Peskarlib.ru: Русские авторы: Ксения ДРАГУНСКАЯ

Ксения ДРАГУНСКАЯ
Крайний случай

Добавлено: 1 октября 2014  |  Просмотров: 4133


Жил-был мальчик Дмитрий Игоревич. Это потому, что его звали Митя, а его папу — дядя Игорь.

Однажды Митя и его папа пошли на речку смотреть корабли. Идут, а навстречу — собака. Здоровенная! Пятнистая, с длинными ушами и бородой.

— Здорово похожа на пойнтера, — сказал Митя.

— Просто вылитый эрдель, — заметил папа.

Собака остановилась и стала на них смотреть.

— Сейчас кусаться будет, — решил Митя.

— Вот еще, — сказала собака. — Других дел, что ли, у меня нет?

Митя и папа тоже остановились. От удивления.

— Извините, пожалуйста, — сказал Митя воспитанным голосом. — Разве собаки умеют разговаривать?

— Обязательно, — грустно сказала собака. — Но только в самом крайнем случае.

— А у вас что, уже крайний случай?

— Да, — сказала собака совсем грустно. — Я ищу своего человека. Скажите, пожалуйста, здесь случайно не пробегал мой человек?

— А он какой из себя?

— О! — сказала собака и улыбнулась. — Мой человек — он такой красивый! Кудрявый и с длинным носом. В его доме полно уютных углов, в которых можно подремать. На ужин мой человек ест огромные котлеты. А еще у него очень удобные колени, куда всегда можно уткнуться мордой. Он играет на гитаре и поет задумчивым голосом.

— Да это же просто вылитая Дарья Павловна! — воскликнул Митя, и все втроем они побежали к ней.

Уже издалека слышалось, как Дарья Павловна играет на гитаре и поет задумчивым голосом песню про далекую звезду.

— Здравствуйте, Дарья Павловна! — погромче закричал Митя. — Тут пришла одна симпатичная собака и говорит, что вы ее человек.

Дарья Павловна выглянула в окошко.

— Ах, какой прелестный барбосик, — сказала она.

— Ну, что? — спросил папа собаку. — Она твой человек?

— Ага! — сказала собака радостно.

Дарья Павловна упала в обморок. Потому что она не знала, что собаки умеют разговаривать в самом крайнем случае. Но Дарья Павловна тут же очнулась и опять высунулась в окошко.

— Мы сразу догадались, что это вы! — обрадовался Митя. — Потому что вы такая красивая, с длинным носом и на гитаре игра…

— Что-о-о-о-о-о-о?! — Дарья Павловна схватилась за сердце, а потом за свой нос. — Ах, негодный мальчишка, противный папа, гадкий пес! Это у меня нос длинный?! Да у меня нос всего сто тридцать миллиметров с половиной!

Она так сердито кричала, что чуть не вывалилась из окна. А Митя, папа и собака убежали.

— Да, — сказал папа. — Наверное, она не твой человек. Она же котлет совсем не ест.

— Георгий Иванович ест котлеты! — подскочил Митя. — Бежим!

— Нет, — вздохнула собака. — И Георгий Иванович не мой человек. Честно говоря, у меня вообще нет своего человека. И не было никогда. Но одна моя знакомая полусиамская кошка говорит, что у каждой собаки или кошки должен быть хоть один родной человек на земле. К тому же вчера ночью шел дождь. Он шел-шел-шел-шел-шел-шел и не заметил, что я на траве сплю. И пошел прямо по мне. Я ему: «Чего брызгаешься?» А он: «Дома надо сидеть, когда я иду». Я говорю: «Ага, дома… а если у меня и дома-то нету?» А дождь говорит: «Ищи себе дом. Устраивайся в хорошие руки. Каждый барбос — кузнец своего счастья». И вот я пошла искать себе дом и устраиваться в хорошие руки. Да что-то не везет…

Митя и папа смотрели на собаку.

— Веселого мало, — сказал папа.

— Мы бы тебя взяли, — сказал Митя. — Да нам никакая мама не разрешит. У нас и так уже целых два морских поросенка. Сыновья морской свинки.

— Что ж, — вздохнула собака, — видно, быть мне всю жизнь бродягой…

А дело было в воскресенье. В воскресенье многие мамы любят ходить в гости или куда-нибудь по делам. У них такие особые, мамские дела, которые только по воскресеньям делаются. В общем, мамы по воскресеньям часто куда-то деваются. Поэтому в воскресенья повсюду бродят беспризорные папы с детьми. И мама Мити тоже утром уехала по делам. А теперь вернулась. Митя и папа видят — мама на своем мотоцикле мчится. Затормозила так лихо, поднялась на одно колесо, опустилась, остановилась и говорит:

— А это что еще за чудовище?

— Это собака, — сказал Митя. — Ей жить негде. Правда, на пойнтера похожа?

— По-моему, ее прадедушка — эрдель, — сказал папа.

— Обыкновенная бородатая дворняга крупных размеров, — решила мама.

Собака повернулась и пошла прочь такой несчастной походкой, что было сразу видно — это идет дворняга, бедняга, бродяга и бедолага.

— Нет! — нахмурилась вдруг мама. — Все неправильно. Нельзя, чтобы собака уходила такой несчастной походкой. Иди, собака, сюда. Оставайся. Будешь наша.

— У нас в доме полно углов, где можно дремать! — обрадовался Митя.

— А у меня как раз есть отличное старое пальто! — папа тоже обрадовался. — Подходящее пальто фабрики «Красный Молодец».

— Да зачем ей пальто? — удивился Митя.

— А она на нем спать будет.

А собака говорит:

— А руки-то у вас хорошие? Я только в хорошие руки хочу…

Папа, мама и Митя протянули ей свои руки. Она ткнулась носом в их ладони и вдруг стала красивая-прекрасивая. Это она от счастья похорошела. Ведь теперь у нее было целых три своих человека и два морских поросенка.

Только больше собака никогда не разговаривала. Крайний случай-то кончился!







Ксения ДРАГУНСКАЯ

Ерунда на постном масле

В деревне Толстокошкино (это недалеко от села Большие Барбосы) жила девочка Мотя. Она была очень хорошая.

Ксения ДРАГУНСКАЯ

Мама и король

У Никиты был папа Володя и мама Оля. Однажды утром Никита играл в коридоре в войну с пришельцами, папа лежал на диване, качал ногой и пел «туруруруру», а мама стирала в стиральной машине, готовила обед, мыла окна, белила потолок, двигала мебель и чинила пылесос.