Peskarlib.ru: Сказки народов мира: Сказки северной Африки

Сказки северной Африки
Шаамба и его невеста

Добавлено: 1 февраля 2015  |  Просмотров: 772


Однажды племя ахаггарцев собрало свое воинство и решило пойти войной на племя Шаамба, дабы покорить его и разграбить. Тронулось воинство в путь, и в какое бы селение оно ни вошло, всюду мужчин убивали, добро грабили. Захватили ахаггарцы много людей в плен, и среди них — девушку редкостной красоты.

Возвратились воины из набега, стали делить добычу. А как пришел черед девушки, каждый стал требовать, чтобы отдали ее ему. И разгорелась меж ними ссора.

— О чем вы спорите? — спросил проходивший мимо мудрец.

Выслушав воинов, мудрец рассудил так: надобно отдать девушку в жены вождю.

А у той девушки на родине остался жених, был он, как и она, из племени Шаамба. Каждый день люди укоряли его:

— Какой ты мужчина! Ахаггарцы похитили твою невесту, увели с собой, а тебе хоть бы что. И ведь ты не ранен, не болен, не покалечен, у тебя отменное здоровье. Для тебя лучше умереть, чем жить в таком позоре.

И Шаамба решился! Продал свои сады, на вырученные деньги купил верхового верблюда. Собрался он в путь, а на прощанье сказал соплеменникам:

— Либо я привезу невесту обратно, если она жива, либо хоть узнаю, что с нею стало.

Целый год скитался он по разным землям в поисках невесты. Однажды он расположился отдохнуть рядом с пасущимся стадом, поприветствовал пастуха, потом стал его расспрашивать:

— К какому племени ты принадлежишь?

— Я ахаггарец, — ответил пастух.

— Какие у вас новости?

— А что именно тебя интересует?

— Нет ли среди вас девушки по имени Захра, которую похитили?

— О, конечно же, я знаю ее, она у нас, — сказал пастух.

— Что же она делает у вас?

— Она жена вождя.

— Посоветуй, как ее увидеть, — попросил Шаамба.

— Охотно помогу тебе советом, — ответил пастух.

— Ладно, вот тебе десять мектал — говори, как ты сможешь помочь мне ее увидеть.

— Не сомневайся, уж я изыщу способ, а пока расседлай своего верблюда.

Шаамба снял с верблюда седло, отнес его в грот, там же и себе устроил временное пристанище. Затем стреножил верблюда.

— Жди меня на этом месте завтра, — сказал пастух. И погнал свое стадо к жилью.

Отыскав жену вождя, он обратился к ней:

— Я принес тебе новости.

— Добро пожаловать! Какие же новости ты мне принес?

— Сегодня я виделся с одним из твоих соплеменников, может, это твой брат, а может, муж.

— Нет у меня ни брата ни мужа. И вообще нет у меня никакой родни.

— Однако он знает тебя очень хорошо, описал твои приметы и назвал твое имя.

— Ты лжешь! — воскликнула женщина.

Так и ушел пастух ни с чем. На рассвете следующего дня он вместе с женой вождя подоил коз, выгнал стадо, прихватив с собой бурдюк, полный молока, и посох. Возле грота он нашел своего давешнего знакомца.

— Захра не хочет видеть тебя, — начал разговор пастух. — Ей нравится у нас. Однако верь мне, я приведу ее к тебе.

— Сделай все возможное, — попросил Шаамба и, сняв с пальца перстень, отдал его пастуху. — Отнеси этот перстень Захре, она его узнает.

Вечером пастух пригнал с пастбища стадо. Жена вождя вышла ему навстречу и сказала, что сама хочет подоить коз. Пастух подводил к ней коз одну за другой. А когда осталась последняя и Захра уже начала ее доить, пастух достал из кармана перстень и бросил его в подойник. Захра тут же достала перстень и спрятала у себя на груди. Затем поспешила в свой шатер, зажгла лампу и принялась рассматривать перстень. Она узнала его, и воспоминания стеснили ее грудь. Пастух же подкрался к ней сзади и, стоя за спиной, тихо спросил:

— Что с тобой?

— Ничего, — ответила Захра.

— Я прекрасно знаю, в чем дело.

— Зачем ты бросил перстень в мой подойник?

— Ты узнала его?

— И да и нет.

— Хозяин этого перстня в наших краях. Я сам нашел ему убежище. Что ему передать?

— Ничего. Я его не знаю, — ответила женщина и отвернулась.

Пастух вернулся к Шаамбе и сказал:

— Захра отказывается прийти, но мы сами пойдем к шатрам.

На следующий вечер они пришли в селение. Не доходя до шатров, пастух остановил стадо, а сам пошел искать хозяйку. Она его встретила вопросом:

— Пастух, почему ты оставил стадо так далеко?

— Мне так хочется. Какое тебе дело? Как подоишь коз, я помогу тебе донести молоко до шатра.

Пошли доить. Когда козы были подоены, пастух позвал своего друга. Шаамба схватил свою бывшую невесту за руку.

— Ты что, не узнаешь меня, Захра?

— Отчего не узнать? Узнаю, конечно. Ты — мой жених.

— А почему ты отказывалась прийти, когда звал?

— Потому что боялась за тебя. Если тебя увидят ахаггарцы, то непременно убьют.

— Я их не боюсь. Вот уже год, как я покинул наши емли и каждый день подвергаю свою жизнь опасности. И все только ради встречи с тобой. Сегодня всевышний дал вам свидеться, и я тебя не отпущу! Скажи откровенно, готова ли ты уйти со мной? — Тут он вытащил кинжал из ножен и добавил: — Мы вместе уйдем! Или же я убью тебя!

— Хорошо, мы уйдем вместе, тебе не придется убивать меня!

Шаамба взял ее за руку и направился к своему верблюду. Вмиг поставил его на колени, оседлал, наскоро собрал все необходимое в дорогу. Пастух принес ему бурдюки с водой и с молоком, немного еды и пожелал счастливого пути.

И отправились Шаамба с невестой в путь. Без остановок шли четыре дня и четыре ночи.

Вернулся домой вождь ахаггарцев, а жены нет. Он обратился к пастуху:

— Ты не видал Захру?

— Нет, господин. Я не сторож твоей жене. Вот если пропадет коза, тогда с меня и спрашивай. Но о твоей жене я ничего не знаю.

Вождь поднял на ноги воинов и бросил их на поиски пропавшей жены. Искали-искали воины, но ничего, кроме следов верблюда в песках, не нашли. Вернулись они домой, рассказали об этом вождю.

— О проклятье! — воскликнул тот. — Она убежала! Седлайте моего верблюда!

Воины тотчас оседлали верблюда. Вождь собрался, как подобает, взял оружие и вскочил в седло. Стражникам он сказал:

— Со мной никто не поедет! Достаточно того, что вы нашли в песках следы верблюда. Я пойду один по этому следу!

Вождь так и сделал. Тем временем Шаамба прибыл к колодцу, снял с верблюда поклажу, достал тафаравт и обратился к Захре:

— Сейчас я спущусь в колодец и буду тебе подавать воду, а ты напои нашего верблюда.

Он проворно спустился в колодец и начал черпать воду. Женщина осталась стоять около колодца, глядя на дорогу, которая привела их сюда. Тут она заметила вдали всадника на верблюде. Воду, которую ей продолжал передавать Шаамба, она выливала на землю.

— Захра! — позвал он ее из колодца. — Верблюд еще не напился?

— Нет, нет еще.

Шаамба продолжал черпать воду и передавать ее Захре. А вождь тем временем подъехал к ним. Спрыгнув с верблюда, он перегнулся через край колодца, в котором находился Шаамба, и закричал:

— Будь ты проклят, вор Шаамба! Ты пришел в наш край, украл женщину и вздумал ее увезти! Ты не боишься ахаггарцев, но среди них еще есть мужчины, которые могут постоять за себя!

— На все воля всевышнего! — безропотно ответил Шаамба, покорный судьбе.

Потом он обвил свою шею веревкой, к которой был привязан тафаравт, и почти бездыханного его вытащили из колодца. Вождь крепко связал юношу и бросил под лучами раскаленного летнего солнца. Верблюда его он зарезал и начал жарить мясо. Потом вождь и Захра придвинули Шаамбу вниз лицом ближе к костру, дабы на его спине можно было складывать жареное мясо. Злодеи наелись досыта, но не спешили трогаться в путь, а стали ждать, когда спадет жара. К заходу солнца ахаггарец пошел за своим верблюдом, который пасся поодаль.

Связанный Шаамба попросил Захру:

— Дай мне глоток воды.

— Нет, не дам.

— Почему? Ты не боишься всевышнего? Все мои страдания из-за тебя. Ты забыла, что мы одного племени?

Она с опаской протянула ему воду.

— Чего ты боишься? Я же не дикий зверь!

— Я боюсь не тебя, я боюсь, как бы ахаггарец не увидел, что я тебя пою водой.

— Ахаггарец далеко, — успокоил ее Шаамба, — подойди ко мне ближе.

И как только она приблизилась, изловчившись, вцепился зубами в ее руку. Он потребовал, чтобы она его развязала немедля, иначе он отгрызет ей руку.

— Отпусти руку, я развяжу тебя! — взмолилась женщина.

— Нет, не отпущу, пока не развяжешь.

Взяв его кинжал свободной рукой, Захра разрезала веревки, которыми он был опутан.

Шаамба вскочил на ноги, огляделся по сторонам. Ахаггарец все еще был далеко. Тогда Шаамба проворно схватил доспехи вождя, взял его оружие и спрятался неподалеку. Как только вождь ахаггарцев приблизился, ведя на поводу своего верблюда, Шаамба выстрелил. Он наповал сразил врага, потом отрубил ему саблей голову.

Шаамба принес голову вождя Захре и сказал:

— Если бы не страх перед всевышним, я и с тобой поступил бы точно так же.

Однако он не причинил ей зла. Оседлав верблюда, он погрузил поклажу, усадил женщину рядом с собой и тронулся в путь, не забыв захватить голову ахаггарца.

Наконец Шаамба и Захра прибыли в родные места. Люди их племени вышли им навстречу.

— Мы считали тебя умершим, ведь прошел целый год с тех пор, как ты уехал.

— Да… Эта женщина хотела убить меня, но господь не допустил этого, — сказал Шаамба.

— Расскажи, как такое могло случиться, — попросили удивленные соплеменники.

Достал Шаамба из мешка голову врага, показал его вещи, верблюда, а также рассказал обо всем, что приключилось.

Выслушав его рассказ, братья Захры сказали:

— Ты настоящий мужчина и поступил, как подобает мужчине!

И они предали смерти свою сестру-изменницу.







Сказки северной Африки

Как сын каида женился

Один каид — правитель города — выбрал для своего сына жену.

Сказки северной Африки

Паршивец

Жили в древние времена два брата, один бездетный, у другого рос сын. Случилось так, что отец мальчика умер, оставив на попечение брата сына, а также теленка.