Peskarlib.ru: Русские авторы: Юрий ПУСОВ

Юрий ПУСОВ
Торшер-поэт

Добавлено: 4 апреля 2015  |  Просмотров: 660


У меня есть торшер с зеленым абажуром. Мы с ним вместе читаем, смотрим телевизор и успели подружиться, ведь знаем друг друга уже не один год. Обычно вещи стараются скрывать от людей, что они живые, но так как торшер мне доверяет, то открыл мне одну свою маленькую тайну. И разрешил мне рассказать ее вам. Вот его история:

В комнате у кровати, рядом с пианино стоял Торшер. Он жил здесь уже много лет и за это время, освещая читающую бабушку, прочел много книг. Он смотрел телевизор и созерцал жизнь комнаты, в которой стоял.

А когда его выносили к входной двери, для того чтобы вымыть в комнате полы, он пугался. Столько раз уже это пережил, но все равно, увидев, что его выносят из комнаты, он думал: «Неужели меня хотят кому-нибудь отдать или (о, ужас!) выбросить?» Но тревога была напрасной, и каждый раз он возвращался на свое место в чистую комнату. «Я ничего важного не пропустил?» – спрашивал он у Пианино, но оно молчало, и Торшер принимал это за отрицательный ответ. «Если бы без меня произошло что-нибудь интересное, пианино сказало бы, – думал он, – ведь мы же друзья».

Однажды, когда бабушка спала, внук, чтобы не будить ее, пододвинул торшер к дивану и стал писать стихи. Торшер еще ни разу не видел, как это делается.

«Вроде бы ничего сложного», – подумал он и попробовал сам. С тех пор, когда в комнате никого не было или люди спали, торшер сочинял стихи. И вот что у него получалось:

Стою один я в темноте,

Но вот совсем не грустно мне,

Ведь стоит лишь включить меня,

На свет слетится мошкотня…

«По-моему, нет такого слова "мошкотня", – думал Торшер, – но для рифмы можно».

И будет весело жужжать

И, улыбаясь, танцевать.

Он повторил его несколько раз и ему понравилось. «Здорово! Я, наверное, буду первым торшером, сочиняющим стихи». Он подумал и сочинил следующее:

Стою один я в темноте,

Но вам скажу, не скучно мне,

Ведь сочиняю я стихи:

Поэмы, оды, триптихи.

Что означают эти слова, он точно не знал, наверное, стихи на разные темы, но всегда приятно в свое произведение ввернуть незнакомое словечко – для солидности.

Про все вокруг, что вижу я,

Звучит поэзия моя…

Тут бабушка включила торшер. Что-то в последнее время она плохо спала, и сны какие-то неприятные. Она часто просыпалась, пила воду из принесенной вечером чашки и смотрела на часы, дожидаясь рассвета. Но торшер понял по-своему: «Ой! Я, наверное, разбудил ее, слишком громко декламирую». И последнее двустишие он тихонько прошептал:

Торшер-поэт, вот так любя

Я называю сам себя.

Для автора это прозвучало приятно и торжественно. Он повторил его еще пару раз в уме. «Ух ты»! Бабушка погасила свет и перевернулась на другой бок. А торшер продолжил творить. Только теперь, чтобы никого не будить он стал напевать стихи на мотив колыбельной:

Стою один я в темноте,

Но здесь совсем не скучно мне

«Как здорово! Так у меня скоро сборник получится. Я, наверное, его так и назову: «Стою один я в темноте» или: «Ночь и я» – тоже неплохо звучит. Но что-то я отвлекся». И он продолжил:

Вам расскажу, я не тая,

Что вещи все – мои друзья.

И стул, и люстра, и диван,

И стол, и на столе стакан.

С друзьями я не пропаду

Ни в дождь, ни в страшную страду.

Вот еще одно слово, которое торшер не понимал до конца. Он-то книжки читал, слова запоминал, но об истинном смысле многих, мог только догадываться. Ведь книга не показывает события так, как телевизор. «Страда – это, наверное, что-то связанное со страданиями, значит, слово страшное, а с таким кошмаром лучше всего справляться всем вместе» – думал торшер.

Дыхание у бабушки стало тихое и размеренное, она заснула. Торшер был доволен собой, повторил еще раз свои стихи, чтобы не забыть, и, решив, что уже поздно, тоже тихонько заснул.

И приснилось ему, как он с друзьями сражается со Страшной Страдой. А она все не хочет сдаваться: щелкает ножницами, чиркает спичками и брызжется водой.

Несмотря на гордость, которую испытывает торшер, ощущая себя поэтом, он все же понимает, что его стихи далеки от совершенства. Но может быть кто-нибудь из вас, мои читатели, прочтя эту историю, тоже захочет сочинять стихи. Вполне вероятно, что поначалу они не будут сильно отличаться от торшеровых, но возможно именно в вас проснется талант, и вы станете не просто рифмоплетствовать, а писать сердцем. Чтобы когда-нибудь вас назвали Великим поэтом!







Юрий ПУСОВ

Новые знакомые и полный порядок

На том конце провода долго не отвечали, а когда гудки все же стихли, из трубки послышалось настороженное дыхание.

Юрий ПУСОВ

Белая сказка

Давным-давно, когда настоящих людей можно было пересчитать по пальцам, когда машин не было, а магия была менее удивительна, чем утренний чай...