Peskarlib.ru: Русские авторы: Юрий ПУСОВ

Юрий ПУСОВ
Недоколдован

Добавлено: 27 марта 2015  |  Просмотров: 750


Недоколдован, сердешное, недоколдован!

Рэна Одуванчик

Стояла тихая звездная ночь. Лес отдыхал. Деревья спали и видели сны. Даже ночные хищники не охотились. Умиротворение спустилось на землю и разлилось по лесу. Старый филин Филипп сидел на верхушке своего дуба, подняв голову в небо.

"Сколько звезд! Сколько звезд! – шептал он. – Интересно, это глаза небесных филинов, или светятся норки небесных мышей?"

На уютной клеверной полянке, прямо посередине, лежал волк. Он спал, мирно посапывая, а вокруг него летали и кружились мерцающие огоньки. И это были не светлячки. Два раза в год в ночь равноденствия здесь играют и танцуют феи. Вот и сегодня они прилетели. Они порхали и кружились вокруг волка. Думаете, они были недовольны тем, что нашли на своем излюбленном месте злого зверя с грязной спутанной шерстью? По тому, как они над ним кружились, можно было так и подумать. Но давайте послушаем, о чем они говорят:

– Удачно он здесь заснул…

– Это Виктор…

– Самый злой волк?

– Да, это он…

– А давайте его напугаем!

– Заставим его полетать!

– Он только злее станет! Нельзя!

– А давайте…

Феи хоть и могут напроказничать, хотя и бывают капризными, но по сути добрые и веселые девчонки. И пришедшая одной из подружек мысль была встречена с энтузиазмом. Смех маленьких фей зазвенел над лежащим на клевере волком. Пролетевшая мимо летучая мышь улыбнулась, уж очень заразительно смеются феи.

В эту ночь даже ветер задремал, уютно обернувшись вокруг молоденькой березки. Никто не мешал маленьким подружкам. Мерцающие разноцветные огоньки собрались вокруг волчьей головы.

– Смотри какие зубы! Вот это да!

– По-моему, он их не чистит…

– Фе, он их не чистит!

– Не отвлекайтесь, девочки! Давайте займемся делом!

Огоньки опустились на волчью голову, образовав яркую светящуюся шапочку.

– Всё плохое – долой! Оставляем только хорошее! Давайте, три–четыре…

– Сцены охоты убирать?

– Конечно!

– А охоту за бабочкой!

– Никакой охоты!

– Поняла…

Феи волновались, их крылышки трепетали.

– Смотрите, он не тронул двух влюбленных зайцев!

– Наверное, был не голодный…

– Нет, со свидания возвращался…

– Это оставим…

– Если убрать все воспоминания об охоте – он не сможет больше охотиться…

– Хорошо, будет вегетарианцем…

– А детские игры оставлять? Он там кусал своих братьев…

– Там, где кусал, убирать. Оставить те воспоминания, где лизал…

– Их мало.

– Хватит…

Вдалеке послышался тоскливый протяжный вой. Волк дернул ушами. Феи взлетели, покружились над ним, но зверь не проснулся, и они снова сели ему на голову.

– Он будет совсем на себя не похож…

– Он почти ничего не будет помнить…

– Это к лучшему, он сделал столько зла…

Вой раздался ближе.

– Давайте быстрее!

– Мы стараемся…

– Он будет питаться нектаром…

– Не глупи! Он все цветы в лесу съест! И сам не наестся и нам ничего не останется!

– Тогда пусть щиплет травку…

– Умрет от несварения…

– Пускай питается овощами и иногда пьет молоко…

В этот миг кусты на краю поляны затрещали:

– Витёк, ты где? Сколько можно тебя искать?

Феи кинулись врассыпную и скрылись в листве деревьев до того, как из кустов выглянул другой волк:

– Ты спал? Ха–ха! Я всем расскажу, пусть посмеются!

Виктор зевнул, потянулся всем телом и сел.

– Что смешного в том, что я спал? – он еще раз зевнул и с удивлением посмотрел на собрата. – Ты кто?

– Я Веня, – в ответ удивился тот. Он перестал смеяться и обошел вокруг Вити. – А ты кто? Вроде бы это ты, но пахнешь… – он вытянул шею и засопел, принюхиваясь: – Цветами пахнешь?

– Прости, но я всё равно не понимаю… Что странного в том, что я пахну цветами?

Веня попятился. Удивление на его морде сменилось испугом.

– Зарычи на меня! Обзови меня как-нибудь… – попросил он и замер в ожидании ответа.

Виктор посмотрел на него с недоумением:

– Зачем?!

– Ты хилая облезлая шавка! – ругнулся Веня.

– Что я тебе сделал? – Виктор обиженно заморгал, словно вот-вот расплачется.

– Витёк сошел с ума! Ха-ха! Пойду всем расскажу!

Веня развернулся и исчез в кустах.

Витя некоторое время смотрел на покачивающиеся ветки, затем перевел недоуменный взгляд на небо. До того, как пришел Веня он видел волшебный сон, в нем звезды мигая разноцветными огоньками, порхали над ним, словно стая светлячков и звонко пели небесные мелодии. Витя почесал за ухом, еще раз посмотрел на скрывшие Вову кусты и пошел в другую сторону. Что-то было не так. Чего-то не хватало. Чего-то большого, важного, но это было приятно.

* * *

Вскоре в кустах возле тропы, по которой шел Витя, появилось шевеление. То и дело подрагивали листочки, похрустывали веточки, сверкали глаза. Витя шел, наслаждаясь прекрасной погодой, природой и жизнью вообще. Он прислушивался к ночным звукам, принюхивался к ночным запахам и чувствовал себя так, будто сбросив груз прожитых лет, вновь стал доверчивым восторженным щенком. Ему было всё интересно и он чувствовал себя первоооткрывателем такого знакомого и родного леса. Почему он раньше не замечал, что в лесу так хорошо? Как красиво и громко поют сверчки в траве и лягушки на скрытом камышами болотце! А тени от луны такие густые и загадочные. Витя представил себе, что возможно там, в недоступной глазу темноте прячутся лесные феи и в этот миг незримо за ним наблюдают, как и родичи, волки, которые вот уже полчаса крадутся за ним по кустам. Пролетел ночной мотылек, и Витя погнался за ним, подпрыгивая, чтобы лизнуть ночного летуна. Мотылек набрал высоту, но волк не огорчился, он взвизгнул и закружился, стараясь поймать свой хвост. В кустах захихикали.

* * *

"Я сегодня никогда не проснусь", – думала Зоя, уныло бредя по утреннему лесу. Солнце тоже еще не совсем проснулось, но тени под деревьями стали уже не такими непроницаемыми. Было свежо и приятно, но Зою сегодня ничто не радовало.

– Я никогда не проснусь, – сказала она вслух, вздохнула и осторожно перелезла через упавшее дерево. Движения ее были медленными и плавными, словно она двигалась под водой.

– Неужели нельзя сходить за морковкой завтра? – спросила она пролетевшую мимо бабочку и тут же сама себе ответила: – Нельзя.

Вчера был праздник этой самой морковки. Большой ежегодный праздник с песнями, плясками и угощением. Именно поэтому к утру в поселке не осталось ни единой морковки и Зою, как самую молодую и трудоспособную послали на поле за едой. До поля нужно идти. Двадцать минут быстрым шагом, а какой может быть быстрый шаг, если Зоя только полчаса поспала. Она даже подумывала о том, чтобы напиваться вместе с братьями, чтобы утром ее просто не смогли никуда послать, но от одной мысли о капустной водке, ее передергивало.

– Никогда не проснусь, – повторила зайка, прикрыла глаза и несколько прыжков сделала вслепую. Над головой нависла тень, она посмотрела вверх и… проснулась…

Прямо перед ней стоял волк. И не просто волк. Это был ВОЛК. Самый страшный волк леса, тот, кем с пеленок пугают всех зайчат…

– Привет, – сказал волк, – меня зовут Витя.

– Ты… Ой!

Зоя прекрасно знала, что нужно делать при встрече с волком, но вот впервые в жизни ее подвели собственные ноги. Странное тепло разлилось по всему телу, и всё, что она могла сделать, так это мелко дрожать ушами. «Вот и сходила за морковкой», – с ужасом подумала зайка.

– Что? – встревожился волк. – Что «ой»? Я так плохо выгляжу? Но я сегодня хорошо выспался, совершил утреннюю пробежку… Скажи, что ты испугалась не моего внешнего вида? – волк закрутился, пытаясь оглядеть себя со всех сторон, а потом с мольбой заглянул Зое в глаза.

В «Правилах заячьего поведения для выживания» ничего не сказано о том, как следует разговаривать с волками. Подобные беседы не приняты в зверином сообществе. Но молчать, когда к тебе обращаются с вопросом – неприлично. Да и вопрос оказался таким неожиданным, что, глядя в просящие желтые глаза волка, Зоя вдруг почувствовала, что страх ее отпустил.

– А ты пообещаешь, что не съешь меня! – сказала Зоя и сама удивилась собственной храбрости.

– Я… а… – Витя запнулся, удивленно потряс головой, а затем разулыбался во всю свою зубастую пасть, – а я, кажется, не ем зайцев.

И таким откровением засветились его глаза, что Зоя поверила ему и улыбнулась в ответ:

– Тогда ты самый милый и симпатичный волк, которого я когда-либо встречала!

– Правда?

– Абсолютная правда! Ты такой вообще единственный…

– Мне очень приятно… – засмущался волк.

– А я так вообще в восторге! – ответила Зоя, продолжая улыбаться. Волк задумался, подыскивая тему для продолжения беседы.

– Знаешь, ты тоже очень милая, – сказал он, потупив взгляд. – Хочешь, я провожу тебя? Куда ты идешь?

Зоя посмотрела на дружелюбного волка, улыбающегося ей страшной зубастой пастью, и подумала: «Я сплю. Шла себе по дорожке за морковкой, а потом прикрыла глаза и заснула. Не удивительно, – я всю ночь сегодня плясала и пела песни. Надо же было додуматься, послать зайку одну через пол–леса за морковкой. И вот теперь я, наверное, лежу посреди тропинки и посапываю. И морковки не несу. А во сне я могу делать, что хочу. Хоть с волком подружиться!».

– А пошли, проводишь! – согласилась она. – Вдвоем веселее. Как в сказках! И пошли они дальше вместе!

* * *

– …Вдвоем мы ведь сможем в два раза больше подвигов совершить, подумал Винсент, и пошли они дальше вместе…

– Папа говорил, что мы всегда стаей охотимся, что в этом наша сила! – перебил волчонок.

– Правильно, как раз поэтому Винсент и взял с собой Вульфа. Как сказано в пословице: один волк хорошо, а два – лучше. Слушайте, детки, что дальше было… – Валерия уже набрала в грудь воздух, чтобы продолжить легенду о Серой стае, как вдруг на поляну перед норой выскочил Веня:

– Слушай, подруга, я тебе сейчас такое расскажу, что ты упадешь!

– Что случилось? – нахмурилась волчица. Веня всегда приносил свежие и самые неприятные сплетни. Это нравилось всем, кроме Валерии, но она об этом молчала.

– Угадай, что делает сейчас твой братец?

«Ну вот, – подумала волчица, – они опять решили над кем-нибудь позабавиться, прежде, чем убить, а мне снова придется делать вид, что я от этого в восторге».

– И что же он делает?

– Не поверишь, – для пущего эффекта Веня сделал большие глаза.

– Говори уже!

– Угадай!

– Не буду! Говори.

– Заметь, ты сама попросила, чтобы я тебе это рассказал. Мне, правда, жаль. Такой позор для семьи…

Валерия повернулась к волчатам, которые, насторожив ушки, внимательно слушали разговор взрослых:

– Дети, я вчера спрятала кость возле кривой березы. Кто первый ее найдет, тот самый лучший волк!

Не успела она договорить, как волчата наперегонки кинулись на поиски клада. Веня ехидно улыбался.

«Что же такого мог натворить Витя? Что мог сделать второй после старого Вильма волк в стае, что такой как Веня не боится об этом насплетничать?».

– Говори, – потребовала Валерия.

– Витя сошел с ума, – радостно доложил Веня и уставился на волчицу, чтобы не пропустить ее реакцию на это известие. Но Валерия просто стояла и смотрела на него, ожидая продолжения.

– Витя сошел с ума, – повторил волк на тот случай, если волчица не расслышала. – Он никого не узнает. Гоняется за бабочками. А сейчас идет с зайцем за морковкой.

Валерия хорошо знала своего брата и то, что с видом заговорщика шептал сейчас Веня было более чем неправдоподобным. И наглым. Волчица зарычала.

– Это правда, – волк отступил на шаг. – Можешь пойти посмотреть.

* * *

– Зоя, я всегда хотел узнать, почему у зайцев такой маленький хвостик?

– Ну эту историю знают все… – рассмеялась зайка, но глянула на расстроенную морду Вити и поправилась, – …зайцы. Сейчас я тебе ее расскажу. Давным–давно жил–был заяц Зайк. Он был первым зайцем на земле. В те времена все жили в мире, никто никого не ел, а при встрече всегда кланялись, здоровались и желали друг другу долгой счастливой жизни.

– Что значит «в те времена»? – перебил Витя. – А сейчас разве не все живут мирно?

Зоя улыбнулась и подумала: «Какой хороший сон. Неужели здесь все волки такие милые?» Ничего не ответив, она продолжила:

– Зайк был очень сильный, здоровый и был у него белый пушистый хвост. Не очень длинный, но очень пушистый и красивый. Зайк всегда гордо носил его и при разговоре с другими зверями старался повернуться к собеседнику боком, чтобы тот мог полюбоваться его хвостом.

Жила в то же время и хитрая лиса Лариса. Как и все женщины, она любила украшения и комплименты. У нее тоже был хвост – огненно рыжий, которым лиса гордилась не меньше, чем заяц своим. И вот как-то раз встретились Зайк и Лариса. Поклонились друг другу, поздоровались и привычно повернулись вполоборота, демонстрируя свое богатство. «Ух ты! – воскликнули они в один голос. – Какой чудесный хвост!». – «Слушай, Зайк, – сказала лиса, – у меня чудесный хвост, у тебя чудесный хвост, давай дружить!». – «Давай, – согласился Зайк. – Выдающиеся хвОстуны должны держаться вместе».

И пошли они вместе гулять. И каждый, кто их встречал хвалил их роскошные хвосты. И всё было бы хорошо, но Ларисе стало обидно, что теперь ей приходится делить славу и комплименты с зайцем. Вот она и говорит: «Милый Зайк, мы оба с тобой хвостатые-расхвостатые, все, кого мы встречаем, хвалят нас, восхищаются нами, а представляешь, как бы тебя хвалили, если бы у тебя было два хвоста! Давай я дам тебе поносить немного свой хвост, а потом ты дашь мне свой, потом опять я дам тебе свой, и будем мы так меняться на радость нам и всем зверям». – «А ты меня не обманешь?» – засомневался заяц. – «Нет, что ты! – ответила Лариса. – Я очень честная. Если хочешь, можешь первым хвост носить».

Подумал заяц и согласился. Отстегнула лиса хвост и приставила его к хвосту Зайка. И стал у него длинный пушистый хвост, наполовину белый, наполовину рыжий. Лариса, пряча улыбку, нырнула в кусты, думала, пускай заяц напоследок покрасуется, а когда он отдаст мне хвосты, я его обману и оставлю их себе насовсем. А Зайк, ни о чем не подозревая, пошел хвастаться своим новым хвостом. И такой этот хвост был необыкновенный, что звери решили сделать зайца своим правителем, ведь не может быть обыкновенным зверь, у которого такой королевский хвост.

Долго ждала в кустах Лариса, когда же заяц вернется. А он все не приходит. А тут еще по лесу слух прошел, что появился новый король, и все приглашаются на его коронацию. «Что за король? Что за зверь такой?» – подумала лиса и стала пробираться к главной лесной поляне. И видит она на пне, как на престоле, сидит заяц и гордо помахивает бело–рыжим хвостом, а звери вокруг хвалят его, кланяются и несут ему вкусные подарки. Рассердилась лиса, как выскочит. «Обманщик, – кричит, – ты решил меня облапошить!» – «Ах, вот ты какая! Я не собирался нарушать уговор, но теперь я не отдам тебе хвост!» И началась драка. Заяц бился как настоящий зверь. Но лиса была сильнее. Она оторвала свой хвост вместе с большей половиной заячьего. С тех пор у зайцев короткий хвостик, а у лис – рыжий с белым кончиком.

Зоя замолчала и посмотрела на волка.

– А зайца короновали? – спросил тот.

– Нет. Зачем зверям король без хвоста?

Витя подумал и сказал:

– А я думаю, что его не поэтому не сделали королем. Он должен был сразу сказать, что у него не только его хвост. Получается, он обманул народ.

– Действительно, – зайка удивленно приподняла брови, – а я раньше об этом никогда не думала.

– А я однажды забрал у сестры косточку. Помню, игрался потом с ней целый день. Аж пока Лере не надоело пытаться у меня ее отобрать.

– А потом что? Отдал?

Витя остановился и нахмурился:

– Не помню…

– Не отдал, значит? – Зоя укоризненно покачала головой.

– Я же говорю, – не пом-ню! – волк потряс головой, немного помолчал, а затем посмотрел на зайку растерянным и словно бы виноватым взглядом. – Слушай, а откуда берутся косточки?

Зоя испуганно глянула на Витю, не злая ли это волчья шутка, но волк действительно искренне недоумевал.

«Какой хороший сон, – подумала зайка. – Здесь волки даже не знают, откуда берутся косточки».

И решила не отвечать.

– А вот и поле, – сказала она.

Деревья расступились, открывая стройные, уходящие к горизонту ряды морковных листьев.

– Поможешь мне собирать?

* * *

Валерия оставила волчат на бабушку и пошла следом за злорадно скалящимся Веней.

Неужели?! Волчица не поверила в то, что Витя сошел с ума. Она видела сумасшедших. Вон Варк–ненормальный злобным стал, когда у него крыша поехала. Он теперь рычит даже на собственный хвост.

Валерия была непростая волчица. В отличие от своих одностайников, ей было жалко убивать зверушек. Другое дело, что без этого никак не обойтись: кушать все же что-то надо. Но она никогда не понимала других волков, которые убивали просто потому, что подвернулась такая возможность. Лови всё, что движется, авось пригодится – вот их девиз. Валерия была против. Но что она одна могла сделать простив стаи? Ничего. Вот и приходилось делать вид, что она такая же, как все. Правильно говорят: с волками жить, по-волчьи выть. Но обиднее всего ей было то, что Витя, ее брат не только слыл, но и был самым злым волком в лесу.

Когда Валерия дошла до морковного поля, оказалось, что не только она спешили посмотреть на странного Витю. К ее приходу уже с дюжину волков хихикали по кустам. Веня нырнул в растущие по краю поля кусты и тут же вернулся:

– Иди скорее, они там морковку выкапывают.

* * *

Глядя на то, как споро Витя управляется с морковкой, Зоя пожалела, что она не волк. Передними лапами он выкапывал корнеплод до половины, а потом брал его зубами и вытаскивал из земли.

– Слушай, тебе зайцем надо быть! – похвалила его зайка.

– А я кто? – Витя прервался и оглядел себя.

– Ты…

Зоя смутилась. Пусть это всего лишь сон, но что если узнав, что он волк, Витя набросится на нее и съест? Даже во сне в этом нет ничего приятного.

– Ты не отвлекайся.

– Нет, ты права, я не заяц. Я же вижу, что я другой. Вот утром сегодня ко мне подходил такой же серый и хвостатый, но он мне не понравился. Он смеялся надо мной…

– Ой! – Зайка испуганно всплеснула лапками. – Мы же морковку не попробовали! А вдруг она еще недозрела?

– Да? Давай попробуем…

Волк откусил большой кусок от ближайшей морковки и задумчиво пожевал.

– Сладкая, но твердая. Это хорошо?

– Да, – кивнула зайка, она впервые видела, чтобы у волка на зубах хрустела именно морковка. Зоя заворожено смотрела на Витю.

Волк проглотил и на секунду задумался.

– Неплохо. Так ты не ответила, кто же я такой.

Он подобрал вторую половинку морковки и вопросительно посмотрел на Зою. Зайка медлила с ответом, она смотрела волку в глаза, не решаясь сказать. Но глаза у Вити вовсе не были хищными, словно не волк смотрел на зайку, а такой же, как она. Да если бы она встретила зайца, способного вот так же спокойно и проникновенно смотреть на нее…

– Приятного аппетита, – пожелал вдруг ехидный голос.

Зоя и Витя огляделись и обнаружили себя в кружении стаи волков, которые, давно уже ждали удобный момент, для того, чтобы незаметно подойти поближе.

– Спасибо, – отозвался Витя.

Волки заухмылялись.

– Хотите морковки? – предложил Витя. – Спелая, сладкая.

Волки расхохотались.

– Не верите? Я сам только что попробовал.

– Это мы видели, – сквозь смех сказал Веня. – Съешь еще кусочек.

Витя пожал плечами и откусил от морковки. Волки попадали со смеху. Веня, подвывая, задрыгал лапами.

– Чего это они? – спросил Витя у Зои, но зайка не могла ответить, она дрожала от страха и уже прощалась с жизнью. Столько волков сразу она еще не видела и поняла, что убежать не удастся. Вместо Зои ответила Валерия.

– Волки не едят морковку, Витя.

– Но почему? Она ведь вкусная!

– Вкуснее зайцев?

– Зайцев? – Витя посмотрел на сжавшуюся у его ног Зою. – Разве зайцев едят? – Зоя ответила ему испуганным взглядом. – Зайцев нельзя есть!

– Зайцев нужно есть! – сказал Веня. – Мы, волки, зайцев едим, а не дружим с ними. Съешь зайца!

– Съешь зайца! – подхватил другой волк. – Съешь!

– Съешь зайца! – потребовали и остальные волки, переглянулись и стали скандировать. – Съешь зайца! Съешь зайца!

– А то мы сами его съедим, а потом и тебя в придачу! – зло усмехнулся Веня.

– Но ведь я такой же, как вы!

– Кто дружит с зайцами, тот сам заяц! А зайцев мы едим! Съешь зайца!

Витя затравлено огляделся. Волки уже не смеялись, они хищно оскалились и, брызгая слюной, рычали: «Съешь!». Он взглянул на прижавшуюся к его ногам Зою. Зайка дрожала, закрыв глаза, по щекам ее текли слезы. Как он может ее съесть?! Он снова посмотрел на волков и поймал взгляд сестры. Она не рычала вместе со всеми. Она грустно смотрела на брата. Прав все же мудрый Варген: среди волков нужно быть волком, иначе тебя съедят. Но как всё же жаль, что нельзя по-другому. В глазах волчицы тоже блеснули слёзы.

Витя замер, будто что-то решая, затем шерсть у него на загривке встала дыбом, губы поползли кверху, открывая клыки. Тихое утробное рычание раздалось из его глотки. Волки замолчали как по команде и растерянно переглянулись. Все же еще вчера Витя был их вожаком, и все они знали, как он умеет драться. Да, их больше, вместе они его просто разорвут, но кто рискнет подойти первым?

– Ну что затихли? Он один, а нас много! – рявкнул Веня. – Проучим его!

Витя продолжал тихо рычать. Волки насторожено на него смотрели.

Валерия поняла, что время настало.

– Отпустите его, – сказала она.

– Он позорит наш род!

– Чем?

– Он ест морковку и дружит с зайцами!

– А ты лисам относишь половину добычи, чтобы они не рассказали, как этой весной тебя побил домашний петух!

– Откуда ты знаешь! – зарычал Веня и тут же понял, что сделал ошибку. – Не было этого!

Но волки понимающе улыбнулись.

– Судить может тот, кого нечем попрекнуть, – сказала Валерия так, словно перед ней были несмышленые волчата. – Мы не знаем, что произошло. А я так и знать не хочу. Каждый может делать, что хочет.

– Волк должен быть волком!

Валерия нехотя кивнула.

– Но давайте, дадим ему несколько дней. Пусть Витя сам решит, кто он.

Волки переглянулись и согласно заворчали.

– А зайца съедим! – выкрикнул Веня.

– Нет, – Витя грозно оглядел волков и никто не стал ему перечить.

Веня пожал плечами, как бы говоря, делайте что хотите, и первый ушел в кусты. За ним потянулись и другие волки. Осталась только Валерия.

– Ну и что ты думаешь делать?

– Не знаю, – честно ответил Витя. – Наверное, провожу Зою домой. Вон мы сколько морковки накопали, ей самой не унести.

Валерия с нежностью посмотрела на брата.

– У тебя доброе сердце. Почему же раньше этого не было видно?

– У меня такое чувство, что мимо меня прошла бльшая часть жизни. Скажи, я тоже был таким как они? Я тоже… ел зайцев?

Валерия утвердительно кивнула.

– Не помнишь?

– Не помню.

– Ну и хорошо.

Волчица внимательно посмотрела на брата. Ему сейчас очень тяжело. Очень тяжело не иметь своего места в жизни. Но как же она всю жизнь хотела иметь вот такого брата. С которым можно было бы вот так просто поговорить. У которого можно было бы найти защиту так, как нашла ее сегодня эта зайка. Тот Витя, которого она всегда знала, когда ее обижали не заступался, он говорил: «Это волчья жизнь, детка, привыкай. Учись бороться». И Валерия училась. Сцепив зубы, скрепя сердце. Училась быть волком, потому что так надо.

– Так кто я теперь? – Витя с надеждой посмотрел на сестру. – Кем мне быть?

– А это уж решать только тебе, – подала голос Зоя. – Сегодня я впервые встретила доброго волка. И знаешь, я всем буду рассказывать об этом.

– И все будут думать, что это сказка, – усмехнулась Валерия.

– Ну и пусть! А я буду знать, что это правда!

Зоя подпрыгнула и поцеловала Витю в нос.

– Ну ладно, давай я помогу отнести морковку, – Витя смутился и засуетился подбирать овощи. Валерия тактично скрылась в кустах.

* * *

Вечер укрыл лес синим одеялом. Витя думал, и всё никак не мог решить, что ему делать. От неразрешимой проблемы голова, казалось, готова была взорваться. Витя слонялся по поляне, но выхода из сложившейся ситуации не видел. Он не хотел быть волком, но он не мог им не быть. Очень хотелось выть, но Луны как назло не было.

В груде валежника послышался шорох. Витя вскочил и обнажил клыки. Но увидев, что это Зоя, волк вздохнул и сел.

– А, это ты…

– Это я, – кивнула зайка. – Слушай, Витя, я тут подумала, может, тебе жить у нас. Будешь нас охранять. Будешь сторожевой волк.

– Нет, спасибо, – криво усмехнулся волк. – Со мной сегодня явно что-то случилось. Вполне возможно, что я сошел с ума, но я не дурак. Я не хочу, чтобы надо мной смеялись до конца жизни.

– Так что же ты будешь делать? Опять станешь злым волком?

– Не знаю, – покачал головой Витя. – Я подумаю.

Он лег и положил голову на лапы. Зоя еще немного постояла и тихо ушла.

Когда Витино дыхание стало тихим и размеренным, к нему слетелись разноцветные огоньки.

– Похоже мы перестарались.

– Мы просто не успели закончить!

– Поигрались и хватит! Разве вы не видите? Зверь погибает!

– Надо исправить ошибку!

– Так чего же мы ждём?

– Приступим.

И феи занялись делом.

* * *

Первым то, что Витя снова стал нормальным, узнал Веня, пришедший с утра поиздеваться над чудиком. Он сполна получил за свои насмешки. Никто другой больше не захотел испытывать Витю. И было принято решение считать вчерашнее событие временным помутнением рассудка вожака стаи.

И зажили волки по-прежнему. Не совсем, конечно. Вскоре все (не только Валерия) заметили, что Витя стал добрее и справедливей. Он перестал охотиться ради забавы. Стал больше времени проводить со щенками и рассказывать им сказки.

* * *

Как-то ночью, пролетая над морковным полем, старый филин Филипп заметил черный волчий силуэт. Страшный хищник, воровски озираясь, чем-то громко хрустел.

«Странно, – подумал филин, – не морковку же он там ест…»

Или морковку?







Юрий ПУСОВ

Детская шалость

У нас в классе был мальчик Лёня. Он был толстый. Не так чтобы очень, но нам этого было достаточно для того, чтобы постоянно его дразнить.

Юрий ПУСОВ

Банан

Мама купила Максиму банан.