Peskarlib.ru: Русские авторы: Наталья ДУРОВА

Наталья ДУРОВА
Гибель старого Ямбо

Добавлено: 9 марта 2015  |  Просмотров: 826


Старый слон Ямбо проснулся.

В клетках, нахохлившись, ещё дремали птицы, но уже равномерно, словно маятник, от стены к стене заходила, разминая лапы, куница.

Вставать Ямбо не хотелось. Раньше по ночам слон лежал на боку, обсыпая себя опилками и сеном. И добрый тёмно-синий глаз его закрывался, только когда он согревался под самодельным одеялом. Друг Ямбо, маленький акробат Тони, был всегда рядом. Он был спокоен за Ямбо, если чёрные, щёточкой торчащие ресницы слона, такие же колючие и упругие, как конский волос в сюртуке хозяина Кецке, были сомкнуты, и слон спал лёжа.

Но вчера Ямбо проснулся без опилок и без сена. Голодный и измученный, он упорно стоял, позвякивая цепью, которой был прикован к дощатому грязному полу, и не хотел ложиться.

Тони знал: если Ямбо не будет ложиться и целые сутки проведёт без сна, он станет злым, и, боясь этого, хозяин Кецке силой заставит его лечь. Тони было жалко старого Ямбо, он нежно, как умел, гладил его и шептал:

— Ляг, Ямбо! Слышишь, ляг! Ведь знаешь же — придёт Кецке, и если увидит, что ты стоишь ночью, он будет браниться, побьёт тебя стеком. Ляг, Ямбо!

Но слон упрямо раскачивался из стороны в сторону, не слушаясь мальчугана, который бесстрашно прижался к его громадной, похожей на замшелый, пористый пень ноге и всё упрашивал и упрашивал слона лечь. Наконец Ямбо улёгся. Всю ночь Ямбо грузно шевелился и открытым глазом устало косился на Тони.

Утром мальчугана разбудило шарканье скребницы. Это конюх чистил лошадь наездницы Мари.

Тони поднялся и побежал на репетицию. Здись уже все были в сборе. Не хватало хозяина труппы Кецке. Антрепренер о чём-то беседовал с клоуном Ганти. Мари отвязывала лонжу — длинную потёртую верёвку, которая поддерживала акробатов при прыжках. Вскоре пришёл Кецке. Он сел на барьер, обхватил голову руками и, подозвав Тони, прохрипел:

— Воды, скорее!

— Слушай, Кецке! Опять ты сел на барьер! Нехорошо это. Сам знаешь, примета: в цирке сборов не будет… — протянул клоун Ганти, уныло глядя на носки своих истрёпанных ботинок.

— Не приставай ты! И без тебя тут!.. — крикнул на него Кецке.

И у старого клоуна Ганти мгновенно появилась на лице лисья улыбка.

Тони передал хозяину кружку и посмотрел на клоуна. Он понимал, что Ганти держат в труппе только потому, что нет другого клоуна. Мальчуган не раз слышал, как антрепренер говорил Кецке:

— Надо бы подумать… Может, пригласить такого-то, — и называл фамилию известного клоуна, но тут же, пытливо глядя на Кецке, добавлял: — Но ведь ты же сам знаешь — опять деньги. Да те ещё норовят в этакую амбицию лезть — не подступись!

Тони не знал, что такое амбиция, но был уверен, что их клоун Ганти влезть в амбицию не сможет. Ведь он же старый и больной, еле ходит, поэтому всегда и сторонится всего опасного.

Кецке, захлёбываясь, выпил воду и, мрачно сверкнув на Тони глазами, пошёл к верёвочной лестнице. Белки глаз у Кецке словно сеткой были покрыты красноватыми жилками. И Тони глаза хозяина иногда казались двумя кровавыми выкатившимися шариками.

Тони вздохнул и полез по другой лестнице наверх, чтобы отвязать трапецию.

Мари, задумавшись, смотрела на манеж. Верёвка, судорожно трепетавшая в её руках, заставляла то и дело следить за движениями Тони. Вот он схватился ручонками за трапецию и полетел к Кецке. Верёвка натянулась, и Мари бессознательно побежала вперёд.

«Что я делаю?» — подумала она, но было поздно: Тони упал в сетку.

Наверху, почти под самым куполом цирка, где беспорядочно переплетаются верёвки и торчат ржавые крюки для подвешивания бесхитростной аппаратуры, мерно раскачивался Кецке.

— Ну, живее! — торопил он Тони.

Тони вновь вскарабкался по лестнице на мостик и толкнул трапецию. Неожиданно Кецке рывком бросился на неё и очутился рядом с Тони.

— А… Пусти-и! — Отчаянный крик пронёсся под сводами купола.

Мостик задрожал. Тони вскрикнул и забился в жилистых руках акробата.

— Что случилось?

— Да вон Кецке опять лупит малыша. Чудак этот Кецке, право. Не может и дня прожить без драки, — протянула Мари.

— Так и надо учить их! Нам, что ли, не влетало, — равнодушно заметил клоун Ганти. — Пусть бьёт — гибче будет.

Репетиция прервалась. Мари подтянула канат к мостику. Собрав последние силы, Тони увернулся от Кецке и мгновенно камнем полетел вниз. Почувствовав под ногами опилки, Тони открыл глаза, вскочил и опрометью бросился в слоновник.

— Ямбо! — простонал он, прижимаясь к серой жёсткой коже слона.

Погоня приближалась. Тони уже слышал тяжёлое топанье Кецке и стук деревянных колодок Мари.

— Не смейте трогать малыша! — кричала она.

— Отчего ж «не смейте»? Тони такой же бродяга-артист, как и мы с тобой, душечка, — гримасничал клоун Ганти. Вялый и рыхлый старик остановился в сторонке, ожидая, чем кончится это весьма забавное происшествие.

Тони всё сильнее прижимался к слону, как бы ища у него защиты, и громко плакал. Почувствовав недоброе, Ямбо захлопал ушами, высоко поднял хобот и грозно затрубил.

Кецке испуганно попятился назад. Ямбо трубил всё громче и воинственнее. Собрав хоботом холодную грязь, он обрушил её поток на незваных гостей. Все бросились врассыпную. Кецке в бессильной злобе издали смотрел на мальчугана и слона.

Войти в слоновник он не решался.

Ямбо был страшен. Его маленькие глазки налились кровью. Сморщенный хобот был в беспрерывном движении. Изредка слон опускал его, и тогда струя тёплой, скользкой слюны обдавала Тони.

— А, чёрт! — выругался Кецке и побрёл прочь.

— Вот тебе и николин день! — прошептал Тони, устало опустившись на грязный дощатый пол…

Протяжно, на все лады, заливаются колокола. Их однообразный звон, доносящийся с улицы, наполняет гулом мрачное здание цирка и напоминает Тони что-то родное.

Может быть, это покосившаяся избёнка с одиноким клоком почерневшей гниющей соломы…

«Нет, нет! Это мать».

Тони смутно представляет её себе. Тусклый свет лампады озаряет икону. Глаза матери, большие и грустные, неподвижно устремлены к образу.

«Господи, господи! — шевелятся её губы. — Помоги сыну моему, спаси его от напасти, от злых людей. Господи, господи…»

Бьют колокола. Мать поднимается с колен. Подходит к нему, пятилетнему Антону. Тони до сих пор помнит терпкий запах её одежды и ласковое поглаживание шершавых, мозолистых рук.

Мать достает краюшку хлеба, ломает её. Большой кусок кладёт в торбу. Подумав, она запихивает туда и остальное. Старый, слепой дед возится со своей котомкой, потом протягивает Антону руку, и Антон ведёт его. Они выходят из избы. Глухо гудят колокола. Воет мать. Причитает бабка. Плачут испуганные ребятишки.

А кругом тихо. Деревня точно вымерла… Потом долго-долго Антон ведёт деда.

Однажды… да, да, ровно шесть лет назад, в николин день… Антон с дедом стояли на базаре. Было холодно. Мальчик окоченел, но упорно тянул своё жалобное: «Подайте, Христа ради!»

Поодаль остановился какой-то господин и пристально осмотрел мальчугана. Подозвал его. Антон радостно подбежал.

Вдруг господин схватил его и понёс. Мальчик закричал. Дед поднял свою клюшку и беспомощно замахал ею. Вот и всё. Мальчик Антон стал «Тони», а господин оказался Кецке.

А потом — цирк. Шумное, яркое, новое оглушило Тони и заставило на некоторое время забыть и мать и деда. Но всё-таки где они? Где та деревня? Не знает Тони ни её названия, ни в какой она стороне. Давно он потерял счёт своим переездам. Поди, выплакала все глаза мать, ожидая его…

Вспомнив это, мальчик заплакал ещё громче. Ему стало обидно, хотя он точно и не знал почему. Ведь всё идёт, как всегда. Та же охапка сена. Те же грязные конюшни, которые вот уже шесть лет служат его пристанищем. Сегодня Тони тоже голоден, как вчера и позавчера. Уже сколько дней Кецке не даёт ему денег на обед, а торговки на рынке очень зорки. Того и гляди, пострадает вихор. Морковка у Ямбо в кормушке гнилая, в руки взять противно. Но что поделаешь, приходится есть и её, с Ямбо за компанию.

Трудно сказать, как и когда случилось, что маленький акробат Тони и огромный слон Ямбо стали самыми близкими и неразлучными друзьями. Наверное, это произошло в те дни, когда Ямбо внезапно слёг, перестал брать пищу и только тяжело стонал.

Тогда никто не решился оказать слону помощь. И лишь маленький Тони, у которого менялись зубы, подумал: «Может быть, и у Ямбо болят зубы?»

Тони стоило невероятных усилий поднять хобот и окончательно расшатать больной слоновый зуб. Зуб выпал. Вскоре вырос новый. Тони поразился, но решил, что так и надо.

Глаза Ямбо преданно смотрели на Тони. И если бы слон умел говорить, то, наверное, сказал бы мальчугану, что удивляться не следует: через каждые пять лет слоны меняют зубы.

А может быть, дружба началась тогда, когда в слоновнике появилась мышь. Ямбо, увидев это писклявое существо, вдруг заметался и стал испуганно трубить. Тони опять выручил слона: прогнал мышонка из конюшни. Мальчик недоумевал. Неужели такой громадный слон боится крошечной мышки? Откуда же Тони мог знать, что, заберись такая мышка в хобот, она легко перегрызёт тонкую носовую перегородку, и тогда Тони лишится своего единственного друга.

Малыш горячо привязался к Ямбо. Точно так же он был привязан к цирку. Тони любил свой подвижной дом. Любил переезжать. Каждый новый город был для него тем волшебным ларчиком фокусника, который хранил много всяких неожиданностей.

Вообще Тони — весёлый малый и совсем цирковой. Хоть Кецке и кричал на него: «У, бродяжье отродье!» — но Тони знал, что хозяин иногда хвастался клоуну.

«Ты знаешь, этот мальчишка подтверждает то, что я думал. Ей-ей! Только бродяга нужен для цирка. Живуч — раз, ловок — два и жуликоват. Ну, а уж если жулик, то притворяться умеет наверняка… Эй, Тони, поди сюда! А ведь, гляди, ещё ко всему он недурен».

Клоун, будто в новинку, угодливо рассматривал Тони. Всклокоченные пыльные волосы мальчугана белокуры, зелёные глаза выразительны, прозрачная бледность кожи придаёт ему трогательную хрупкость.

«Ничего! Ничего! Ты умеешь выбирать материал, — вкрадчиво говорил клоун Ганти Кецке. — Притом, учти, он без норова и исполнительный. Очень неплох!»

Правда, когда Тони сыт, он с готовностью исполняет любое поручение. И даже уморительно копирует всех, кого ему когда-либо приходилось видеть.

Только одну Мари Тони не мог скопировать. Каждый раз лицо Мари было разное.

И Тони тоже относился к Мари по-разному. Иногда он её очень любил. Это случалось, когда Мари бессознательно ласкала мальчугана или защищала его от вечно пьяного Кецке.

Жила Мари неподалёку от цирка. Комнатка у неё была крохотная и по обстановке ничем не отличалась от всего того, что видел Тони в гардеробной цирка. Здесь тоже валялись испачканные помадой окурки, обрывки афиш. Только сени с крикливой старухой, владелицей домика, были иным миром. Старуха всегда ругалась и грозила Мари:

— Машка! Не больно-то вольничай — выгоню! Ишь, фиглярка, один срам на дом наводишь! Одно слово: выгоню!

Но Мари не обращала на неё внимания, раздражённо передёргивала плечами и вела к себе Тони. Здесь она кормила его остатками вчерашнего ужина и, собрав жёсткие, заплесневелые корки, отдавала ему для Ямбо.

Потом Мари начинала рассказывать. Говорила она быстро, всегда громким шёпотом и как-то умоляюще заглядывала снизу на Тони. В эти минуты Тони чувствовал себя необычайно сильным. Он смело гладил её горячие, влажные руки и хотя многого из рассказанного не понимал, но жалел Мари и решал во что бы то ни стало всем отомстить. Он даже представлял себе, как он расправится с хозяином Кецке, клоуном и антрепренером. И все они тотчас представлялись ему злобными и трусливыми, как хищники под палкой дрессировщика.

Мари говорила долго. Устав, она застывала. Тогда Тони сам начинал выспрашивать у неё, но Мари, повернув к нему своё восковое лицо, безразлично глядела на мальчугана и молчала.

И Тони вновь чувствовал себя маленьким и жалким. Ему хотелось только, чтобы его не выгнали. Тони тихонько пробирался к окну. Оно было вровень с землёй. Мимо проходили люди, но здесь были видны только их ноги. Во весь рост их можно было увидеть на другой стороне. Там люди казались маленькими, как будто Тони глядел на них не из окошка, а из-под купола, со своей трапеции.

Правда, была разница, но небольшая. Оттуда, сверху, люди были расплющенными; здесь же они выглядели прямыми. Но и здесь и там они напоминали Тони неживых, игрушечных человечков. Насмотревшись в окно, Тони незаметно уходил. Его никто не задерживал.

И Тони каждый раз говорил себе, что никогда сюда не придёт и что Мари такая же злая, как и другие. Но стоило ей снова поманить мальчугана, как Тони снова шёл за ней. Шёл потому, что здесь ему нечаянно перепадала частичка той человеческой ласки, которой навсегда лишил его Кецке, оторвав в тот памятный день от деда. Ведь никто, кроме Ямбо, не ласкал мальчугана. И потому, когда Тони было очень тяжело, он всегда шёл к своему старому, доброму Ямбо. Здесь, обняв хобот слона, Тони старался выплакать все обиды дня. Шероховатый хобот Ямбо подчас заменял ему нежность и теплоту материнских рук.

Так и сегодня, поплакав около Ямбо, Тони захотел поделиться с Мари, рассказать ей о непонятном чувстве, которое, как голод, всё время не оставляло его. Но Мари опять было не до обид маленького Тони. Её глаза тоскливо застыли в окне, и она даже не заметила знакомых рваных башмаков, медленно топтавшихся на месте.

Тони шёл от Мари. Откуда-то сзади доносились звонкие ломаные голоса мальчишек, торгующих газетами:

— Обратите внимание! Цирк-зверинец Лорбербаума! Обратите внимание! Расстрел взбесившегося слона Ямбо!

Но Тони даже не оборачивался на их крики. Он хорошо знал: всё, что кричат эти мальчишки, — неправда. Вот и в прошлом году, под масленицу, эти мальчишки тоже кричали:

— Спешите все! Скорее! Спешите! Цирк-зверинец! Хочешь не хочешь, а будешь смеяться!

И публика валом валила в цирк, но смеялась мало, даже старик клоун не помогал. А антрепренеру потом долго приходилось скрываться от разъярённой толпы посетителей.

— Мошенники! — кричали те.

— Берёшь деньгу — давай улыбку, смех, а тут обман и скука! Мошенники!

Вот в те дни и выдумали, что Ямбо бешеный. Случилось это так. Просто какой-то человек в клетчатых брюках убедил Кецке, что если пустить в народ его хитроумную выдумку «бешеный слон», то Кецке больше никогда не будет бедствовать. Он будет богат. Этот же человек подзадорил Кецке, чтобы тот показал ему, как Ямбо защищает маленького Тони, а потом взял и написал сам в газете, что Ямбо взбесился и его необходимо расстрелять.

Тони помнит, как вся их маленькая труппа заволновалась. Антрепренер всё ходил к губернатору. Потом, когда в газетном листке всё чаще появлялись эаметки о взбесившемся Ямбо, в цирк отовсюду стали приходить письма. Иногда конверты были именными, но большей частью засаленные и неказистые.

Кецке читать не умел. Мари же любила больше слушать, чем с грехом пополам разбирать чьи-то каракули. И поэтому читал их больше антрепренер. Они веселили его. Уж очень смешно писали иные. Однажды как-то купец просил прислать ему слона для разведения новой породы свиней. Но такие письма вызывали у антрепренера меньше интереса, чем те, в которые вкладывались последние гроши, лишь бы помочь спасению ценного животного.

Вынимая деньги, антрепренер потирал руки и заливисто смеялся:

— Глупцы! Нет, надо видеть этих глупцов! Этой историей с Ямбо мы заработаем миллион. Спасибо прохвосту корреспондентишке — надоумил. Надоумил… — Затем он делил деньги, хлопал по плечу Кецке и уходил.

Кецке, как всегда, совал в карман деньги и безразлично пожимал плечами.

Маленький Тони знал, что Кецке не любит людей и даже боится их. Он вообще труслив. Это особенно было заметно, когда Кецке ходил злым и трезвым. Правда, такие дни были редки, и Тони доставалось тогда от хозяина гораздо больше, чем в обычные. Но Тони уже настолько привык к побоям, что обращал на них столько же внимания, сколько на выкрики мальчишек:

— Спешите! Спешите! Завтра на полигоне будет расстрелян взбесившийся слон Ямбо!

Базарная площадь, где находилось неказистое здание ппрка, к вечеру затихала. Изредка где-нибудь маячила одинокая фигура прохожего. Но и тот, не задерживаясь, исчезал в переулке. Теперь всё реже печатали о взбесившемся Ямбо: к этому все привыкли, и денег уже почти никто не присылал. Ни пёстрая реклама, ни уловки проныры антрепренера — ничто не помогало. Цирк по-прежнему пустовал.

В холодном здании было сыро. По утрам из конюшни доносились разноголосые крики голодных животных. А вечерами цирк заполнялся артистами. Злые и дрожащие от холода, они прыгали и кривлялись перед горсткой случайно забрёдших зевак, а потом, долго и громко бранясь, проклинали всё и всех на свете.

Маленький Тони знал, что вот в эти самые дни и случается страшное. Случается такое, от чего хочется закрыть глаза и не видеть яркой от света арены, причудливо загримированных лиц и не хочется слышать крикливую музыку и властное «алле-ап».

Тони не любил первые два отделения, где участвовали акробаты, велофигуристы, жонглёры. Ему самому приходилось летать на трапеции под самым куполом цирка. Но когда на манеж выходили животные, Тони восторженно ловил каждое их движение.

И действительно, как не восторгаться огромными слонами, которые плавно танцевали вальс, делали стойку, ловко становясь на голову!

Шустрые медвежата рьяно пилили дрова и катались на лошадях. Строгие верблюды важно били ногами в тамбурин. Вторя им, вертели ручку шарманки уморительные обезьяны. А солист осёл под их музыку самодовольно распевал свою серенаду.

И всё-таки лучше всех работал Ямбо. Он умел считать, поднимая по заданию дрессировщика нужное количество палочек с ковра. Слон легко ходил по тумбам, спокойно неся на голове грациозную балерину.

Ямбо весело танцевал «цыганочку», звеня бутафорскими монистами. Этот номер всегда приводил зрителей в восхищение. Его встречали буйным гиканьем, топотом ног, зачастую даже бросали Ямбо на манеж дешёвые лакомства.

Тони всегда радовался успеху друга. И сегодня, идя по городу, он останавливался у каждого забора, где были наклеены плакаты, с которых, радостно подняв хобот, смотрел на него добрый Ямбо.

Мальчуган не умел читать. Да и кому было учить его? Ямбо ведь всего только добрый, преданный слон.

Тони хотелось узнать, что говорят эти разноцветные значки о друге, но он боялся спрашивать людей. Издали было видно, как лица их загорались любопытством, они кивали головами, чему-то удивлялись и спешили к кассам цирка. Это радовало Тони ещё больше. В цирке давно не было хороших сборов.

На перекрёстке, оглянувшись по сторонам и никого не заметив, Тони сорвал плакат, бережно спрятал его за пазуху и, насвистывая, помчался к цирку.

— Ты где шатаешься? — раздалось над его головой. — Впрочем, сегодня мы не работаем…

Кецке хотел что-то добавить, поднял многозначительно бровь, но только громко икнул.

— М-марш в гардеробную! Чтоб духу твоего здесь не было! — закричал он на Тони, решив, что тот явился причиной его икоты.

Кецке был пьян. Едва Тони сдвинулся с места, как тот остановил его.

— Видишь? — Кецке похлопал себя по карману. — Карман набит до отказа! Небось жрать хочешь, а? На, негодяй! Хе-хе-хе… Кецке — что? Кецке — добрый. На вот…

Тони ощутил на ладони холодок монеты и быстро проскользнул в дверь.

Запыхавшись, он вбежал в гардеробную.

Там уже полным ходом шла упаковка. Беспорядочной грудой валялись на полу сброшенные костюмы. Длинные трико были грязны и уродливы. Накрахмаленные жабо потемнели и измялись. Крышки ящиков, куда сваливался этот хлам, были открыты.

Со стен гардеробной уже сорвали афиши и карточки, и сейчас эти голые стены напоминали Тони бесцветное лицо клоуна, когда он без грима.

На досках, которые служили чем-то вроде стола, лежала открытая бонбоньерка с конфетами. В углу выстроилась целая батарея бутылок.

— Откуда всё это? — поморщился Тони.

Его раздражал громкий, неестественный смех Мари. Она стискивала рукой стакан с ликером и, чокаясь с клоуном, чему-то смеялась.

— А-а-а! Вот и ты, Антон? — обернулась Мари к мальчику. — Ешь конфеты.

— Какое благочестие! «Антон!» — усмехнулся клоун. — Почему «Антон»? Тони — это быстрее, моднее и по собачьему. Ха-ха! Не так ли, Машенька-русоманочка?

— Сам русоман! — обиделась Мари. — Слушайте, вы, тверской итальянец, я не люблю умных речей! Да вам они и не подходят. Лучше рассказали бы, как будут убивать слона.

— Тес! Ох, уж эти женщины! Болтливость — мать всех пороков. — Клоун с опаской посмотрел на Тони и усмехнулся. — Нас бьют по уху, а слона — по черепу, за ухом… На, Тони, пей за Ямбо… О, Ямбо, ты наш спаситель.

— Слава богу, хоть из этой дыры выберемся, — вздохнула Мари, протягивая Тони бонбоньерку.

Все конфеты были надкусаны. Тони машинально выбрал большую шоколадку и залпом выпил то, что ему дали.

Через несколько минут голова у него закружилась, ноги отяжелели. Он взглянул на Мари, но та вдруг стала расплываться. Вскоре он уже ничего не слышал.

Тони снилось, будто он научился говорить по-слоновьему. Ямбо рассказывает ему о своей жизни на воле, о том, какие вкусные и сочные травы в джунглях, какое дружное у них стадо.

Только одного надо бояться в джунглях — охотников. Они знают самое уязвимое место — нежную кожицу за ухом. Поэтому их выстрелов слоны боятся больше, чем укусов змей и копий туземцев.

Тони долго говорил с Ямбо. Потом оба, тяжело вздыхая, думают о теперешней жизни в вонючей конюшне. Ямбо жалуется Тони на злых людей. Зная, что их удары для слона — словно муравьиные укусы, злые люди придумали палку с гвоздями на конце.

Ах, если бы Тони знал, как больно Ямбо, когда в кожу вонзается острие палки!

— Ямбо, — вдруг предлагает Тони слону, — давай убежим! Далеко-далеко, хотя бы в джунгли… Или нет… Туда, где нет охотников и цирков.

— Это невозможно, мой мальчик. Видишь? — Ямбо, горестно качая головой, поднимает правую заднюю ногу. Массивной железной цепью она прикована к колу.

— Да нет же, Ямбо, это тоже придумали злые люди. Они это придумали нарочно, чтобы ты думал: «Люди сильнее меня. Они приковали меня, и я никуда не могу уйти». А ты поднатужься… Вот так. Ещё, ещё раз! Готово! Бежим, бежим…

Тони берёт Ямбо за хобот, и чудесный сон обрывается. Тони переворачивается на спину. Из-за пазухи выпадает плакат.

— «Спешите, спешите, спешите! Завтра на полигоне будет расстрелян взбесившийся слон Ямбо. Спешите, спешите!» — читает клоун, и, звонко чокнувшись с Мари, он допивает ликёр…

Тони проснулся. Сквозь пыльное оконце едва пробиваются солнечные лучи и, падая на серебряные шоколадки, разбегаются весёлыми зайчиками по гардеробной.

Тони схватил несколько конфеток и ринулся к дверям.

— Зачем это? Ямбо уже не нужны твои конфеты, — всхлипывая, сказала Мари.

Тони схватил её за руку и прошептал:

— Где Ямбо?

— Подлецы! Негодяи! — вдруг закричала Мари. — Ах, Антон, Антон! — Она заломила руки и простонала: — Если бы ты мог понять, какую гнусность они совершают!

— Где Ямбо? Где Ямбо? — твердил своё Тони.

— Что ты орёшь? Твоему Ямбо лучше, чем нам. Он уже, наверное, на том свете. — И Мари залилась слезами.

— Убили? Неправда! — кричал Тони.

— Неправда? Они всё могут. Вот взяли и объявили твоего слона бешеным. А публике — что? В кои-то века увидишь, как слона убивают. Повалила… Столько денег на полигоне набрали да ещё наберут. Ого-го! Этому паршивцу антрепренеру даже не снилось! — Плечи Мари затряслись, и она снова залилась слезами. — А нам не нужны такие деньги, грешно их брать…

— Убили Ямбо?

— Да нет, наверно, только повели на полигон.

Толпа на полигоне шевелилась, гудела. Тони нырнул в самую гущу её и быстро заработал локтями. Нет, пробраться невозможно. Всё труднее и труднее протискиваться сквозь плотное кольцо зевак. Слева от Тони — женщина, повязанная узорчатой шалью. Она теребит своего соседа и быстро тараторит:

— Начнут торговать — бери сразу.

— Эвон, нашла дурака! — огрызается сухощавый мастеровой. — Заработанные гроши выбрасывать на такую погань!

— А чем торговать изволят-с? — осведомился стоявший рядом чиновник.

— Нечто не слыхали? Слонячьими волосами и кожей. Люди сказывают, счастье приносит. Все болезни как рукой сымает, — торопливо объясняет женщина.

— А ничего, что он бешеный?.. И дорого просят-с? — не унимается чиновник.

— Гляньте, бабоньки, солдаты! — завопил в стороне старушечий голос.

На плац вышел взвод солдат. Щеголеватый молоденький офицерик перекинулся двумя словами с антрепренером. Подошедший клоун что-то разъяснял солдатам. Толпа заволновалась, подалась вперёд.

Виновник всех волнений, прикованный цепями к четырём столбам, спокойно жевал капустные листья. Ямбо нисколько не тревожило такое сборище народа. Слон привык выступать и не в манеже. Ямбо ждал дрессировщика, но его всё ещё не было. Музыка почему-то не играла.

Вдруг Ямбо насторожился, замер. Где-то совсем близко раздалось знакомое: «Ямбо!» Слон радостно затрубил. На плац стремительно вырвался Тони.

Переводя дыхание, Тони огляделся и, увидев рытвину, в которой был слон, крикнул:

— Не смейте, не смейте убивать Ямбо! Он хороший, он умный! Не смейте! Он не бешеный слон… — Голос сорвался, но Тони кричал. Ему хотелось, чтобы каждый услышал этот крик и понял, что Тони не может жить без Ямбо. Пусть посмотрят все, как он, маленький Тони, подбежит к Ямбо, возьмёт слона за хобот, и тогда всем станет ясно, что слон здоров. Ведь он не трогает даже маленьких.

Тяжёлые цепи сдерживали Ямбо. Переминаясь с ноги на ногу, слон тянулся хоботом к Тони.

— Этого ещё недоставало! Чего они медлят? — прошипел антрепренер.

— Приготовьсь! — Самодовольно улыбнувшись, офицер поднял затянутую в белую перчатку руку.

— Ваше благородие, мальчонка… — растерялся унтер.

— Кому я сказал?! — взревел офицер.

— Где Кецке? — нервничал антрепренер.

— Кецке уже с утра пьёт за упокой души спасителя Ямбо, — усмехнулся клоун Ганти и, услужливо кивнув антрепренеру, поспешил к Тони.

Тони вырывался, кусался, кричал. Несколько человек отделились от толпы.

— Помогите! Мальчишка обезумел! — задыхался клоун. — Скорее! Скорее!

Тони оттащили в сторону. Раздался нестройный залп. И всё смешалось: хрип Ямбо, гул толпы, частые выстрелы. Тони беспомощно повис на чьих-то руках.

— Никак, задохнулся? Куда его? — спросил рослый парень.

— В цирк, голубчик, — нетерпеливо махнул рукой клоун и, сунув оторопелому парню пятиалтынный, скрылся.

* * *

На следующий день труппа покинула город. Но не было в ней ни доброго, старого Ямбо, ни маленького акробата Тони. Память о первом держалась, пока у антрепренера были деньги, а второго нередко вспоминала Мари. Особенно тогда, когда она починяла костюмы, изрезанные Тони из мести за друга Ямбо.

Так и канула бы вся эта история в вечность, если бы не старый, пожелтевший листок одесской газеты с набранным крупным шрифтом заголовком объявления:

«Спешите! Спешите! Завтра на полигоне будет расстрелян взбесившийся слон Ямбо».







Наталья ДУРОВА

Как заяц свинок спас

Он был самым обыкновенным зайцем. Летом его шкурка, как и полагается, желтела; зимой заяц становился белым, и чёрные полоски на его ушах резко выделялись.

Наталья ДУРОВА

Накануне премьеры

Театр, у которого крыша – небо, а пол – земля, открыл сезон в конце июня. Не было билетов, а следовательно, не было и безбилетников.