Peskarlib.ru: Зарубежные авторы: Кристиан ПИНО

Кристиан ПИНО
История деревянной ложки

Добавлено: 14 марта 2015  |  Просмотров: 998


На полпути между лесом и морем в хорошеньком маленьком домике жила счастливая семья.

Отец всю свою жизнь рыбачил. Ему удалось отложить немного денег, и, состарившись, он ушел на покой.

Мать шила кофты и юбки деревенским щеголихам, и ее заработок выручал семью в трудную минуту.

А четырнадцатилетняя Жизлена была любящей дочерью, очаровательной девочкой, нежной и отзывчивой.

Вот, скажете вы, самая обыкновенная семья. Так что же интересного может случиться с ней? Но я еще не упомянул об одном немаловажном обстоятельстве. Отец был большим лакомкой, а его жена − замечательной поварихой. Не в этом ли и крылся отчасти секрет их благополучия? Жена проводила целые часы у печки, приготовляя изысканные блюда, которым ее муж затем отдавал должное. Что же касается Жизлены, то у нее был один недостаток: она совсем была не приспособлена к хозяйству. Не то чтобы она ничего не хотела делать, нет, она была услужливая девочка, но кухня совсем не привлекала ее, и заботы о пище лежали всецело на матери.

И вдруг в эту счастливую семью пришла беда.

Мать простудилась, заболела и через несколько дней умерла. Отец был в отчаянии − он очень любил жену, − но особенно почувствовал он потерю лишь тогда, когда Жизлена принялась за хозяйство.

Начало было просто ужасным. Я не берусь описывать первый суп, первое рагу, первую попытку приготовить то, что из деликатности мы назовем кремом.

Так же неудачны были и последующие кулинарные опыты дочери. Отец Жизлены перестал садиться за стол. Он питался сухим хлебом и сыром, потому что дочь, надежда его старости, не могла предложить ему ничего лучшего. В несколько месяцев толстяк превратился в тень.

Девочка была в отчаянии. Она старалась изо всех сил, с раннего утра чистила овощи для супа, который стоял целый день на огне и вечером был уже совершенно несъедобен, она доставала у хороших хозяек проверенные рецепты, но и по ним у нее ничего не получалось. Она никак не могла сообразить, в каком порядке надо перемешивать муку, яйца, дрожжи, воду и масло, чтобы получилось тесто. Ее пироги то рассыпались еще в печке, то выходили такими сплющенными и твердыми, что их нужно было разбивать молотком.

Однажды, когда Жизлена обливалась слезами над компотом, она услышала, как кто-то постучал в дверь. Открыв, девочка увидела старую, седую женщину, одетую во все черное.

− Дитя мое, − сказала женщина, − я очень устала и проголодалась. Не можешь ли ты накормить меня? Я не так богата, чтобы идти в харчевню.

Войдите, сударыня, − ответила Жизлена, у которой было доброе сердце. − Считайте наш дом своим. Но только я должна предупредить вас, что я плохая стряпуха.

− Это неважно, мой старый желудок привык ко всему. − Старуха вошла и села за стол.

Жизлена подала ей ужин, приготовленный для отца. Она прекрасно знала, что отец все равно к нему не притронется. Гостья принялась за еду, а Жизлена наблюдала за ней, ожидая, что та скажет ей что-нибудь неприятное. Кушанья, которыми девочка угощала старуху и которые я не берусь даже описывать, не вызывали у гостьи ни отвращения, ни удивления. Ела она с большим аппетитом, а когда кончила, в ее глазах появилось выражение лукавства и удовлетворения.

− Превосходно, − сказала она. − Я очень довольна тобой.

Нельзя было понять, чем вызваны эти слова − исключительной вежливостью или лицемерием.

− Я не могу заплатить тебе за обед, у меня нет денег, но я оставлю тебе кое-что на память и уверена, что мой подарок сделает тебя счастливой.

С этими словами старуха достала из сумки самую обыкновенную деревянную ложку и подала ее девочке. Затем она вышла из дома и удалилась подпрыгивающей походкой.

Деревянная ложка! Какая горькая насмешка! И, рассердившись, девочка бросила ее в ящик.

Шли месяцы. Отец Жизлены, не видя смысла в жизни, быстро угасал и очень страдал от мысли, что оставит свою дочь, которая, по его мнению, так не приспособлена к жизни, совсем одну на свете.

Однажды Жизлена забыла на плите деревянную ложку своей покойной матери, которой та всегда пользовалась. Ручка ложки обуглилась, и ложка стала негодной. Тогда девочка вспомнила о старухе и достала из ящика ее подарок. Но как только Жизлена захотела помешать в чугунке какое-то варево, которое она готовила для отца, деревянная ложка нетерпеливо задергалась, вырвалась из ее рук и стала летать по кухне. Она зачерпнула соли из солонки, взяла щепотку перца, нашла сельдерей и две луковицы, вытащила из чугуна плохо очищенную морковь и наотрез отказалась вернуться в руку Жизлены, пока не сварила бульон.

Вечером девочка подала ужин больному отцу. Тот привычным усталым жестом хотел от него отказаться, но приятный запах удивил его. Он попробовал бульон и выпил его до последней капли.

− Дочь моя, ты сделала чудо. Должно быть, тебя вдохновила твоя бедная мама. В первый раз ты приготовила мне что-то вкусное.

И довольный отец уснул, мечтая о чудесных кушаньях, которые теперь будет готовить ему дочь.

Жизлена была и счастлива и озабочена. Может быть, эта летающая ложка заколдована? Не лучше ли ее сжечь? Или пусть она продолжает работать?

Наконец надежда вылечить отца и сделать его счастливым взяла верх над всеми сомнениями.

Утром девочка достала ложку, положила ее на стол и сказала, что нужно приготовить на сегодня. Успех был полный. Все утро ложка резала мясо, чистила овощи, выбирала пряности, что-то размешивала, следила за тем, чтобы ничто не подгорало и не остывало. И Жизлена вовремя подала отцу на подносе простой, но прекрасно приготовленный завтрак.

Старик плакал от радости, опустошая тарелки. Он почувствовал себя настолько окрепшим, что смог встать с постели и пройтись по саду. Он выздоравливал. Вместе с вкусной пищей к нему вернулся вкус к жизни. Вскоре он пополнел и стал выглядеть, как прежде. Жизлена запретила отцу ходить на кухню. Она боялась, что он увидит летающую ложку, потребует объяснений и, может, даже обвинит ее в колдовстве. Но старик не был любопытен. Что ему за дело до того, что творится на кухне! Пусть только то, что подается на стол, возбуждает аппетит. И он был совершенно счастлив.

Прошло два года. Отец безобразно растолстел, девочка превратилась в прелестную девушку. Они жили вдвоем, и ничто не нарушало их спокойной жизни. Что же касается ложки, она продолжала работать. За это время и Жизлена кое-чему научилась от нее. Иногда ложка позволяла девушке помогать в приготовлении несложных блюд, однако зорко следила за ней, предотвращая малейшую ошибку.

Однажды владелец соседнего замка решил устроить грандиозный пир в честь королевского сына, который охотился в окрестностях. Принц считался изысканным лакомкой, и барон Хюнодьер, хозяин замка, хотел угостить его на славу.

Для такого большого приема не хватало слуг и пришлось пригласить несколько молодых женщин, чтобы помочь за столом и на кухне. Жизлена попала в число судомоек.

Отправляясь в замок, девушка захватила на всякий случай свою деревянную ложку. Впрочем, она не собиралась воспользоваться ею, так как хотела остаться незамеченной. Она не любила уходить из дому и оставлять отца одного.

Главный повар замка был уже стар. Знаток своего дела, он начал приготовления к пиру за два дня до назначенного срока. Зарезав птицу, он сделал заливные блюда и паштеты. Что же касается самых сложных кушаний, то их надо было готовить в день приезда принца, а иные, как, например, телячьи почки в испанском вине и воздушный пирог с апельсинами − гордость баронской кухни, − даже перед самой подачей на стол.

Миловидное личико Жизлены приглянулось главному повару, и он стал давать ей поручения − резать почки, разбивать яйца, чистить апельсины.

В утро приезда принца случилось несчастье. В течение двух дней повар не отходил от плиты и почти не спал. Преклонный возраст, жара и усталость сделали свое дело. Повар потерял сознание.

Его удалось привести в чувство, но стоять у плиты и продолжать работу он уже не мог. Какой ужас! В кухне царила полная растерянность. Как сообщить об этом барону? Его репутация и положение были под угрозой. Жизлена попросила оставить ее наедине с поваром и предложила ему свою помощь.

− Бедное дитя, − простонал больной, − ты, может быть, сумеешь сварить яйцо всмятку, хотя и это не так просто, но телячьи почки и воздушный пирог на двадцать персон − такие подвиги тебе не под силу. Кроме того, надо зажарить заднюю ножку косули и сбить перед самой подачей на стол горчичный соус. А сколько еще всего надо суметь и приготовить и подать!

− Но у вас нет выбора, − сказала девушка. − В случае неудачи я сама буду отвечать за все, а если справлюсь − успех будет ваш. Я не хочу, чтобы знали обо мне.

Со слезами на глазах и отчаянием в душе старый повар наконец согласился и, чтобы не присутствовать при своем позоре, слег в постель.

Между тем Жизлена осталась в кухне одна, и ложка принялась за работу.

Гонзаг, сын короля, был принят в замке с великим почетом. Ему представили всю окрестную знать − нотариуса, мирового судью, капитана жандармерии и священника. На всякий случай были приглашены и несколько почтенных семейств со взрослыми дочерьми, так как принц был холост.

У молодого человека была величественная осанка, но в обращении с людьми он был прост и сердечен. У него для каждого нашлось приветливое слово, он обратил благосклонное внимание на девушек, поговорил о гражданском и военном праве, отметил исключительный вкус, с каким барон обставил свой замок.

Сели за стол. Ничего не подозревавший барон все же волновался. Завтрак был настоящим триумфом! Телячьи почки таяли во рту. Ни с чем не сравнимая подливка была ароматной и бархатистой. Задняя ножка косули оказалась зажаренной в самый раз. Немного рубленого эстрагона смягчало остроту и давало нежный привкус горчичному соусу. А воздушный пирог! Невозможно описать его совершенство.

Гонзаг незаметно распустил пояс и, не скрывая удовольствия и восхищения, принялся за третий кусок пирога.

Барон опьянел от радости и обильно льющегося вина. Он решил, что повар превзошел самого себя и заслужил щедрую награду.

Отдохнув после завтрака и выразив еще раз свою признательность барону, принц уехал. Как удивился старый повар когда хозяин поздравил его с успехом! Следовало бы рассказать барону правду, но Жизлена пожелала оставить все в тайне, и старик промолчал. Кошелек, полученный от барона, он передал счастливой девушке.

Спустя несколько дней в замок прибыл посол от короля с важным поручением. Король просил барона уступить ему своего главного повара, которого он желал назначить шефом дворцовой кухни. Такая просьба была равносильна приказу. Жаль было терять искусного повара, но барон отпустил его, не раздумывая. Он знал щедрость короля и понимал, что отныне благополучие его рода обеспечено.

Старый повар, польщенный и встревоженный, отправился ко двору короля.

А через несколько дней старик, жалкий и униженный, вернулся обратно с собственноручным письмом его величества.

Король вежливо выражал барону свое неудовольствие. Повар превосходный, но он не оправдал тех похвал, которые расточал ему принц Гонзаг. Повар, несомненно, очень талантлив, но лишен воображения. Король решил довольствоваться своими поварами.

Несмотря на учтивый тон письма, в нем сквозила явная немилость.

Увидев, как расстроился хозяин, повар признался ему во всем.

− Завтра же пошли за этой девушкой, − сказал барон. − Надо спасать положение.

Утром, надев свое лучшее платье, Жизлена явилась в замок. Все были удивлены, что опытным поваром оказалась такая молоденькая девушка.

В тот же вечер карета барона повезла его вместе с Жизленой во дворец.

Получив аудиенцию у короля, барон представил ему девушку и рассказал о том, что произошло. Принц, который присутствовал при разговоре, поймал себя на том, что девушка заинтересовала его не только как повариха.

− Вы рассказали прелестную историю, − сказал король барону. − Но чтобы лишний раз не обижать своих поваров, я хочу сначала испытать эту девушку.

И король сам составил для Жизлены необыкновенно трудное меню и дал ей два дня на приготовление всех блюд.

Когда Жизлена попросила поваров удалиться из кухни, они сначала возмутились, но потом сообразили, что она хочет сохранить в тайне профессиональные секреты.

И вот девушка осталась одна в громадной дворцовой кухне. Она начала с того, что вслух прочитала названия заказанных блюд, а деревянная ложка при этом утвердительно кивала. Но когда была упомянута щука, которую нужно было приготовить по способу Франсуа I, ложка беспокойно задвигалась. По-видимому, это блюдо было ей не знакомо.

Жизлена с удивлением увидела, как ложка стала чертить на столе какие-то таинственные круги, а потом там внезапно появилась великолепная, ярко раскрашенная книга.

Ложка стала лихорадочно перелистывать страницы, нашла нужный рецепт и внимательно его прочитала. После этого она успокоилась и принялась за работу.

Срок в два дня был установлен потому, что надо было в течение двадцати четырех часов уваривать на медленном огне и довести до студенистой массы великолепных пулярок. Затем к полученной массе прибавлялись выдержанные вина и редкие сорта спирта, один из которых доставлялся с Британских островов. Ложка протерла несколько раз через частое сито полученную смесь и залила ею щуку, предварительно вымоченную в легком сухом белом вине с нежным ароматом. Затем ложка воткнула в еще не застывшее желе маленькие причудливые цветочки, сделанные из трав и лепестков розы. Блюдо получилось великолепное.

По сравнению с этим блюдом приготовление других было детской забавой. Ложка сделала из сахара, орехов и глазированных фруктов королевскую корону, точь-в-точь как та, на которую она потихоньку ходила смотреть ночью.

Что сказать о завтраке? Он был превосходен. Король сиял, принц плакал от радости, барон чувствовал, что его благополучие упрочено.

После трапезы появилась Жизлена.

− Дитя мое, ты самая замечательная повариха, какою когда-либо гордился мой дворец. Отныне ты станешь начальницей над моими кухнями и будешь получать министерский оклад.

− Ваше величество, − отвечала Жизлена, − я повинуюсь во всем вашей воле, но я предпочла бы, если вы разрешите, жить со своим отцом.

− Эта девушка восхитительна! − воскликнул принц. − Она даже лучше приготовленной ею щуки. Я вижу только один выход − мне надо жениться на ней. Она будет готовить всем нам изумительные блюда.

Так Жизлена стала женой принца, и ее отец доживал свои дни близ королевских кухонь.

Принц стал обедать только дома. К несчастью, он ел слишком много, и однажды после тяжелого приступа печени врачи предупредили его, что, если он хочет когда-нибудь царствовать, ему придется довольствоваться впредь вареным картофелем и минеральной водой.

Тем не менее молодые супруги были очень счастливы, так как Жизлена, не обладая способностями своей деревянной ложки, могла похвалиться другими талантами.







Кристиан ПИНО

Клятва Леокадии

Леокадия Турлуру была дочерью богатого владельца трактира «Три гроша».

Кристиан ПИНО

Перышко и лосось

Он был так мал и так легок, что никто не мог понять, почему порыв ветра не поднимает его с земли вместе с опавшими листьями.