Peskarlib.ru: Русские авторы: Юрий ПУСОВ

Юрий ПУСОВ
По волнам к далеким берегам

Добавлено: 29 марта 2015  |  Просмотров: 695


Когда на море шторм – это просто праздник. Я могу полдня сидеть и смотреть, как волны катятся к берегу, закипая бурунчиками. А вторые полдня я могу в этих волнах прыгать. Но вот уже неделя как мы на море приехали, а оно гладкое как стекло и такое прозрачное, что песок и водоросли на дне видно. Я смотрел туда, где сливается небо с морем, и просил: "Подуй ветер! Ну, пожалуйста!" И он подул вчера вечером.

Небо тучами обложило, и ливень грянул, сильнее, чем у нас из-под крана льется. Засыпал я, слушая шум стихии за окном и предвкушая шторм. А проснулся оттого, что Мишка в окно стучал. Он тоже волны любит, а еще у него есть надувной матрас. Я плавки надел и с окно ускользнул.

На море – штормище! Восемь баллов, наверное. Ветер из рук матрас вырывает, словно с планером его спутал. Мы в воду вошли, к матрасу прицепились, двухмоторная лодка получилась! Нас волна то под самое небо поднимет, то назад уронит. Смотрим, сносит нас сильно. Мы стали ногами молотить.

– Хорошо плывем, – сказал я, оглядываясь на пенный след в кильватере.

– Классно, – согласно фыркнул Мишка.

– Как думаешь, сколько узлов мы делаем? – спросил я.

Мишка обернулся, прикидывая скорость, и пропустил волновой удар по уху, но не смутился, что-то прикидывая в уме.

– Сколько узлов не скажу, – ответил он наконец, – но, думаю, два кэмэ в час развили.

– Нормально! Мы как настоящее судно!

– Покорители диких волн, – сказал Мишка.

– Точно! – обрадовался я.

Некоторое время мы покоряли волны молча. А потом Мишка спросил:

– А что на том берегу?

– Не помню. Какая-нибудь Эфиопия, – ответил я.

– Ты сколько можешь в воде продержаться? – спросил тогда Мишка.

– Сколько угодно, – ответил я. – Я как-то два часа подряд плавал. А что?

– Давай за море сплаваем, – сказал Мишка. – Представляешь, осенью заставят писать, как я провел лето, а мы им про заморские страны расскажем!

Сказано – сделано. Плывем в Эфиопию. А волны бушуют и бесятся. Шумят. У меня в животе вдруг заурчало, и я вспомнил, что забыл позавтракать.

– Слушай, а как мы там жить будем? – спросил я у Мишки. – Мы денег с собой не взяли.

– Ничего, – ответил Мишка. – Видел, у нас на пляже фотограф с обезьянкой ходит? Знаешь, как здорово он зарабатывает!

– У тебя что, обезьянка есть? – усмехнулся я.

– Да там своих обезьянок девать некуда. Там вообще одни негры живут. Вот я и придумал, мы вместо обезьянки тебя будем по пляжу водить.

– Чего это меня!? – возмутился я.

– Ну, или меня, – не стал спорить Мишка. – Не пропадем.

И мы дальше поплыли. А я с гордостью подумал, что с такими друзьями, как мы с Мишкой никто не пропадет.

– А знаешь что, Мишка, – сказал я. – Мы ведь будем первыми в мире людьми, переплывшими море на надувном матрасе.

– Нас встретят, как героев, – Мишка понял меня с полуслова. – Нас оденут, обуют во всё самое лучшее от эфиопских кутюрье.

– Накормят в самом лучшем ресторане! – подхватил я. – Поселят в десятизвездочном отеле.

– А такие разве есть?

– В Эфиопии всё есть, – ответил я. – Ты греби давай.

Мы гребли, сражаясь с волнами. Старались изо всех сил. Вот и долгожданный берег. Пальмы выстроились на берегу, а перед ними – полк эфиопских копьеносцев в едином порыве вскидывают копья, салютуя нам. А над ними расцветают яркие цветы фейерверка. И темнокожие девушки, украшенные цветами, выходят и с поклоном предлагают тропические фрукты. А вот и самый главный их фрукт, так в Эфиопии царей кличут, выходит и говорит: "Жамулды бамулды калпатук и каюк". А я на него и не посмотрел даже. Я как фрукты увидел, понял, что если сейчас их не съем, то точно мне каюк будет.

И тут огромная волна как стукнет меня. Я аж с матраса свалился.

– Ты что, заснул? – спросил Мишка.

– Размечтались мы с тобой, – сказал я.

– Почему это? – не понял Мишка.

– Мы сколько уже плывем?

– Что-то около часа. Где-то с километр проплыли.

– А до Эфиопии сколько километров?

– Около тыщи, наверное.

– Так, это нам... – я задумался и снова был волной с матраса сброшен. – Еще месяц плыть, – сказал я, вынырнув. – А я уже голодный.

– Вот блин! – воскликнул Мишка, и от его восклицания у меня снова в животе заурчало.

– Возвращаться надо.

– А вдруг за это время кто-то наш рекорд побьет? – спросил Мишка.

– Не побьет, – успокоил я друга, – у них на это ума не хватит. А мы никому ничего не расскажем.

На берегу нас родители встретили. Оказывается, они обнаружили наше отсутствие и волноваться стали. На море-то опасно в шторм. Мы как домой пришли, так нас и заперли, чтобы подумали над своим поведением. И мы подумали. В следующий раз надо будет лучше подготовиться!







Юрий ПУСОВ

Тайна дворника

– Присмотрись внимательней к нашему дворнику. Ничего подозрительного не видишь?

Юрий ПУСОВ

Маша и медведь

Машенька росла не по дням, а по часам. И с каждым днем всё хорошела.