Peskarlib.ru: Русские авторы: Юрий ПУСОВ

Юрий ПУСОВ
Лунные медведи

Добавлено: 3 апреля 2015  |  Просмотров: 663


– Мама, расскажи сказку, – попросил маленький ежонок Фотя.

– Нет, сыночек, спи, скоро рассвет.

– Мама!

– Ну что, сынок?

– А я хочу увидеть волшебные сны.

– Волшебные? Но ежи не видят волшебных снов. Ежам снится, как замечательно они работают, в крайнем случае, как вкусно они кушают. Что это за прихоть – волшебные сны!?

– А котик мне сказал, что он видит волшебные сны.

– Фотий, – голос мамы стал жестким и колючим, как и всякий раз, когда ежик что-то делал неправильно. – Выбрось из головы эти глупости и спи! А завтра ты гулять не пойдешь, потому что ты наказан!

– Ну, мама…

– Я тебе говорила, не общаться с кошками? Ежи с кошками не дружат! Кошки глупые и легкомысленные! Они невоспитанные! Они говорят «мяу»! Еще раз узнаю, что ты говорил с кошками, оставлю без обеда! На неделю! – мама замолчала, попыхтела, потом посмотрела на круглые испуганные глазки ёжика и смягчилась. – Спи, мой сыночек. Засыпай. И пусть тебе приснятся самые лучшие, самые хозяйственные сны.

Фотий закрыл глаза, он не обманывался маминым ласковым голосом. Одно наказание он уже заработал, и испытывать мамино терпение дальше Фотию не хотелось. Поэтому он постарался расслабиться и дышать тихо и размеренно. Он услышал, как мама тихонько встала и тоже пошла в кровать. Ежик чуть-чуть подождал, а затем осторожно вылез из кроватки и вышел из дому.

Ночь была теплая и светлая, Фотий глубоко втянул воздух носом и чихнул от удовольствия. Прикрыл лапкой ротик, огляделся и посеменил знакомой дорогой. Вот только ночью дорога не казалась такой уж знакомой. Всё было серым, под деревьями лежали тени. Но все же ёжик время от времени узнавал памятные ориентиры: камень в виде волчьей головы под корнями старой ели. Ель скрипела, шатаясь от ветра – это тоже был ориентир, но ночью скрип старого дерева казался жутким, словно ель своим скрипом предвещала несчастье и протягивала к ночным путникам свои лапы.

Вот три березки растут из одного корня.

Вот старый пень, выгнивший изнутри настолько, что после дождя в нем долго, как в бочке, стоит вода.

А вот и ручеек. Теперь уже близко.

– Фотий! Привет Фотий! – котята встретили ёжика радостными криками. Они обступили его, смотрели своими горящими глазами и норовили потрогать колючки.

– Что нового? – спросил Мяур.

– А что может быть нового? – удивился Фотий. – Мы же только этим утром виделись.

– В нашей жизни каждую минуту происходит что-то новое! – сказала Шера.

– Надо только это замечать и делиться новостями с друзьями, – поддержал Шныр.

– А я, а меня… – Фотий попытался быстро вспомнить или хотя бы придумать какую-нибудь новость, но не придумал ничего лучшего, как сказать, – А меня наказали.

– Ух ты! – оживились котята, словно это было самым интересным, что они услышали за последнее время. – А за что?

– За то, что я с вами играл, – Фотий виновато опустил глаза.

– Так ты теперь не будешь с нами играть? – огорчились котята.

Фотий нахмурился. С одной стороны, мама, конечно, не разрешает играть с котятами. Но это наверное только потому, что она сама никогда в жизни не играла с ними. Поэтому хмурился ежик недолго.

– Будем играть, – сказал он. – А во что?

– Не во что, а кого.

– Мы играем в тигров.

– Это такие огромные кошки.

– И вы, когда вырастете, станете тиграми? – спросил Фотий.

– О!

– Точно!

– Это идея!

– Мы вырастем и обязательно станем тиграми! – решил Мяур. – Полоски на шубке у меня уже есть!

– А ты кем станешь, когда вырастешь? – спросили котята ежика.

– Не знаю, – ответил Фотий. Вообще-то он знал, но почему-то засомневался, – наверное, ежом.

– Нет, так не интересно, – покачал головой Мяур. – Раз мы – тигры – то ты будешь…

– Слоном, – подсказал Царап.

– А что, слоны большие и колючие?

– Слоны бо-ольшие, с во-от такими клыками…

Фотий представил себя большущим, больше старой сосны, представил себе клыки, но тут Мяур добавил:

– …и совершенно лысые.

– Я не хочу быть лысым, – нахмурился Фотий.

– А идемте лунное молоко пить! – предложила вдруг Серка.

– Ура! – отозвались другие котята и дружно помчались к ручью. Фотий поспешил за ними.

Луна поднялась уже высоко и ярко освещала лес и поляну, через которую протекал ручей. Котята подбежали к ручью и, выстроившись бочком к бочку, стали пить воду из лунного отражения.

– Разве это молоко? – удивился Фотий.

– А ты попробуй. Сладкое!

Ёжик подошел, котята посторонились, давая подойти к отражению. Фотий осторожно опустил язычок в воду. И странное дело, она действительно показалась ему сладкой. Он улыбнулся и принялся лакать.

– А еще лунное молоко добавляет храбрости, – заявил Мяур. – Все напились?

– Все! – ответили котята.

– Все храбрые?

– Все! – снова замяукали братья и сестры.

– Тогда айда гонять лунных медведей!

Котята дружно заозирались.

– Вон один! – крикнула Серка, и котята с громким мяуканьем помчались к деревьям.

Фотий еще никогда не гонял медведей, поэтому держался немного в стороне, наверное, маловато выпил храброго молока. К тому же он не видел никаких медведей. Может, лунные медведи маленькие, как солнечные зайчики? Котята с громким мяуканьем влетели под деревья, расхохотались и побежали назад на поляну.

– А где медведь? – спросил Фотий.

– Убежал, – ответил Царап. – Они всегда убегают, потому что мы страшные!

– Они маленькие, поэтому вас боятся? – спросил Фотий.

– Они огромные, но боятся храбрых! – ответил Шныр.

– Смотрите, вон еще один! – закричала Шера.

Фотий посмотрел в указанном направлении. Луна ярко освещала поляну, но под деревьями лежали густые, шевелящиеся тени. И вдруг Фотий увидел, как в одном месте тени сгустились и превратились в огромного лохматого медведя. К нему-то и неслись пятеро маленьких котят. Неужели они не видят, какой он большой, как он переминается с ноги на ногу, как разевает пасть? Да он их просто раздавит!

«А я колючий, на меня не наступит!» – подумал Фотий и побежал. Никогда он еще так не бегал. Он первым добежал, влетел под деревья и… с удивлением огляделся вокруг.

– А где же медведь?

– Убежал! Испугался!

– А давайте – в кошки мышки! – закричала Серка. – Чур ты, Фотя, мышка!

– Ай, мышь, спасайся, кто может!

И они снова бегали, кричали и веселились. Жаль, ночи летом короткие.

На рассвете Фотий осторожно пробрался назад в норку и крепко заснул.

– Вечером тебя не уложишь, а утром не разбудишь, – пыхтела потом мама. – Наверное, тебе твои котята снились.

А Фотий, сонный, скатился с кровати и улыбнулся, вспомнив, что игра с котятами – это не сон.







Юрий ПУСОВ

Яма

Не думал Порфирий, когда пошел за грибами, что с ним может случиться что-нибудь необычное.

Юрий ПУСОВ

Сокровище

Ежик Фотий спешил. Он быстро-быстро перебирал лапками и при этом еще пыхтел себе под нос подгонятельную песенку.