Peskarlib.ru: Русские авторы: Николай Грибачев

Николай Грибачев
Как ежа Кирюху лечили

Добавлено: 12 апреля 2007  |  Просмотров: 7179


Встал еж Кирюха, позавтракал, пол в доме подмел, гулять собрался. А небо тучами заволокло, пасмурно стало. «Дождь может пойти», — решил еж Кирюха и остался дома.

Сидит, скучает. Думает: «Кто мне в лесу настоящий друг, кто враг? Проверить бы всех сразу. А как проверишь?» Думал, думал, даже голова побаливать стала. Но придумал: «Скажу, что заболел я, погляжу, что из этого будет».

Сказано — сделано: лег еж Кирюха, одеяло из травы натянул, только нос и глаза видны. Лежит и охает: «Ох, заболел я! Ох, заболел я!» И пошла по лесу весть, полетела — еж Кирюха сильно заболел, помереть может. Синица услышала, белке Ленке рассказала, белка — зайцу Коське. Все узнали.

Первой белка Ленка прибежала:

— Здравствуй, еж Кирюха! Заболел ты, что ли?

— Ох, ох, ох! — застонал еж Кирюха. — Живот болит, в голове стучит, кости ломит, в боку колет!

— Я тебе помогу! — сказала белка Ленка. Побежала она, принесла самую большую шишку с самой большой елки:

— На вот, ешь. И сытым будешь, и витаминов много. Мы, белки, всегда шишками лечимся!

— Спасибо, белка Ленка,— сказал еж.— Добрая ты. А шишку на стол положи, я ее потом съем, сейчас аппетита нет.

Еж Кирюха никогда шишек не ел, в рот не брал, но белка Ленка об этом не знала. Да и не в шишке дело, забота важна.

Потом пришел заяц Коська:

— Здравствуй, еж Кирюха! Заболел ты, что ли?

— Ох, ох! Живот болит, в голове трещит, ноги ломит, в бок колет!

— Сейчас мы тебя выстукаем, выслушаем, температуру измерим, кровяное давление проверим, — сказал заяц Коська.

И принялся за дело — термометр ежу в рот сунул, по животу лапой постукал, глаза посмотрел, за ногу подергал,

— Корь у тебя, ангина, насморк и простуда, — сказал заяц Коська. — Надо тебе отвар из малины пить.

— Да-а, — сказал еж Кирюха, — а где я его возьму?

— Достанем, — сказал заяц Коська.

Побежал он к медведю Потапу — спешит, через куст прыжком, через пень кувырком. Медведь Потап деревянное ведро чинил, воду из колодца доставать. Рассказал ему заяц Коська про ежа — что в животе болит и в голове трещит. Медведь Потап ведро в сторону поставил, почесал в затылке, сказал:

— Жалко мне ежа Кирюху. Достану ему малинку. Ну, медведь не знал, что ежу двух веток хватит, наломал малинника столько, что хоть на грузовике вези, схватил в охапку и понес. Несет, за ветки цепляется, по лесу шум катится. Услышала лиса Лариска, выбежала навстречу, смотрит, удивляется:

— Ты что это, медведь Потап, дом строить хочешь или малинник на новое место переносишь?

— Лекарство несу, — сказал медведь Потап.

— Глупый ты, — засмеялась лиса Лариска. — Лекарство в пузырьках да в таблетках бывает.

— Еж Кирюха заболел, ему малиновый отвар нужен.

— Глупый ты, медведь Потап, тут слону хватит, а еж маленький.

Медведь Потап не любил лису Лариску за то, что она птенцов ест и всех ругает. Буркнул:

— Не твое дело. Ты в сторонку отойди, а то ноги отдавлю!

Принес медведь малину, около двери положил — дом у ежа маленький, не влезает. Пожелал ему, чтобы тот скорее выздоравливал, и ушел ведро чинить. Заяц Коська печку растопил, большую кастрюлю достал, собрался отвар готовить. Но тут крот Прокоп ход прямо в дом ежа прокопал, корешков разных принес. Сказал:

— Ты, заяц Коська, в малину их добавь, лекарство - лучше будет. Мы, кроты, всегда корешками лечимся.

Потом олененок принес траву медуницу, лосенок можжевельник, енот цветы мать-мачехи, бобер Борька из озера кувшинок притащил. Целый стог лекарства получился, можно было всех зверей в лесу вылечить. А заяц Коська всего понемногу в малину добавил — и можжевельника, и репейника, и мяты, и корешков, и медуницу, и шишку, и орех, и мать-махечу, и кувшинки. По всему лесу запахло лекарством, какого на свете не бывало. А заяц Коська варит и песенку поет:

Добрый еж Кирюха

Заболел у нас.

Плохо слышит ухо,

Плохо видит глаз.

Взял ухват я в руки,

На огонь смотрю.

Я ежу Кирюхе

Что-нибудь сварю.

Там с малиной мята,

Шишка и репей.

Нынче пей и завтра,

Сколько хочешь пей.

Будет еж Кирюха

Жив-здоров у нас,

Станет слышать ухо,

Станет видеть глаз!

Заяц лекарство варит, а лиса Лариска после разговора с медведем к волку Бакуле пошла, про болезнь ежа рассказала.

— А ну его! — заворчал волк Бакула. — Съел бы я ежа Кирюху, да у него иголок много, горло поцарапаешь. Пусть хоть помирает, мне не жалко!

Тут лиса Лариска и решила: «Съем-ка я его сама, ежа Кирюху. Приду вроде лечить, переверну на спину, чтобы живот постукать, да когти и запущу». Надела она медицинский халат, белую шапочку с красным крестом — совсем на доктора похожа стала. А дело днем было, жара стояла. Вспотела лиса, пока к дому ежа шла, шапочку сняла, чтобы прохладиться. А заяц Коська в это время в окно выглянул, узнал ее, закричал:

— Лиса Лариска идет, доктором нарядилась!

— Ладно, — сказал еж Кирюха. — Ничего. Ты беги, я тут с ней сам справлюсь.

Но заяц Коська, прежде чем бежать, к двери изнутри кочергу поставил, ухват и помело. Потом в окно выпрыгнул, в куст спрятался — посмотреть, что дальше будет.

Пришла лиса Лариска, в дверь постучала раз, два и три. А еж Кирюха притворился, что ничего не слышит, стонет себе:

«Ох, заболел я! Ох, заболел я!»

Обрадовалась лиса — значит, ничего уже не соображает еж, легко его съесть теперь.

И ка-ак рванет дверь!

Ну, тут сперва кочерга упала, лисе на голове шишку набила, потом по спине ухват стукнул, синяк поставил, а тут и помело повалилось, глаза пылью запорошило, стала ругаться лиса Лариска:

— Хулиган ты, еж Кирюха! К тебе доктор идет, а ты его так встречаешь невежливо.

— Ox,—затянул слабым голосом еж, — плохо вижу, плохо слышу, ничего не знаю. А ты разве доктор?

— Доктор я, доктор, — ласковым голосом заговорила лиса Лариска. — Специальный университет кончила, как ежей лечить. Сейчас я тебе температуру измерю, живот выстукаю, сердце выслушаю. Ты развернись, еж Кирюха, живот открой.

— Ой, не могу развернуться, ой, не могу живот открыть — столбняком схватило, ревматизмом скрутило.

— Ну, тогда я у тебя тут посижу, — сказала лиса,— Пока живот не покажешь.

Час сидит лиса Лариска, два сидит — не разворачивается еж, не показывает живот. Жарко лисе, язык шершавым стал, пить захотелось. Увидела она кастрюлю на столе, спрашивает:

— А что это у тебя тут, еж Кирюха?

— А это малиновый отвар. Прохладительная вода. Ой, заболел я, ой, пить хочется!

Обрадовалась лиса Лариска, сказала ежу:

— Ага, не хочешь живот показывать — ну и мучайся. От болезни высохнешь, от жажды изнутри сгоришь. А я вот напьюсь, а я вот напьюсь!

Заспешила лиса Лариска, налила большую кружку отвара и — хап одним глотком! А ведь это не малиновый отвар был, заяц Коська туда чего попало намешал — и медуницу, и репей, и шишку, и можжевельник. Хуже касторки получилось! И не успела лиса последнюю каплю отвара проглотить, как напала на нее зевота, икота и рвота. Испугалась она, закричала:

— Ай-яй-яй, отравил меня еж Кирюха! Ай-яй-яй, отравил меня еж Кирюха!

А еж засмеялся и говорит:

— Пропала ты теперь, лиса Лариска. Через час ничего видеть не будешь, глаза слипнутся, через два ходить не сможешь, ноги погнутся в разные стороны. А как солнце сядет, так совсем помрешь!

— Ах, прости меня, еж Кирюха! Ах, посоветуй, что делать!

— Одно тебе спасение, — сказал еж. — Беги изо всех сил на край леса, найди Родничок, с которым заяц Коська наперегонки бегал, напейся из него ключевой водицы. А потом два дня дома лежи, ничего в рот не бери, может, выздоровеешь.

Только и видели лису Лариску — побежала Родничок искать. И так она спешила, что даже докторский халат и шапочку позабыла. А еж Кирюха засмеялся, зафыркал, развернулся, потянулся и сказал:

— Ну, теперь я знаю, кто мне в лесу друг, а кто враг.

И пошел с зайцем Коськой в пинг-понг играть.







Николай Грибачев

Коська-велосипедист

Думал, думал заяц Коська — куда бы ему сходить? На речке был, сома Самсона видал, у озера^был, с белкой Ленкой поговорил, под большой сосной был, с ежом Кирюхой спорил — что лучше, капуста или грибы?

Николай Грибачев

Проволочный заяц

Встал утрам заяц Коська, промыл глаза росой, смотрит — погода хорошая. Солнышко светит, тепло, ветерок обдувает, на цветах пчелы жужжат, мед собирают.