расставил по авторам в алфавитном порядке.

Но встречать гостя Локоток отказался.

– Ты его встреть, – сказал он мне, – объясни, что я не поросенок. Потом проводи в комнату и представь нас. А я вот тут на диване сяду и приму величественную позу.

Когда в дверь позвонили, я пошел открывать. На пороге стояли двое.

– Здравствуйте, дядя Игорь! Мы пришли! – Сашино лицо сияло улыбкой. – Это – Наташа, – представил он свою спутницу. – Ее родители не разрешают животных заводить, а ей очень хочется. И я решил пригласить ее посмотреть поросенка. А еще, я знаю, у вас кот есть.

– Я люблю животных, – сказала Наташа и робко улыбнулась.

– Ну что ж, заходите, – пригласил я.

Ребята переступили порог, и тут из комнаты донеслось радостное похрюкивание.

– Ой! У вас и правда есть поросенок, – всплеснула руками девочка. – А я думала – Саша врет.

Видя, как загорелись ее глазки, я почувствовал себя злодеем. Ведь мне сейчас придется ее жестоко разочаровать. Потому что лгун, на самом деле, я. Это я сказал Саше, что у меня есть поросенок, в то время как у меня живет только хрюкающий домовой. Я почувствовал, что мои уши покраснели: соврать не трудно, но как нелегко потом сказать правду.

– Ребята, – сказал я, – у меня нет поросенка.

Из комнаты донеслось ехидное хрюканье.

– А что это за звуки? – недоверчиво спросил Саша.

– Вы нам не хотите его показывать? – расстроилась Наташа чуть не до слез.

– Саша, – решительно сказал я, – я тебя обманул. У меня в сумке был не поросенок. Это был мой домовой Локоток. И это он сейчас хрюкает в комнате. – Повысив голос, я крикнул, – Локоток, прекрати, это уже не смешно!

—Домово-о-ой!?

У Саши и Наташи глаза от удивления округлились, и пока они не решили, что я над ними подшучиваю, я потащил их в комнату.

Локоток с Фердинандом гордо сидели рядом на диване, старательно выпячивая грудь.

– Знакомьтесь, Саша и Наташа, – сказал я, – это – кот Фердинанд и домовой Локоток.

Локоток снова хрюкнул и озорно посмотрел на ребят.

– Вас двое, вот здорово! – соскочив с дивана, он подбежал к гостям. – Я – Локоток, домовой этого дома, приветствую вас в нашем доме! – немного нескладно, но торжественно и искренне объявил он.

Подошедший следом Фердинанд внимательно обнюхал ребят и потерся Наташе об ноги.

– Ферри вас признал! – обрадовался домовой и в свою очередь потерся о ногу Саши. – Как я люблю гостей! Вы чаю хотите?

Недоразумение с поросенком было забыто. Мы пили чай с пирожными и болтали о разных пустяках, о которых так хорошо болтается за столом в дружеской компании. Фердинанд лежал у нас на коленях по-очереди.

– А что ты умеешь делать? – просила Наташа у Локотка.

– Я все умею, – важно ответил тот. – Когда не ленюсь. Стирать умею, готовить, убирать.

– А я могу на машинке шить, – похвасталась Наташа. – Меня бабушка научила, и я теперь куклам одежду шью.

– Ух ты! А мне сошьешь что-нибудь?

– С удовольствием, только надо мерку снять. Дядя Игорь, у вас есть сантиметр?

– Нет, – признался я, – я никогда не шил, поэтому у меня есть только складной метр, – я посмотрел на Локотка и добавил, – но он явно не подойдет.

– Конечно, не подойдет, он же не великан какой-нибудь. Я тогда завтра мамин возьму и приду тебя обмерю, – пообещала девочка домовому.

– А я стихи сочиняю, – вдруг признался Саша. Он не смог придумать ничего другого, чем можно было похвастаться, так как не любил домашние дела, хотя и помогал маме, когда она попросит.

– Ой! – удивилась Наташа. – А почему ты мне никогда об этом не говорил?

– Расскажи какое-нибудь, – попросил Локоток.

– Да они не очень хорошие, – застеснялся Саша, – и я их не помню наизусть.

– Зато ты их сам сочинял, а мы этого не умеем.

– Я… Я завтра… Хорошо? – совсем смутился Саша, но, видя, что домовой расстроился, добавил, – А хочешь, Локоток, я про тебя напишу?

– Конечно, хочу! Ты еще спрашиваешь! Про меня никто еще стихи не писал. Я имею в виду, лично про меня. Вообще про домовых есть стихи. Про моего дедушку целая поэма есть. А мне хочется, чтобы это было лично про меня.

– Напишу, обязательно, – торжественно пообещал Саша.

– А про меня напишешь? – спросила Наташа.

Саша покраснел, но не признался, что про нее у него уже есть стихотворение, а только кивнул. Наташа радостно захлопала в ладоши, ей тоже еще стихи не посвящали.

– А я умею петь, как мартовский кот, – заявил Локоток и тут же продемонстрировал свое умение, и мы дружно ему зааплодировали. Только Фердинанд прижал уши и посмотрел на исполнителя с осуждением, как будто домовой спел, что-то нехорошее.

Время пролетело незаметно, и ребята засобирались уходить.

– Локоток, приходи и ты к нам.

– Нет, я должен за домом следить, чтобы ничего плохого не могло случиться. Лучше вы к нам почаще приходите. – Он посмотрел на меня, ожидая подтверждения своим словам, и я улыбнулся и кивнул. А Фердинанд утвердительно муркнул, он был в хорошем настроении, после вечера ласк и почесываний, которые ему достались от гостей.

И я был рад, что про поросенка никто больше не вспомнил.







Юрий ПУСОВ

Локоток заболел

Первое, что услышал я, когда, придя с работы, открыл дверь, было громкое: «Апчхи!».

Юрий ПУСОВ

Пыль

Я проснулся, когда солнце, заглянув в комнату, осветило мое лицо. Я приоткрыл глаза и увидел на фоне окна силуэт человечка.