Peskarlib.ru: Зарубежные авторы: Кристиан ПИНО

Кристиан ПИНО
Земляничка

Добавлено: 15 марта 2015  |  Просмотров: 872


В лесу, под сенью больших буков, рос земляничный кустик. И родилась у него дочка − ягодка-земляничка.

Когда шел дождь, листья буков роняли на кустик капли и он пил и пил живительную влагу. Поблизости плотной стеной высились папоротники, защищая кустик от холодного северного ветра, а вокруг росли другие такие же кустики; их становилось все больше, и одни увядали, другие расцветали среди диких лесных трав, мхов, лиловых колокольчиков и раскидистых зарослей ежевики. Право, это был прелестный уголок. Солнце и луна поочередно осыпали его то золотыми, то серебряными блестками, иногда туман окутывал его тайной. Все здесь дышало миром и тишиной.

Но по воскресеньям, особенно весной и летом, тишина нарушалась.

Только взойдет солнце, глядь, а на тропинке, которая проходила возле самых кустиков земляники и убегала дальше, в папоротник, уже появились люди. Одни, те, что помоложе, приходили сюда с мешками за спиной, другие − с камышовыми плетушками, пожилые дамы предпочитали старомодные корзиночки. Но привычки у всех были одинаково неприятные: они топтали нежные цветы, ломали папоротник и, что было хуже всего, усаживались под деревьями и принимались за еду. Ах, эти замасленные бумажки, эти бутылки с отбитым горлышком, консервные жестянки, разбросанные руками варваров среди прелестных творений природы!

Кустики земляники до сих пор не могли без ужаса вспоминать о прошлой весне, когда нежный запах их ягод заглушало отвратительное зловоние, исходившее из жестянки с остатками маринованных килек. Но бывало и по-другому. Иногда какие-нибудь милые юноши и девушки позавтракают на чистой салфетке, а потом соберут все объедки в свою корзинку, чтобы не насорить в лесу. Или, осторожно ступая по мху, придет маленькая девочка, станет бережно собирать землянику − ни одной ягодки не раздавит, нарвет красивый букет из розовато-лиловых колокольчиков и бежит домой поскорей поставить их в чистую воду.

Не думайте только, что ягодки земляники не хотят, чтобы их съели, а цветы − чтобы их сорвали! Нет, им просто хочется, чтобы при этом понимали, какой нежный вкус у земляники или как красивы цветы, и похвалили их.

Наша земляничка сначала была скромным белым цветком, совсем не таким, как сильные, крепкие ромашки, с которых прохожие обрывают лепестки, приговаривая «любит − не любит», и не таким, как маргаритки с их сладковатым запахом, или гордо покачивающие своими зонтиками цикуты, или кокетливые колокольчики ландышей.

Это был совсем-совсем крохотный цветочек на совсем-совсем малюсеньком стебельке, так что он никак не мог надеяться на почетное место в букете какой-нибудь девочки.

Жизнь цветка протекала спокойно, без особых событий.

Весна была теплая, немного сырая, земля каждый день поила цветок своими соками. Он рос чуть поодаль от тропинки, по которой проходили по воскресеньям люди, и некому было наступить на него или сорвать его.

Мало-помалу среди белых лепестков образовалась твердая сморщенная зеленая сердцевинка. Под лучами солнца она налилась, сначала побелела, потом порозовела. Это и была наша ягодка.

Уже многие из ее соседок стали ярко-пунцовыми, и от них шел тот удивительный аромат, в котором, казалось, сливались все запахи леса.

Однажды в воскресенье, когда наша ягодка еще не совсем созрела, на тропинке побывало много народу. С раннего утра в лес пришли девушки и юноши, все они набросились на землянику и набрали полные корзинки ягод.

Видите ли, у ягод земляники свой взгляд на вещи. Они знают, что жизнь их коротка, и больше всего боятся увянуть в одиночестве. Они даже мечтают, чтобы их съели. В сумерки, когда уходят люди, а звери и цветы свободно беседуют между собой, у земляничек только и разговору о том, кому они достанутся, кто будет их есть, не сорвут ли их еще недозрелыми, раздавят ли их грязными пальцами или бережно поднесут к милому ротику…

Всю свою короткую жизнь ягодки гадали, как сложится их судьба.

В то воскресенье наша земляничка уцелела. Впереди была теперь целая неделя. А за неделю она станет еще румянее, круглее, аппетитнее, и всякому захочется ее сорвать.

Ее соседка была покрупнее и поспелее, и она начала тревожиться.

− К следующему воскресенью я, пожалуй, уже перезрею, − горевала ягодка. − Никто не станет рвать меня. А если и сорвут, то прежде, чем я попаду в рот человеку, из меня вытечет весь сок. Я буду пахнуть плесенью, и тот, кто меня съест, поморщится от отвращения.

− Не горюй, − отвечала ей наша земляничка. − Солнце, к счастью, не очень припекает, к тому же тебя прикрывает своей тенью бук. Ты будешь дозревать потихоньку и в воскресенье станешь такой привлекательной, что девушки бросятся к тебе наперегонки.

Настала ночь, и ягодки уснули. Над ними нежными трелями заливался соловей, да в папоротниках шуршал ветер.

Прошла неделя. Опять наступило воскресенье. Наша ягодка уже совсем созрела, она и сама знала, что хороша и очень вкусна, и с трепетом ждала прихода людей. Ее соседка, правда, немного перезрела, но благодаря прохладной погоде выглядела еще совсем неплохо.

На рассвете шел дождик, это напугало земляничек. Но встало ясное солнце, высушило своими горячими лучами мох и листья на деревьях, и люди могли уже не бояться выйти на привычную прогулку.

И правда, вскоре появилась молодежь, веселые голоса разбудили эхо в чаще леса. Все рассыпались по лесу. Один высокий загорелый паренек заметил соседку нашей ягодки, сорвал ее и, радостно смеясь, положил в розовый ротик прелестной девушки, с которой он пришел в лес. А нашу ягодку он не заметил.

Чем объяснить такие случайности?

Только тот, кто любит собирать грибы и ягоды, знает, что можно пройти в двух шагах от самой большой удачи и не заметить ее. Во всяком случае, сколько ни приходило сюда еще молодых людей, детей, старушек, никто-никто не заметил алого кружочка на зелени, устилавшей землю.

Для ягодки это было несчастьем. В сумерки она проливала слезы отчаяния. Тот, кто не знал о горе землянички, мог бы принять их за капли росы. Она понимала, что до следующего воскресенья ей не дожить и что ей придется умереть от плесени и тоски, не принеся никому радости.

Но в понедельник утром земляничка услышала голоса. Вскоре показался большой, грузный человек. В руках у него была ветка, как видно, обломанная в лесу, и он сбивал ею гордые головки цветов, листья с деревьев и подсекал стебли папоротника. Птицы и те смолкли при виде такого грубияна.

Человек остановился, не очень-то надеясь что-либо найти, осмотрел стелющиеся по земле кустики земляники и увидел красное пятнышко, которого вчера никто не заметил.

Он подошел, нагнулся. И вот уже земляничка в плену, ее держат грубые, жесткие пальцы.

На мгновение земляничка замерла от мысли, что для нее настает бесславный конец. Но человек не поднес ее к своим губам. Он крикнул, и к нему подбежала крошечная девочка.

Если бы у леса был голос, он мог бы рассказать, как она была мила, а я этого сделать не в силах. Волосы у девочки были белокурые, щечки − розовые, сама она была нежна и грациозна − словом, она была как раз такой, какими описывают поэты маленьких девочек, когда хотят украсить ими природу.

Человек протянул земляничку девочке, и маленькие пальчики жадно схватили ее.

− Как она хороша! − сказала девочка. − Прежде чем съесть, я хочу ее поцеловать.

Маленькой лесной ягодке выпало счастье кончить свою жизнь так, как она мечтала.







Кристиан ПИНО

Легенда о парике

Это случилось в те стародавние времена, когда леса еще не были мирным зеленым местом для прогулок.

Кристиан ПИНО

Звезда в клетке

По небу пронеслась падающая звезда, оставляя след из крошечных искорок, быстро гаснущих во тьме ночи.