Peskarlib.ru: Зарубежные авторы: Кристиан ПИНО

Кристиан ПИНО
Атаназ и лягушка

Добавлено: 13 марта 2015  |  Просмотров: 1128


Исчезновение Мелани

— Решайте же, господин Гаспар, что вы берете — меренги или бисквиты с мокко? — Дочку кондитера Эжени Колокэнт начинал раздражать этот слишком разборчивый покупатель.

Сын сапожника Гаспар очень любил пирожные, но весь поселок знал, что не одними талантами кондитера Колокэнта объяснялся тот факт, что он часто и подолгу торчал перед прилавком, за которым восседала Эжени. Гаспар разорялся на сладостях, но, к сожалению, пирожное можно выбрать очень быстро, а завернуть его в, пакет — еще быстрее. Другого же предлога поболтать с девушкой Гаспар придумать не мог. К тому же он был беден (а этого не одобряют торговцы) и очень робок (а это не нравится девушкам).

Наконец Гаспар выбрал меренги, получил пакет, завязанный веревочкой, которую только что держала прелестная капризная ручка, и вышел из лавки.

На главной площади поселка царило большое волнение.

Папаша Миротон со слезами на глазах рассказывал, что его дочь Мелани накануне пропала и никто не может объяснить причины ее исчезновения. Первые розыски, предпринятые семьей, не дали никаких результатов. Теперь бургомистр вызывал желающих отправиться на поиски.

Гаспар тоже выразил желание пойти и получил согласие, так как был высок и силен.

Поиски длились весь день, но следов Мелани Миротон обнаружить не удалось. Предполагали, что она ушла в сторону озера, а ведь там легко было увязнуть в мягкой тине. Отец в отчаянии намеревался на следующий день обшарить все озеро.

К вечеру Гаспар сделал интересное открытие. На другой стороне озера вокруг лесной прогалины, образующей пляж, были сломаны кусты, будто в этом месте резвилось какое-то огромное животное.

Следы разрушения — сломанные ветки, осыпавшиеся листья, смятая трава видны были и дальше, в лесу.

Может быть, все это не имело никакого отношения к исчезновению Мелани, однако нельзя было пренебрегать даже такими косвенными указаниями.

На следующее утро несколько молодых людей из поселка, вооружившись дубинами и вилами, отправились в лес. Много часов они с трудом пробирались сквозь лесную чащу и колючий кустарник и вышли наконец в степь. Там след терялся.

Между тем поиски в прибрежной тине и в озере также не дали никаких результатов.

Эжени очень горевала. Она любила Мелани и была ее лучшей подругой. И вот вечером, когда Гаспар, измученный, возвращался из лесу, Эжени остановила его и стала расспрашивать о результатах поисков.

Впервые молодые люди говорили между собой о чем-то другом, кроме слоеных пирожных, печенья и пломбира. Поэтому Гаспар вернулся домой красный от волнения.

На другой день поиски возобновились, но потом мало-помалу их прекратили.

Как бывает всегда после больших драм, жизнь в поселке снова вошла в колею и Гаспар по-прежнему вздыхал у прилавка в кондитерской Колокэнта.

Лягушка

Две недели спустя исчезла еще одна семнадцатилетняя девушка — Софи Сабейон.

Жителей поселка охватил страх: какой-то таинственный злодей угрожал всем девушкам в окрестности.

Поиски Софи дали не больше результатов, чем поиски Мелани. Как и в первый раз, в лесной чаще нашли следы, похожие на те, что заметил тогда Гаспар, и эти следы тоже вели в степь.

На следующий день Гаспар вез в город большой воз с дровами. Погруженный в свои думы, молодой человек шел рядом с лошадью вдоль проселочной дороги с глубокими колеями, как вдруг услышал пронзительный крик.

В нескольких шагах от него, в самой глубокой колее, сидела израненная серая лягушка и тщетно пыталась выбраться на обочину дороги.

— Стой! — закричала лягушка. — Если твоя телега проедет еще немного, колеса раздавят меня.

Гаспар был слишком занят своими мыслями и не удивился, что лягушка заговорила человеческим языком; он машинально натянул вожжи — лошадь остановилась.

— Спасибо! — сказала лягушка. — А теперь перенеси меня, пожалуйста, на траву.

Молодой человек исполнил ее просьбу.

— Еще раз спасибо! Ты хороший парень. Фея болота вознаградит тебя за оказанную ей сегодня услугу.

Лягушка исчезла, и только тогда Гаспар понял необычность происшедшего. Тут же он пожалел, что не обратился к фее с какой-нибудь просьбой. У него было немало желаний, и одно — самое главное.

Вернувшись из города, Гаспар надел свой лучший костюм и пошел в кондитерскую. Эжени сидела за прилавком в полной растерянности.

— Это ужасно, господин Гаспар! — воскликнула она. — Сначала случилось несчастье с Мелани, потом — с Софи, а завтра настанет моя очередь!.. Что вы хотите купить сегодня? Папа только что приготовил миндальное печенье. Его нужно есть, пока оно свежее.

— Оно менее свежее, чем вы, мадемуазель, — пролепетал Гаспар, который явно не был мастером говорить комплименты.

Однако Эжени, по-видимому, польстили эти слова.

— Вам свесить полфунта печенья? — ласково спросила она.

Сказалось ли волнение, вызванное сегодняшним приключением, или подействовала сладкая атмосфера кондитерской, только Гаспар почувствовал прилив храбрости и решил объясниться с Эжени.

— Мадемуазель Колокэнт, хотите вы стать моей женой? — спросил он.

Эжени пожала плечами.

— Вы выбрали очень неудачное время для объяснений. Вы полагаете, что у меня сейчас нет более важных забот?

— А если я найду Мелани и Софи, вы позволите мне надеяться?

Девушка задумчиво взглянула на него.

— Если вы их найдете, мы вернемся к этому вопросу. А если во время ваших поисков вам удастся найти еще и богатство, это значительно облегчит вам переговоры с моим отцом.

С бьющимся сердцем унес Гаспар свое миндальное печенье.

Похищение Эжени

Несколько вечеров подряд молодой человек бродил в лесных зарослях вокруг озера, прислушиваясь к каждому шороху. Светила великолепная луна, и в лунном свете четко выделялись очертания предметов.

Стояла тишина, нарушаемая только кваканьем лягушек; перепрыгивая с одной кувшинки на другую, они обменивались визитами вежливости.

После нескольких ночных прогулок усталый Гаспар стал менее внимательным. Однажды вечером, когда убывающая луна пряталась в облаках и вся природа располагала ко сну, Гаспар задремал на маленьком пляже, где впервые нашел подозрительные следы после похищения Мелани.

Проснулся он от сильного шума, в нос ему ударил неприятный запах.

Несмотря на темноту, Гаспар различил какую-то черную массу, высоко возвышавшуюся над ним. Он было вскочил, но в этот момент черное чудовище задвигалось и на Гаспара обрушился тяжелый удар; он не смог удержаться на ногах, ударился головой о ствол дерева и потерял сознание.

Рано утром Гаспар в довольно жалком состоянии добрался до поселка. Нос у него распух, под глазом сидел синяк, челюсть болела, все тело было в ссадинах. К несчастью, вышло так, что он проходил по площади как раз в тот момент, когда Эжени, особенно очаровательная в это свежее утро, поднимала ставни кондитерской.

Часто какой-нибудь пустяк, небольшая деталь может вызвать у девушки насмешку или, наоборот, сочувствие. Такой деталью на этот раз оказалась надетая набекрень шапка на разукрашенной синяками и ссадинами голове Гаспара. Эжени прыснула со смеху.

— Ты славно принарядился, дорогой! И в таком виде ты собираешься за мной ухаживать?

Влюбленный был так оскорблен, что бежал прочь без оглядки. Придя домой, он бросился на кровать, никому не рассказав о своих злоключениях.

Тем временем Эжени, раскладывая в витрине магазина слоеные пирожные с кремом, чувствовала угрызения совести. Она долго не могла успокоиться и вечером, закрыв лавку, побежала к сапожнику справиться о здоровье своего поклонника.

— Сын велел никого не пускать к нему, — ответил сапожник. — Думаю, что и вас он не захочет видеть.

Расстроенная девушка пошла обратно в кондитерскую.

Проходя по пустынной улочке, она вдруг почувствовала, как на ее плечо опустилась чья-то огромная рука. Потом ее с головой накрыли плащом, и она потеряла сознание.

Все совершилось так быстро, что никто ничего не заметил. Только старая глухая нищенка позже клялась, будто слышала оглушительный стук копыт дьявольской упряжки лошадей.

Гаспар узнал об исчезновении Эжени лишь через несколько дней; его отец счел за лучшее не сообщать ему об этом, так как состояние здоровья молодого человека еще не позволяло ему подняться с постели. Гаспар сначала пришел в ярость, потом впал в отчаяние. Как мог отец отпустить девушку домой одну, когда в поселке сейчас так беспокойно! Как мог он не предвидеть того, что произошло! Теперь упущенных дней не наверстать! Затем Гаспар заговорил о каких-то следах, о болоте, о черном силуэте. Слушая его, несчастный сапожник подумал, не привел ли удар по голове, который недавно получил его сын, к непоправимым для юноши последствиям.

Немного успокоившись, Гаспар положил в мешок провизию, взял железную палку и отправился на поиски своей возлюбленной.

Метамарфозы

Путь Гаспара лежал к озеру. Дойдя до него, он миновал маленький пляж, бывший свидетелем его злоключений, и углубился в лесные заросли, которые вели к степи.

Несколько часов спустя он достиг степи, но, не желая идти по ней ночью, решил переночевать в густой чаще, где никто не мог бы его потревожить.

Он проснулся на заре от утреннего холодка и собрался уже в дорогу, как вдруг услышал тоненький голосок: кто-то звал его по имени. Оглядевшись, он заметил серую лягушку, которой недавно спас жизнь.

— Гаспар, — сказала она, — тебе одному никогда не удастся достигнуть своей цели. Возьми меня с собой. Я тебе наверняка пригожусь.

— С удовольствием, — ответил молодой человек. — Даже если ты ничем не сможешь мне помочь, мне будет веселее идти с тобой.

И он положил лягушку к себе в карман.

Весь день Гаспар шел через степь под палящими лучами солнца; усталость снова заставила его остановиться. Вечер он провел, болтая потихоньку со своей спутницей.

— Представь себе, я впервые заинтересовалась людьми, — призналась ему лягушка. — Королева фей послала меня творить чудеса среди лягушек и других обитателей болота. Это увлекательнейшее занятие! Я открываю цветы кувшинок, зажигаю блуждающие огни, направляю полет скворцов; я лечу больных насекомых; наконец, я вношу фантазию в жизнь, которая без меня была бы довольно скучной.

— Как же твои друзья обойдутся без тебя? — вежливо осведомился Гаспар. Ведь я могу унести тебя очень далеко.

— Не беспокойся, у меня есть фея-заместительница, прелестная водяная паучиха, которой я передала свои полномочия. К тому же мне очень нравится путешествовать. Наконец, я обязана тебе жизнью.

— Странные вы создания, феи! Вы бессмертны, обладаете безграничной властью, и все-таки герои большинства сказок вынуждены вас спасать.

— Мы не принимаем помощи от кого придется, — жеманно сказала лягушка. — Но ведь и нам иногда нужно развлечься.

Они спокойно провели ночь на твердой земле и утром снова отправились в путь. Лягушка опять сидела в кармане Гаспара. Время от времени она спрыгивала на землю, производила разведку и по нескольким примятым травинкам или сдвинутым камням определяла, в какую сторону скрылся преступник.

— Кажется, я не ошибусь, если скажу, что мы имеем дело с великаном, заявила она. — Правда, в этих местах я знаю только одного, и он не способен на серьезные преступления. Он большой чудак.

К середине дня они достигли огромного озера, нежно-голубые воды которого простирались насколько хватал глаз.

— Чтобы обойти это озеро, нам потребуется несколько дней, — заметил Гаспар.

— Не к чему это делать, — сказала лягушка, — мы найдем лучший выход.

Левой лапкой она дотронулась до правой ноги молодого человека, и тот, к величайшему своему ужасу, почувствовал, что превратился в лягушку.

— Не волнуйся, — успокоила Гаспара его спутница, — когда мы преодолеем препятствие, ты снова примешь человеческий облик.

Она мелодично заквакала, и тотчас же у берега появился всплывший на волне цветок кувшинки. Они удобно устроились в нем, и цветок поплыл.

Переправа была довольно долгой.

— Я сейчас только заметил, как вы очаровательны! — сказал лягушка-Гаспар лягушке-фее.

— Воздержись от комплиментов, мой мальчик, — ответила она. — Ты в них раскаешься, как только примешь свой обычный облик.

Кувшинка продолжала рассекать воду. К вечеру она доставила наших путешественников к пляжу с мелким песком. Местность нельзя было разглядеть из-за дюн. Гаспар, который снова превратился в человека, и лягушка обнаружили там новые улики — большую лодку, втащенную на берег; от нее шли следы огромных ног, исчезавшие за дюнами.

— Я не вижу здесь женских следов! — простонал в отчаянии молодой человек.

— Великан мог легко унести девушку на руках, — сказала лягушка. — Пойдем осмотрим лодку.

В лодке они нашли наконец доказательство того, что они на верном пути. Под одной из скамеек лежал маленький платочек с вышитой на нем меткой «Э».

Гаспар оросил его слезами; лягушка немного насмешливо наблюдала за влюбленным.

На другой день, перейдя через дюны, Гаспар и лягушка были вынуждены остановиться перед пылающими зарослями кустарника. Очевидно, чтобы замести следы, преступник поджег траву.

— Пустяки! — сказала лягушка.

Она коснулась левой лапкой правой ноги молодого человека, потерла одну лапку о другую, и оба они тут же превратились в ящериц. Два маленьких зверька заскользили по горячему пеплу, избегая больших языков пламени и отдыхая время от времени на не тронутых огнем прогалинах.

Гаспар дал себе слово по возвращении домой выйти из состава пожарной команды поселка.

Пройдя горящий кустарник, спутники приняли свой обычный вид и снова пустились в погоню за великаном.

Сопутствовавшая им удача и тонкое чутье лягушки помогли преследователям без труда вновь обнаружить на мягкой почве отпечатки ног.

Рядом с огромными следами великана они увидели следы маленьких женских ног.

Еще одну ночь Гаспар и его приятельница провели в задушевных разговорах, наслаждаясь чистым, свежим воздухом.

На другой день они достигли холма, где возвышался большой замок со множеством башен и башенок.

— Это, несомненно, жилище великана Атаназа, — сказала фея.

— Вы его знаете? — спросил Гаспар.

— Нам известны вообще все аномалии мира. У королевы фей есть полный каталог великанов, драконов и других чудовищ, включая даже тех, которые живут на дне моря. Меня только поражает поведение Атаназа: ведь он имеет репутацию доброго малого. Он сам возделывает землю, хотя и у него бывают свои трудности, так как его пахотные земли слишком обширны. Ему нравится вырывать с корнем деревья и делать из них дубины; но он никогда никого ими не убивал. Кроме того, он пишет плохие стихи о цветах, птичках и бабочках.

— Я лично считаю, что он ведет себя безобразно, — заявил Гаспар.

Великан Атаназ

Гаспар и лягушка уже подходили к замку, когда увидели, что подъемный мост опускается. Через мост перешел великан без малого пяти метров роста, одетый во все голубое; в руках вместо палки он держал небольшое дерево. Великан остановился на несколько секунд, чтобы зажечь огромную, как свекла, сигару, и затем направился в сторону пришельцев.

Он, казалось, удивился, заметив Гаспара, но не сделал никакого враждебного жеста и только спросил, не повышая голоса:

— Что вам нужно, молодой человек?

— Я пришел за тремя девушками, которых вы подло похитили, насильно разлучив с семьями. Вам придется отдать их мне, иначе…

Лягушка дернула своего друга за карман.

— Будь дипломатом! Не раздражай его зря, — шепнула она.

— Иначе что? — спросил миролюбиво великан.

— Иначе я сам найду их.

— Искать вам тут ничего не придется. Я у себя дома и пускаю в замок только тех, кто мне нравится. А ну, марш отсюда!

Но Гаспар не хотел ничего слушать.

— Я отниму их силой! — заявил он.

— Вы слишком назойливы и принудите меня проучить вас. Я могу причинить вам зло, — предупредил великан.

Вместо ответа сын сапожника поднял свою палку.

Великан замахнулся деревом.

Тогда лягушка спрыгнула на землю и тронула левой лапкой правую ногу своего друга.


В большом зале замка Эжени Колокэнт, Софи Сабейон и Мелани Миротон играли в карты.

— Я выиграла! — заявила Софи, бросив на колоду красную двойку.

— Ты вечно играешь против меня! — возмутилась Мелани.

— Вы слышите? — спросила вдруг Эжени.

— Нет, я ничего не слышу!

— Я тоже ничего!

— Слышите треск?

— Какой-нибудь мальчишка взрывает патроны, вот и все.

— Но здесь поблизости нет мальчишек. Все три девушки встали и подошли к открытому окну, которое выходило на лужайку перед замком. Они увидели там поразительное зрелище.

Великан стоял перед рыцарем, одетым в великолепные голубые доспехи, и раскачивался, словно дрессированная змея на хвосте. Рыцарь был вооружен блестящей, как алмаз, шпагой, от которой при каждом взмахе отскакивали длинные искры; когда искры попадали на великана, тот делал гигантские прыжки.

— Бедный великан! — сказала Мелани.

— Как странно! — воскликнула Софи.

— Прекрасный, рыцарь! — вздохнула Эжени. На лужайке перед замком противники продолжали обмениваться ударами, сыпались искры, а лягушка спокойно сидела в ожидании исхода битвы и квакала модную песенку.

— Сдаюсь! Сдаюсь! — закричал наконец великан. — Я не могу больше выносить такой тряски! Она наверняка вредно отразится на моем сердце.

— Я охотно прекращу бой, если ты дашь мне увести девушек, — сказал рыцарь.

— Возьми их, только оставь меня в покое. — И измученный великан упал на зеленую траву, взмолившись: — Дай мне отдохнуть несколько минут!

— Здравствуй, Атаназ, — сказала тогда лягушка.

— А, фея болота! Если ты помогаешь этому парню, мне остается только смириться.

— Зачем ты делаешь такие глупости? — строго спросила лягушка. — Что за нелепая мысль — тайно похитить трех девушек, даже не предупредив их родителей!

На лице великана отразилось раскаяние, и он в смущении стал теребить свой мизинец.

— Я не хотел причинить им зла, — пробормотал он.

— Надеюсь, ты не собираешься на них жениться или — еще того хуже — съесть их?

— О нет! Ничего подобного. Я вообще никогда не женюсь. Когда я был еще совсем малюткой (у меня были тогда прелестные белые локоны!), я очень тяжело заболел корью, и моя мать, желая спасти меня, поклялась, что я всегда буду ходить в голубом и никогда не женюсь. Я очень любил свою мать и не нарушу ее клятвы.

— Тогда объясни, что все это значит. Атаназ продолжал теребить мизинец.

— Дело в том, что я очень люблю музыку и танцы и хотел организовать в своем замке маленький кордебалет.

— Из трех девушек?

— Я рассчитывал добыть их примерно двадцать.

— Значит, чтобы удовлетворить свои артистические наклонности, ты поверг бы в горе двадцать семей? Ах, Атаназ, я не думала, что ты способен на такой эгоизм!

Великан залился слезами.

— Ты права, я мерзавец! Что сказала бы моя бедная мама, если б увидела меня сейчас? Рыцарь, иди скорее за девушками, отведи их к родителям.

Возвращение

В несколько секунд рыцарь перебежал через подъемный мост.

«Бедные девушки! — подумал он. — Мой смешной наряд напугает их!»

Он сложил свои доспехи и шпагу в вестибюле замка, взбежал по главной лестнице и вошел в большой зал.

Девушки уже ждали его.

— Гаспар! — изумленно воскликнули они.

— Скорее! — закричал Гаспар. — Я пришел за вами.

— Ты слишком торопишься! — недовольно возразила одна.

— Мы еще не кончили играть! — запротестовала другая.

— Ты думаешь, мой отец беспокоится? — спросила третья.

— Разве вы не знаете, что вся деревня в волнении? — ответил изумленный таким приемом Гаспар. — Ведь все считают вас погибшими, и ваши семьи уже носят траур.

— Нам придется вернуться домой, раз уж ты пришел за нами!

— Позволь нам по крайней мере захватить с собой хотя бы часть наших нарядных платьев.

Эжени подошла к Гаспару, дружески, без особого энтузиазма поцеловала его в щеку и побежала вслед за подругами.

Наконец девушки собрались и отправились с Гаспаром в путь, нежно распрощавшись с великаном. Слезы, пролитые им при расставании, образовали на лужайке целый ручей.

Обратный путь был легким. Огонь в зарослях погас. На берегу озера уже была приготовлена лодка. Лягушке даже не пришлось применять свое волшебство.

Когда путешественники добрались до Маленького пляжа у озера, лягушка выпрыгнула из кармана юноши, тихонько шепнув ему на прощанье: «Если я тебе снова понадоблюсь, ты всегда сможешь найти меня здесь ночью».

Гаспар осторожно пожал ей лапку.

В поселок Гаспар и девушки вернулись с триумфом. Девушек едва не задушили в своих объятиях родные и друзья. Рассказам и объяснениям не было конца. Гаспар стал героем дня. Бургомистр обнял его на глазах всех жителей и пообещал, что когда-нибудь на главной площади поселка ему будет поставлен памятник. Сапожник плакал от радости.

Два дня спустя Гаспар, надев свой лучший костюм, явился в кондитерскую Колокэнта. Эжени сидела за прилавком в мечтательном настроении.

— Добрый день! — сказала она. — Хотите марципанов?

— Мадемуазель, — запинаясь, начал молодой человек, — вы мне говорили, что…

— Что я вам говорила? — холодно спросила Эжени.

— Что если я приведу домой Мелани и Софи, вы, может быть, подадите мне надежду. Девушка строго взглянула на него.

— Вы их привели, это правда; ни я, ни мои подруги не хотим лишить вас славы в глазах наших сограждан. Но все же спасли-то нас не вы.

— Как так? — пробормотал изумленный Гаспар.

— Великана победил рыцарь в голубых доспехах. Он пренебрег знакомством с нами, это его право. Но, пожалуйста, не приписывайте себе его подвигов!

Несколько секунд Гаспар не мог ничего сообразить, а потом воскликнул:

— Да ведь рыцарь — это я! Я оставил свои доспехи в вестибюле замка.

Холодность Эжени сменилась враждебностью.

— Как вы можете так лгать? У сына сапожника не может быть ни доспехов, ни шпаги. Что-то я не видела, чтобы вы сражались с великаном. К тому же, добавила она, — рыцарь был выше и сильнее, чем вы! До свиданья!

Обескураженный и расстроенный, покинул Гаспар лавку и вернулся домой.

Два дня он не выходил из своей комнаты и ни с кем не разговаривал, в одиночестве переживая неудачу и возмущаясь несправедливостью девушки.

На третий день Гаспар пришел в себя. Попросив отца не беспокоиться о нем, он отправился к озеру, где его ждала лягушка.

Долго они разговаривали о чем-то, а потом скрылись в лесной чаще.

Гаспар отсутствовал целую неделю. Затем однажды ночью он незаметно вернулся домой. Он принес с собой тяжелый пакет, который тут же спрятал у себя в комнате, и какие-то огромные бумажные выкройки. Эти выкройки с соответствующими объяснениями он передал своему отцу.

Голубой рыцарь

Несколько недель спустя в поселке происходила ежегодная ярмарка. Это было важное событие. На рыночной площади на окраине поселка собрались крестьяне, которые привезли зерно, скот, домашнюю птицу, овощи — словом, все ярмарочные товары. Днем был устроен праздник для детей, вечером — бал. Весь день люди веселились, поддерживая веселье обильными возлияниями.

Во время ярмарки в кондитерской Колокэнта шла особенно бойкая торговля. Накануне Эжени весь день украшала пирожные и торты, которые приготовил ее отец; она делала на них изящные узоры из глазури, раскладывала листочки дягиля, ломтики засахаренных апельсинов и вишни, сваренные в сиропе.

Сапожник же в этот предпраздничный день срочно заканчивал важную работу, которой он был занят с момента возвращения сына. Вечером Гаспар вынес из дома объемистый пакет и спрятал его под кустом около маленького пляжа, где снова встретился со своим другом-лягушкой.

— Желаю удачи! — крикнула она ему на прощанье. — Не забывай меня, когда добьешься успеха!

Итак, ярмарка открылась с восходом солнца. Несколько часов продавцы и покупатели занимались обычными сделками. Все утро народ толпился вокруг племенных быков и коров, огромных свиней и породистых кур.

Около полудня был проведен смотр пожарной команды, и всем бросилось в глаза отсутствие Гаспара.

Днем под специально натянутыми тентами собрались за столами почти все приезжие и жители поселка. Мелани и Софи прислуживали гостям, а Эжени, окруженная горой пирожных и конфет, распоряжалась десертом.

После обеда начались игры и традиционные состязания: бег в мешках, лазание на шест с призами, ловля рыбы в чане.

Затем бургомистр с избранной им девушкой должен был открыть бал. Эжени предупредили об ожидающей ее чести.

К тому времени народу собралось особенно много. Все население поселка столпилось вокруг танцевальной площадки; музыканты настраивали инструменты.

Погода стояла великолепная. Легкий ветерок разогнал облака и приятно освежил всех. Мужчины сняли куртки. Блузки девушек, расшитые по местной моде, мелькали разноцветными пятнами среди белых рубашек парней; немного угомонились уставшие за день ребятишки. Все были веселы и счастливы.

Но только музыканты принялись за польку с твердым намерением доиграть ее до конца, как вдруг раздался жуткий рев и на дороге, которая вела от озера, появился страшный великан, одетый во все голубое. Это был Атаназ. Волосы у него на голове стояли дыбом, брови были грозно нахмурены, зубы оскалены. Он размахивал деревом, как палкой, и вид у него был очень воинственный.

Все замерли от ужаса. Девушки (за исключением трех подруг) в страхе закрыли руками лица, чтобы не видеть того, что сейчас произойдет.

Мужчины, подталкивая друг друга, стали тесниться назад. Никто не стремился быть в первых рядах зрителей.

Великан, выйдя на середину площади, картинно оперся на шест с призами. Шест согнулся, и Атаназ чуть не упал, что, несомненно, поставило бы его в смешное положение перед людьми. Но он сумел удержаться на ногах, вырвал шест и принялся крутить его над головой, как барабанщик свою палочку на военном параде.

— Граждане! — заревел он. — Я пришел сюда за тремя девушками, которых у меня похитили, а заодно хочу взять вместе с ними еще семнадцать других. Если вы не отдадите их мне, я убью вас, разрушу поселок и уведу скот.

Эта угроза привела всех в еще больший трепет. Тогда бургомистр, который не был таким уж трусом и к тому же успел сообразить, что мужчины великану не требуются, вышел на несколько шагов вперед.

— Господин великан, — сказал он смиренно, — мы умоляем вас сжалиться над нами. В нашем поселке очень мало девушек-невест. Поищите лучше счастья в соседнем городе. Там вы найдете значительно больший выбор.

— Жалкий недоносок! — завопил Атаназ. — Что за вздор ты болтаешь! Я хочу забрать двадцать девушек из твоего поселка.

— Попробуй их взять! — раздался возглас.

Все обернулись посмотреть, какой смельчак произнес эти мужественные слова, и увидели, что на площади стоит великолепный рыцарь в голубых доспехах, со сверкающей шпагой в руках.

Мелани и Софи улыбнулись.

Эжени прижала руку к сердцу.

— Несчастный рыцарь! — закричал великан. — Я искромсаю тебя на куски и перемешаю их в кашу вместе с твоими доспехами!

— Злобный великан! — отвечал рыцарь. — Я проткну тебя насквозь, перебью тебе ноги, вырву бороду!

— А я всуну тебе пятки в ляжки, пальцы в локти, голову в шею! — продолжал Атаназ.

— А я тебя прошпигую, насажу на вертел, посажу на кол и изжарю твою свиную тушу на дереве в горящем лесу! — ответил рыцарь.

Они долго еще обменивались подобными любезностями на глазах у оцепеневших жителей поселка, а потом, когда оба охрипли, начали бой, один — потрясая шестом, другой — сверкая шпагой.

Сражались они долго, причем казалось, что во время боя каждый из них стремился главным образом избежать ударов другого. Потом шпага начала высекать искры, а Атаназ — стонать от боли.

Наконец великан, обессилев, запросил пощады; волоча ноги, он заковылял к озеру и скрылся в лесной чаще.

Голубой рыцарь победил.

Тогда он снял свой шлем, на котором развевался плюмаж из страусовых перьев, и все увидели веселое лицо Гаспара.

Эжени упала в обморок.

Заключение

Разумеется, Гаспар женился на Эжени. Они были очень счастливы и имели достаточное число умных детей.

Что касается Атаназа, то после своего поражения он вернулся на маленький пляж, где встретился с лягушкой, которая ожидала от него известий. Он успокоил фею болота. Все прошло как нельзя лучше. Однако Атаназ дал себе слово никогда больше не вмешиваться в такие запутанные истории.

Затем великан пошарил в кустах и обнаружил пакет, который искал. Он развязал его и тут же натянул на ноги великолепные сапоги, сшитые сапожником специально по его мерке в награду за помощь Гаспару, и отправился в замок, мысленно подбирая наиболее звучные рифмы для своих стихов.







Кристиан ПИНО

Грот кокеток

Жан-Мари был не из тех парней, кого девушки за глаза называют «красавчик». Нос у него был толстоват, рот слишком велик, волосы не слушались гребня, а главное, в яркие солнечные дни лицо его сплошь покрывалось веснушками.

Кристиан ПИНО

Сказка о молодом волке

Ее звали Каролиной, как и всех других маленьких девочек того времени, она всегда ходила в платьице и капюшоне из красного полотна, и в иные времена ее, несомненно, прозвали бы Красной Шапочкой.