Peskarlib.ru: Зарубежные авторы: Кристиан ПИНО

Кристиан ПИНО
История курочки-несушки

Добавлено: 13 марта 2015  |  Просмотров: 1015


Кокет была самой уважаемой курицей в курятнике; хозяева ценили ее за крупные яйца, которые она регулярно приносила им; петух отдавал ей предпочтение перед всеми ее товарками, а те, несмотря на вполне понятную ревность, были с нею приветливы и почтительны.

Быть царицей богатого, доходного курятника — значит занимать столь видное положение, что ни одна домашняя птица во всей округе не решилась бы снести свое первое яйцо, не попросив у Кокет совета и помощи. При таких условиях курицы обычно становятся тщеславными, и надо сказать, что и наша курочка не была исключением. Она поглядывала на всех с видом превосходства и снисхождения, весьма неприятным для окружающих. Да, она прославилась как хорошая несушка, но глупая спесь едва не погубила ее!

Однажды в летний день Кокет прогуливалась по полю недалеко от курятника в поисках зернышек и червячков, как вдруг она застыла в радостном изумлении: перед нею на земле лежал большой пшеничный колос, полный зерен; его, по-видимому, уронила крестьянка, подбиравшая на поле оставшиеся колосья.

Кокет, которая была большой лакомкой, уже предвкушала, как она зернышко по зернышку будет клевать этот колос, но он неожиданно взмолился:

— Не ешь меня, о великодушная курица! Если ты оставишь меня на этом поле, в будущем году мои зерна пустят ростки и здесь вырастет много-много других колосьев, еще более тяжелых от зерен. Тогда-то ты сможешь полакомиться на славу!

У Кокет были всего лишь куриные мозги, и упоминание о будущем годе для нее ничего не значило. Но польщенная тем, что к ней обратились с просьбой, она великодушно прошла мимо колоса, не тронув его.

На другом поле Кокет заметила просяное зернышко. Только она собралась клюнуть его, как и оно заговорило:

— Кокет, ты курица глупая и чванливая, и тебе есть в чем покаяться. Пощади меня, и ты будешь с лихвою вознаграждена за это.

Если бы просяное зернышко мечтало быть съеденным, оно не могло бы придумать лучших слов для того, чтобы заставить Кокет исполнить его желание. Рассерженная Кокет вмиг проглотила зернышко.

На другой день Кокет в первый раз не снесла яйца. Фермер, всегда отличавший яйца лучшей из своих куриц по их оранжевому тону, был очень удивлен; петух поглядывал на Кокет с укоризной, что же касается остальных кур, то они пренебрежительно нахохлились. Когда же в течение всего следующего дня никто не услышал обычного торжествующего кудахтанья Кокет, фермер во всеуслышание заговорил со своей женой о бульоне, о потрохах, о рисе; петух стал поглядывать на Кокет с презрением, а куры собрались в уголке, чтобы посудачить.

Драма разыгралась на третий день. Поздним утром Кокет, полная надежд, расположилась в своем гнезде на соломенной подстилке и торжествующе закудахтала, возвещая близкую победу. Петух уже бросал на нее нежные взоры, куры поглядывали с досадой. Кокет торжествовала, ее господство будет восстановлено.

Увы! Кокет продала скорлупу раньше, чем снесла яичко. Посмотрев в гнездо, она с ужасом отпрянула: вместо прекрасного круглого яичка, какое она обычно там оставляла, в гнезде лежал жидкий желтый комочек.

И надо же было случиться такой беде, что как раз в этот момент мимо курятника проходили дети фермера!

— Идите сюда, — закричал один из них, — посмотрите на курицу, которая снесла только яичный желток!

— Это Кокет! — воскликнул другой.

— Папа, папа! — позвал третий.

Прибежал фермер и, глядя на сконфуженную Кокет, стал браниться:

— Такую курицу не стоило откармливать лучшим зерном, не стоило ей давать костяной муки! Уж теперь-то ты угодишь в суп, лентяйка!

Дети фермера привели в курятник своих маленьких товарищей, и каждый из них, рассматривая злополучный желток, оглашал воздух насмешками.

Дети вдоволь потешились над бедной курицей и убежали — их ждали другие забавы. Кокет осталась одна с петухом.

— Дорогая моя, — сказал петух, приняв самый строгий вид, — вы обесчестили весь курятник; еще не было такого случая, чтобы хоть одна из моих подруг снесла яйцо без скорлупы, и это оскорбление омрачит мою старость. Я мог бы, конечно, поколотить вас, но полагаю, что и этим я оказал бы вам слишком много чести. Вот вам веревка, а дальше вы сами знаете, что вам остается сделать! При этом петух повернулся на своих шпорах и с важностью прошествовал к другим курицам, которые встретили его радостным кудахтаньем.

Кокет с веревкой в клюве вышла в поле; она решила повеситься на каком-нибудь кустике. После перенесенных унижений жизнь казалась ей невыносимой.

И вдруг она неожиданно увидела на земле превосходное ячменное зернышко.

— Вот мое последнее лакомство, — подумала она и, выпустив из клюва веревку, собралась клюнуть зернышко.

— Остановись, гадкая курица, — закричало зернышко, — ты думаешь, что достойна съесть меня? Знай, что ты самая тщеславная и самая глупая курица во всей округе.

— Увы, уважаемое зернышко, — смиренно ответила Кокет, — вы тысячу раз правы! Но мое зазнайство обошлось мне очень дорого — я должна умереть.

— Неужели ты в самом деле раскаиваешься? — недоверчиво спросило зернышко.

— От всего моего куриного сердца!

— Если так, то съешь меня, и ты не пожалеешь об этом.

Кокет взяла клювом зернышко и весьма почтительно его проглотила.

И вдруг Кокет снова почувствовала интерес к жизни. Она бросила веревку где-то в поле и отправилась на поиски хорошего завтрака; в лесу она полакомилась сочными насекомыми, в ручейке напилась свежей воды и после дня, проведенного без неприятных встреч, отыскала удобную ветку, на которую села отдохнуть.

На следующее утро Кокет храбро вошла в курятник, готовая встретить там брань и презрение. Петух и куры сделали вид, что не заметили ее, но когда Кокет села в гнездо, где она привыкла класть свои яйца, петух грубо сказал ей:

— Ты могла бы пойти класть свои желтки в другое место и не поганить наш курятник!

Кокет беспрекословно повиновалась ему; она приютилась в одном из уголков двора и снесла яичко без обычного кудахтанья.

Проходивший мимо фермер крикнул ей:

— А, ты здесь, мерзкая тварь! Завтра воскресенье, вот мы и свернем тебе шею!

Вдруг он остановился, пораженный. Кокет снесла на траву великолепное огромное оранжевое яйцо.

Фермерша приготовила из этого яйца крем для шести человек, и все сошлись на том, что крем получился восхитительный. Само собой разумеется, больше не было и речи о том, чтобы зарезать Кокет. Фермер сам водворил курицу в ее прежнее гнездо, и перед всем курятником, застывшим от восхищения и зависти, Кокет снесла второе яйцо, такое же прекрасное, как и первое.

Кокет снова стала царицей курятника, и каждый день она приносит по отборному яйцу; петух разговаривает с нею благосклонно, а куры — почтительно. Но отныне она скромно принимает дань уважения и ее кудахтанье стало сдержанным.

А когда Кокет прогуливается по полям, она не позволяет себе клюнуть какое-либо зернышко, будь оно ячменное или просяное, не попросив на то у него разрешения.







Кристиан ПИНО

Сиано черный и Сиано белый

Альфонсина Машемьетт − женщина безобразная, злобная и скупая − безумно любила своего черного кота Сиано.

Кристиан ПИНО

История деревянной ложки

На полпути между лесом и морем в хорошеньком маленьком домике жила счастливая семья.