Peskarlib.ru: Зарубежные авторы: Кристиан ПИНО

Кристиан ПИНО
Сын принца-консорта

Добавлено: 14 марта 2015  |  Просмотров: 1126


Коллекция

Королевством Марекарлия правила толстая и добродушная королева, которую подданные называли «доброй государыней». Когда она проезжала по городу, народ радостно приветствовал ее и собирался на ее пути, чтобы поклониться по марекарлийскому обычаю, упершись рукой в бедро и отставив вытянутую ногу. Принц-консорт был менее любим. Не то чтобы он был плохим человеком, но он питал пристрастие к крепким напиткам и поэтому порой впадал в досадный гнев, а главное, он не умел носить военный мундир, а без этого никак нельзя рассчитывать на популярность.

Из всего королевского семейства народ отдавал предпочтение принцу-наследнику Клодомиру, красивому двадцатидвухлетнему юноше, храброму и великодушному, умному как раз настолько, чтобы не выдумать ни нового налога, ни нового наказания. Его любили и девушки страны, с которыми он охотно танцевал вечерами по субботам, и юноши, с которыми он играл в мяч но утрам в воскресенье. Здороваясь, он умел с большим изяществом приподнимать свою шапочку, украшенную перьями, и во всем королевстве не было ему равных в искусстве зачесывать назад волосы и позвякивать шпорами. Он любил музыку как раз настолько, чтобы не играть самому, поэзию как раз настолько, чтобы не писать стихов, и живопись как раз настолько, чтобы посещать выставки и с видом знатока поздравлять художников. Короче говоря, это и в самом деле был очаровательный принц.

Послы соседних королевств привозили ему портреты самых прекрасных принцесс на выданье. Клодомир с любезной улыбкой принимал эти портреты, щедро награждая послов, и спешил повесить картины в кабинете своего отца, принца-консорта, где тот любил сидеть часами, ничего не делая.

Эта единственная в мире коллекция прекрасных женщин была гордостью страны, и богатые горожане приглашали знаменитых художников писать портреты своих дочерей, в надежде, что и они попадут в эту коллекцию.

− Ваше высочество, − почтительно сказал как-то принцу один из гостей, рассматривая коллекцию, − все эти принцессы очень красивы: у одной голубые глаза, которые ласкают душу, у другой черные глаза, которые согревают сердце. Как можете вы оставаться нечувствительным к стольким прелестям?

− Нечувствительным? Вовсе нет! − с вежливым безразличием возразил Клодомир. − Но я могу любоваться красавицей и в то же время не предлагать ей немедленно стать моей женой…

− Вам так неприятна мысль о женитьбе?

− Да я о ней просто не думаю.

− Должен признаться, − сказал гость, который старался понравиться щедрому хозяину, − что ни одна из молодых девушек не достойна вступить с вами в брак, за исключением…

− За исключением кого?

− Стоит ли об этом говорить, ваше высочество! Принцесса, о которой я подумал, так же недоступна для вас, как и для всех тех молодых людей, которые погибли, стремясь ее завоевать.

− Недоступна? Для меня?

− Говорят, ее охраняют всякие чудовища, и тот, кто хочет добиться ее руки, должен подвергнуться трем опасным испытаниям.

− Какие же это испытания?

− Этого я не знаю, ваше высочество. Ведь ни один из тех, кто пускался в путь, желая попытать счастья, не вернулся обратно и не описал, что с ним произошло. Так погибло множество молодых людей, и матери до сих пор оплакивают их. Оттого-то я и не хотел рассказывать вам об этой принцессе.

− Но меня эта принцесса ничуть не интересует, у нее, должно быть, сердце твердое, как скала, если она погубила столько милых юношей.

− Бедное дитя! Она просто жертва злого волшебника, который придумал все эти испытания, чтобы отбить охоту свататься к ней. Но не вздумайте, ваше высочество, пойти по стопам тех несчастных безумцев. Если даже какая-нибудь необыкновенная удача поможет вам преодолеть все препятствия, еще неизвестно, согласится ли принцесса выйти за вас замуж.

Закинув на плечи мешок, прицепив сбоку саблю, принц на следующее же утро отправился в путь.

Заклинатель змей

Пять дней шагал Клодомир по путям и дорогам и пять ночей спал под каштанами в лесу, среди белых грибов. Он заходил на фермы, пил там прохладное молоко и съедал ломоть хлеба с колбасой, начиненной чесноком; он лакомился в лесу малиной и земляникой, а иногда сосал леденцы, которые прихватил с собой в дорогу.

На шестой день Клодомир повстречал небольшого горбоносого человечка, который держал в руках огромный охотничий рог и какой-то плоский ящик. Принц вежливо поздоровался:

− Добрый день, дружище! Не будет ли с моей стороны нескромным спросить, в каком концерте вы собираетесь участвовать?

− Увы, мессир. Я не играю в духовом оркестре. Я всего-навсего бедный заклинатель змей, мой талант служит для увеселения толпы, я выступаю на ярмарках.

Проговорив это, музыкант открыл плоский ящик и показал удивленному принцу трех спящих змей, на которых тот взглянул с некоторым отвращением.

− Охотно верю, что вы и правда заклинатель змей, − сказал Клодомир, − но на что вам такой рог?

− Да ведь это мой рабочий инструмент! − ответил заклинатель змей.

− Значит, это… ваша флейта?

− Ну да, я заклинаю змей, играя на охотничьем роге.

− Но это невозможно!

− Не хотите ли попробовать, мессир?

− Ни за что, − отказался принц.

Он не стал больше спорить, но так как ему наскучило путешествовать в одиночестве, предложил заклинателю пойти вместе с ним. Тот согласился, и они пустились в путь, рассуждая о музыкальных инструментах и нравах змей.

Игрок в кости

Пять дней шагали они по тропинкам, которые становились все более извилистыми и непроходимыми, и пять ночей спали под чахлыми низкорослыми соснами. Все труднее становилось добывать себе пропитание, и порой, чтобы не лечь спать голодными, они вынуждены были доить попавшуюся навстречу козу.

На шестой день они увидели на пересечении дорог веселого, улыбающегося человека, который еще издали помахал им рукой.

− Добро пожаловать к нам, мессиры! В этих краях редко встретишь людей, которые могут составить тебе приятную компанию. Не хотите ли сыграть со мной в кости?

И он достал из кармана два небольших белых кубика с черными точками на гранях.

− Научите нас поскорее этой игре, − попросил принц, в котором пробудилось любопытство.

Ученье пошло так успешно, что через полчаса у Клодомира уже не осталось ни одного леденца, а музыканту пришлось заложить своих змей.

− Кончим на этом, мессиры, − снисходительно сказал игрок в кости, − вы мне оба очень нравитесь, и мне не доставит никакого удовольствия оставить вас без гроша. Лучше уж позвольте мне пойти с вами. Трое сумасбродов всегда добьются большего, чем двое.

Продавец очков

Пять дней шагали они по дикой пустыне, где рос только колючий кустарник да терновник, и пять ночей спали на голой земле, защищенные от холодного северного ветра и ядовитых насекомых лишь выступами скал. Изнемогая от усталости, они шли теперь медленнее, останавливались поохотиться, чтобы добыть себе пищу, жгли хворост, выкуривая из нор тощих кроликов, и убивали их, собирали на кустах высохшие ягоды, которые не могли утолить жажду. Они совсем уже пали духом, когда вдруг на шестой день увидели какого-то толстяка, мирно отдыхавшего в придорожной канаве.

− Здорово, кум, − вежливо сказал принц. − Что это ты делаешь в таком негостеприимном месте?

− Отдыхаю, потому что мне предстоит утомительное путешествие, − ответил толстяк. − Я живу в красивом южном городке и торгую очками. Так как мои клиенты люди требовательные и богатые, мне приходится самому выдувать стекла для очков, чтобы угодить им. Я часто езжу за песком и другими материалами и во время одной из таких поездок случайно набрел на землю, обладающую магическими свойствами. Теперь я каждый год отправляюсь в эти места, чтобы запастись нужным материалом. Поглядите-ка на этот большущий мешок, я должен буду тащить его на спине целых три недели.

− Я восхищен вашим мужеством, − сказал тогда заклинатель змей, − и предлагаю вам пойти с нами. Мы сопровождаем этого прекрасного юношу, который намерен завоевать недоступную принцессу. Пойдемте с нами, а о своем мешке вы позаботитесь на обратном пути.

Продавец очков ничего не ответил, только в знак согласия кивнул головой и пошел рядом с тремя друзьями.

Они шагали еще много дней по самой бесплодной в мире земле. Они страдали от голода, жажды и холода и совсем уже было отчаялись, но внезапно все вокруг изменилось. Воздух стал теплее, растительность гуще, травы зеленее, деревья выше. Вскоре наши путники уже собирали на деревьях чудесные спелые плоды, пили чистую родниковую воду, отдыхали в тени великолепных деревьев. Наконец они увидели на дороге указатель с ободряющей надписью:

НЕДОСТУПНАЯ ПРИНЦЕССА − ТРИ ЧАСА ПУТИ

− Друзья, − воскликнул Клодомир, − крикнем трижды ура в честь… − но он не закончил фразы, потому что заметил поблизости небольшую кучку костей и немного дальше − вторую такую же кучку. Путники в тревоге переглянулись.

− Друзья, − вновь заговорил принц, − принцессу мы будем прославлять потом. Впереди ждут всякие опасности, и, прежде чем пускаться в дальнейший путь, я хочу поблагодарить вас за то, что вы меня сопровождали. Я прошу вас позволить мне идти дальше одному. Подождите меня денек и, если я не вернусь, сообщите обо всем моей бедной матушке и передайте принцу-консорту, моему отцу, что я не смог завершить его замечательную коллекцию.

И принц зашагал в ту сторону, куда была направлена стрелка указателя. Три его товарища без колебания последовали за ним.

Гидра

Они шли так некоторое время, как вдруг их испугал сильный шум, и какой-то мощный вихрь чуть не сбил путников с ног.

Клодомир храбро шагнул вперед и оказался прямо перед огромной черной змеей. Двадцать четыре горящих глаза смотрели на него с двенадцати голов чудовища. Гидра поражала своим безобразием, из пастей у нее сыпались искры, похожие на бенгальский огонь, с нижней челюсти стекала бурая пена. Но принц не испугался, он опустил на землю свой мешок, схватил меч, описал им большой круг и изо всех сил ударил змею, стараясь отсечь сразу все двенадцать голов − он знал, что если отрубить гидре только одну голову, она тут же вырастет вновь. Но увы! Хотя сталь была крепкой, меч, едва коснувшись черной чешуи, разлетелся вдребезги, словно был из стекла.

Из пастей чудовища вырвались огромные языки пламени, и Клодомир сгорел бы заживо, если бы не успел вовремя отскочить в сторону. Искра чуть не попала в глаз продавцу очков, и он поспешно стал искать в своем мешке защитные очки. Положение четырех друзей казалось отчаянным, они были обнаружены, и, если б вздумали бежать, гидра мгновенно догнала бы их и испепелила. Принц с грустью подумал о недоступной принцессе, которая вполне заслуживала это прозвище, и приготовился умереть.

Спас всех музыкант. Он схватил охотничий рог и медленно заиграл колыбельную. Змея отступила назад, пламя утихло. Мелодия все продолжала звучать, она ширилась, росла, и головы гидры одна за другой стали выражать блаженство, потом радость и вскоре начали покачиваться в такт музыке. И на каждой голове левый глаз был зажмурен − явный признак того, что чудовище довольно.

− Вперед, друзья мои! − сказал принц. − Воспользуемся передышкой и преодолеем первое препятствие, а товарища своего мы освободим, когда вернемся с принцессой.

И Клодомир, игрок в кости и продавец очков прошли мимо теперь уже безобидной змеи, в то время как музыкант, чтобы придать себе бодрости, заиграл свадебный марш.

Великан-людоед

Целый час они без всяких происшествий пробирались через густой лес, как вдруг Клодомир наткнулся на какую-то огромную темную массу, которая преградила ему дорогу. Он догадался, что это башмак необыкновенных размеров − самый маленький гвоздь в подметке был величиною с куриное яйцо. Проследив дальше взглядом, принц увидел сначала большущую ногу, а потом и все огромное тело сидевшего в лесу среди поваленных дубов великана.

− Добрый день, господин великан, − вежливо сказал Клодомир, приподняв свою шапочку тем изящным жестом, который покорил стольких марекарльянок. − Вы разрешите нам проникнуть в ваши владения?

Смех великана раскатился по лесу, загудел сиреной в стволах деревьев.

− Об этом и не мечтай, мой повелитель! Ты проник в мир запретный, особенно для таких юнцов. Я удивляюсь, как это мой друг черная гидра пропустила вас всех. Она, верно, хотела, чтобы мне досталась аппетитная закуска. Как прикажете вас съесть, господа, под ореховым маслом или в другом растительном жире? А может, на английский манер?

И он щелчком опрокинул Клодомира на мох. Но тут великан увидел, что игрок в кости вытащил из своего кармана какие-то белые кубики и небрежно бросил их на землю, сказав:

− Двенадцать.

Людоед заинтересовался.

− Чего двенадцать? − заорал он.

− Я говорю: двенадцать, − спокойно ответил игрок в кости.

− Я не люблю, когда надо мной насмехаются! Что такое «двенадцать» и что за кубики ты бросил на землю?

− Разве может эта игра заинтересовать лесного великана? Тут нужен острый ум горожанина.

− Выходит, ты считаешь, что у меня не такой острый ум, как у тебя? − заревел великан. − Если ты не объяснишь мне сейчас же эту игру, я раздавлю тебя между пальцами, смешаю со свининой и сварю на медленном огне в горшке с мадерой! А ну-ка, выбирай: хочешь ты стать паштетом или будешь говорить?

Тогда игрок в кости, сделав знак товарищам, чтобы они осторожно продолжали свой путь, пустился в подробные объяснения, а великан с интересом стал его слушать.

Принцесса

Принц и продавец очков, не замеченные великаном, поспешно удалились. Вскоре лес кончился, и они увидели холм, на вершине которого возвышался великолепный замок.

− Вот мы и пришли наконец, − с волнением сказал Клодомир. − Только бы тут нас не ждали новые испытания, ведь мы должны поскорее вернуться к своим друзьям, − им, верно, сейчас несладко приходится.

Принц и продавец очков бодро взобрались на холм. Пройдя по подъемному мосту, который был, к счастью, опущен, они попали во двор замка, большой и пустынный. Между камней, которыми был замощен двор, пробивались лютики, всюду царило полное безмолвие.

− Не очень-то здесь весело, − сказал продавец очков.

− Эй, привратник! − крикнул Клодомир.

Никто не отозвался. Тогда они вошли в замок и, миновав одну за другой большие безлюдные комнаты, поднялись по широкой великолепной лестнице. Наконец в одном из салонов они обнаружили в вазе свежие цветы и убедились, что в замке есть кто-то живой.

Сердце у принца колотилось так, что, казалось, грудь вот-вот разорвется. Развязка приближалась, через несколько мгновений он будет просить руки недоступной принцессы. Вдруг он обнаружил, что продавец очков куда-то исчез, но не успел принц отправиться на его поиски, как тот уже вновь стоял перед ним, очень бледный и очень взволнованный.

− Мессир, − сказал он, − недоступная принцесса находится в соседней комнате, но атмосфера там настолько необычная, что я опасаюсь за ваше зрение.

− За мое зрение? − удивился Клодомир.

− Да, именно за ваше зрение. Я прошу вас, наденьте эти очки, стекла их, моего собственного изготовления, предохранят вас от всякой опасности.

Клодомир хотел было отказаться, но его товарищ так настаивал, что он в конце концов согласился.

Они вошли в соседнюю комнату.

Принц упал на колени − перед ним была самая прекрасная принцесса, какую только может представить себе воображение. Ее красота была совершенна: никакой эпитет не в силах передать прелесть ее глаз, ее улыбка была пленительна и полна необычайной скромности; ее робкие слова придали ей в глазах принца еще больше очарования.

− Встаньте, ваше высочество. Я не привыкла к такому поклонению и боюсь, что вы заставите меня покраснеть. Меня зовут Филозель, и я всего только бедная принцесса.

− Вы самая прекрасная, самая божественная принцесса на свете! Филозель, я хочу, чтобы вы стали моей женой. Позвольте мне увести вас отсюда, не теряя ни минуты.

− Вы хотите взять меня в жены? − переспросила принцесса.

Клодомир не понял, почему в ее голосе звучало такое удивление. Он с жаром воскликнул:

− Я не женюсь ни на ком, кроме вас!

Филозель подошла к маленькому комоду розового дерева, открыла ящик и вытащила оттуда крошечный флакон.

− Принц, − сказала она, − поклянитесь на эликсире, который содержится в этом флаконе, что вы действительно хотите взять меня в жены такой, какой вы меня сейчас видите.

− Клянусь на этом эликсире, − ответил Клодомир без колебания.

Тогда Филозель поднесла флакон с волшебным эликсиром к губам и выпила его.

Для Клодомира ничто не изменилось, принцесса нисколько не потеряла в своей красоте и очаровании, улыбка ее была все так же ослепительна, разве что стала немного менее скромной. Но продавец очков упал на колени, потрясенный и полный восхищения.

− Принц, − спросила Филозель, − не нравлюсь ли я вам теперь больше, чем прежде?

− В то мгновение, когда я вас увидел, дорогая принцесса, вы показались мне прекраснейшей из прекрасных.

«Он действительно любит меня искренне», − подумала молодая девушка.

− Ваше высочество, − сказал продавец очков, − теперь вы можете снять очки, зловредные испарения этой комнаты рассеялись.

Клодомир и Филозель, нежно поддерживая друг Друга, шли по лесу; продавец очков следовал за ними, насвистывая модную песенку: «Голубые глаза, черные глаза». Всех тревожила судьба игрока в кости, но они сразу успокоились, когда увидели, что игра в самом разгаре.

− А! Вы увели принцессу, − зарычал великан, − тем лучше! У меня был приказ не впускать вас сюда, но нет приказа помешать вам выбраться отсюда. Проваливайте подобру-поздорову, но заберите с собой и этого чертова игрока! Посмотрите-ка, что он у меня выиграл своими проклятыми кубиками!

Клодомир с удивлением увидел лошадей, покрытых парчовыми попонами, мешки, полные золота и драгоценных камней, мечи с эфесами, вычеканенными лучшими в мире ювелирами, драгоценные ткани.

− Двадцать лет экономии! − плакал великан. − Когда вы подошли, он как раз требовал, чтобы я играл на свою бороду! И я стал бы играть на свою бороду, на свою куртку, на гвозди от своих башмаков! У меня остался всего один носовой платок, этот каналья считает, что они будут для него превосходными простынями. Уведите его! Я ни разу не смог выиграть, ни одного разу!

Великан проливал потоки слез, но наши друзья не стали дожидаться, когда источник иссякнет, и поспешили уйти со своей добычей.

− До чего наивен этот великан, − сказал Клодомир, − ему ничего не стоило сохранить у себя свои богатства. Ведь не стали бы вы вырывать их у него силой!

− Ваши размышления, принц, − сказал игрок в кости, − доказывают вашу полную неспособность к игре. − И он добавил с оттенком уважения в голосе: − У этого великана неплохие способности.

− Сейчас не время заниматься спорами, − заметил продавец очков. − Я что-то не слышу звуков рога и боюсь, не приключилось ли несчастья с заклинателем змей. Гоните лошадей.

Через некоторое время они услышали какой-то странный шум.

− Можно подумать, что где-то поблизости работает мельница, − сказала Филозель.

− Нет, шум более глухой.

− И более сильный.

− Может быть, это змея переваривает заклинателя!

Они поехали быстрее и вскоре увидели музыканта на том самом месте, где несколько часов назад оставили его. Заклинатель змей спокойно начищал свой рог, стараясь довести его до блеска.

Гидра, вытянувшись на земле, крепко спала, и ее двенадцать голов издавали этот странный и равномерный храп, который так испугал наших друзей.

− Тише! − сказал заклинатель. − Не будите бедное животное! Она так хорошо спит, я сочинил для нее колыбельную.

Расставание

Обратный путь пятерым друзьям показался коротким − лошади были превосходные, всем передалось хорошее настроение Филозели, солнце светило ослепительно ярко.

Когда они подъехали к границе марекарлийских владений, игрок в кости остановил лошадей и сказал Клодомиру:

− Ваше высочество, позвольте каждому из нас вернуться к собственным приключениям, Теперь вы уже в своем королевстве с самой прекрасной принцессой на свете. Принц-консорт, ваш отец, будет горд поместить ее портрет в своей коллекции. Отныне мы предоставляем вас вашей счастливой судьбе. Но прежде возьмите свою часть добычи.

− Нет, друг мой, − ответил Клодомир, − я хочу, чтобы вы поделились золотом и драгоценностями с заклинателем змей и продавцом очков. А я и так получил самое большое богатство на свете. И этим я обязан всем вам!

Они расстались взволнованные. Филозель нежно поцеловала каждого, взяв с них обещание приехать в Марекарлиго. Потом принц и принцесса направились в одну сторону, а три приятеля − в противоположную.

− Какая чудесная история! − сказал продавец очков.

− Я очень боялся гидры, − признался музыкант.

− А я великана, − отозвался игрок в кости. − Только ты, продавец очков, не подвергся никакому испытанию.

− У меня было испытание пострашнее всех ваших. Я вошел первым в комнату принцессы и увидел перед собой самое уродливое создание на свете: у нее были тусклые глаза, кожа, усеянная красными прыщами, кривой нос. К счастью, я захватил с собой волшебные очки, и принц увидел в них Филозель совсем другой. Иначе он никогда бы не дал обещания взять ее в жены такой, какая она есть, а принцесса не выпила бы эликсира, который должен был вернуть ей красоту. И все ваше мужество, мессиры, пропало бы впустую.

− Молодец, мастер! − сказал игрок в кости. − Но, может быть, твои очки были не так уж необходимы. Когда мужчина преодолеет столько трудностей, чтобы завоевать женщину, она всегда покажется ему самой прекрасной на свете.







Кристиан ПИНО

Пан, флейта и капуста

Пан, молодой, легконогий, веселый бог, имел две страсти. Одна из них вам хорошо известна: он любил музыку.

Кристиан ПИНО

Сказка о твердом индюке

С тех пор как умерли мать и отец маленького Анри, мальчик всегда был голоден. Его приютил у себя крестный отец, богатый и скупой фермер.