Peskarlib.ru: Русские авторы: Николай Грибачев

Николай Грибачев
Проволочный заяц

Добавлено: 12 апреля 2007  |  Просмотров: 7115


Встал утрам заяц Коська, промыл глаза росой, смотрит — погода хорошая. Солнышко светит, тепло, ветерок обдувает, на цветах пчелы жужжат, мед собирают. «Пойду-ка я погуляю, — решил Коська. — К ежу Кирю-хе зайду, давно его не видел». Идет заяц Коська, слышит — птицы поют. И самому петь захотелось. Да вот беда — ни одной песни вспомнить не может, плохо учил. Пришлось самому сочинять:

А я по лесу иду

У деревьев на виду,

А я по лесу иду,

Может, что-нибудь найду!

Идет, поет, даже под ноги не смотрит — так песне своей радуется. И нечаянно на жука наступил. Жук его за лапу ущипнул, ругаться стал:

— Ты что, спишь на ходу? Под ногами ничего не видишь, руку мне отдавил!

— Прости, — сказал Коська. — Я нечаянно. Песню сочиняю.

— А ну, спой, — попросил жук.

А я по лесу хожу,

Как цветы растут, гляжу:

Как летают птицы —

Дятлы и синицы!

— Хорошая песня, — сказал жук. — Правильная. Но соловей лучше поет. Ладно, пой и ты, только другим на руки не наступай.

Но зайцу Коське расхотелось дальше сочинять. Молча идет. На берегу речки бобра Борьку увидел — отгрызет Борька веточку лозы на другом берегу и тащит ее.

— Здравствуй, бобер Борька, — сказал Коська. — Что это ты делаешь?

— Да вот ветки заготавливаю, учусь плотину строить.

— Разве у вас школа такая есть?

— Есть такая школа, — сказал бобер Борька. — Мы, бобры, все с детства на инженеров учимся, нам плотины надо уметь строить, чтобы жить лучше было. Дома по книжке уроки учим, а тут практику проходим.

— Так разве у тебя дом есть? — удивился заяц Коська. — Что-то я ни разу не видел. Думал, что вы, как рыбы, в воде живете.

— Ну и выдумал!:— засмеялся Борька. — Скажешь тоже — как рыбы! У нас знаешь, какой большой дом под берегом? Три комнаты. Только дверь у него под водой, нырять надо. Пойдем ко мне в гости, а?

Зайцу Коське очень хотелось сходить в гости к бобру Борьке. Но он воды боялся, плавал плохо, а нырять и вовсе не умел. Поэтому он только вздохнул и сказал:

— Некогда мне сейчас по гостям ходить, бобер Борька. Меня еж Кирюха ждет. В другой раз приду, ладно?

— Ладно, — согласился бобер.

И побежал заяц Коська вприпрыжку дальше. Добрался и видит — сидит еж Кирюха под кустом сердитый, иголки топорщит и фыркает.

— Здравствуй, еж Кирюха, — сказал Коська. — Ты это заболел, что ли? Я тебе температуру смеряю, может, у тебя грипп и ветряная оспа.

— Ничего я не заболел, — ответил еж Кирюха. — Это я на лису Лариску сердитый, она меня съесть хотела.

— Так у тебя же колючки! Свернешься клубком — и никто тебя не съест и не укусит.

— Это на сухом месте. А столкни меня в воду, я сразу и развернусь, чтобы не утонуть, и всякий когтями вцепиться может, потому что живот у меня без колючек. Лиса Лариска так и хотела сделать.

И рассказал еж Кирюха, как собирал он утром около реки улиток да зазевался, а лиса Лариска тут как тут. Свернулся еж клубком, выставил свои колючки — не приступиться. Но лиса Лариска тоже хитрая, стала потихоньку, чтобы не уколоться, ежа Кирюху к воде подталкивать, по травке катить. Чувствует еж, что плохи его дела, пропадает, а поделать ничего не может. Бежать ему нельзя, лиса сразу кверху животом перевернет. Как быть? Хорошо, что перед самым берегом песчаная горка была, она и выручила ежа — докатит его лиса до половины, попытается лапами перехватить, а он по песку и скатится назад. «Ладно, — сказала, намучившись, лиса Лариска, — я тебя, еж Кирюха, около воды подкараулю, когда в жару пить придешь. Уж тогда обязательно съем!»

Вот какая история с ежом Кирюхой вышла — едва спасся он и еле живым домой дошел.

— Надо нам проучить лису Лариску, — сказал заяц Коська.

— Надо, надо проучить лису Лариску, — согласился еж. — А как проучить?

— Да, как?

— Давай думать, — сказал еж Кирюха.

— Да, давай думать, — согласился заяц Коська. Сели они в тени под кустом, чтобы не так жарко было, и стали думать. Час прошел — думают. Жарко вовсе становится, обедать пора, а они все думают. Иногда разговаривают:

— Придумал?

— Не придумал.

— Ну, давай дальше думать.

— Пообедать надо, — говорит заяц Коська. — А то я про лису Лариску думаю, а сам все капусту вижу.

— Нет, не пойдем обедать, — не согласился еж. — Как поешь, так спать хочется.

Так и обед прошел. Солнышко совсем к лесу спускаться стало, на самые верхушки деревьев, будто посмотреть решило — чего это еж и заяц все сидят и сидят? И уж совсем длинные темные тени от елок и березок потянулись, когда еж сказал:

— Придумал! Около старого партизанского дота большой моток колючей проволоки лежит. Видел?

— Видел, — сказал заяц Коська.

— Надо, чтобы лиса Лариска на эту проволоку животом попала. Колючки ржавые, острые, их много-много. Вот попищит лиса Лариска!

— Да-а, — сказал заяц Коська, — не попадет она. Чего ей на проволоку бросаться?

— А мы ее в траву под кустик подкатим, — сказал еж, — и на ней сверху заячьи уши приладим. Лариска подумает, что это ты, заяц, Коська, под кустом сидишь, и ка-ак прыгнет!

— Да-а, — сказал заяц Коська, — а где это ты заячьи уши возьмешь? Мои, что ли, отрежешь? Так я не дам.

— Уши мы из бересты сделаем, в смоле обваляем, заячьей шерстью облепим. Как настоящие будут!

Так и решили сделать. Побежали, сразу пообедали и поужинали, а с утра за дело принялись. Бобер Борька своими острыми зубами из березовой коры заячьи уши сделал, еж Кирюха их на сосновом пне смолой обмазал, а заяц Коська шерстью обвалял — у них дома ее после линьки много осталось. После этого они половину дня колючую проволоку под куст катили, поцарапались малость. Ну, ничего, все как надо получилось. На проволоку заячьи уши привязали, а еж внизу лег да и пошевеливает их. Со стороны если посмотреть — ну настоящий живой заяц в траве сидит!

Перед вечером лиса Лариска на охоту вышла, думает — мышь поймаю, поужинаю перед сном. Идет она и видит — заячьи уши из травы торчат, пошевеливаются. «Ага, — засмеялась тихонько лиса Лариска, — это, видно, глупый заяц Коська под кустом заснул, только ушами от комаров подергивает. Вот как хорошо — собиралась я мышь ловить, а теперь зайца съем!»

Нырнула лиса Лариска в траву, стала, чтобы зайца не спугнуть, на животе подползать. Ближе, ближе, ближе. Да как прыгнет, да как закричит:

— Караул, убивают!

Это она животом и лапами на колючую проволоку попала. Заяц Коська, который за стенкой дота сидел и посматривал, как услышал крик, так перепугался и со всех ног домой побежал. А еж Кирюха зафыркал, засмеялся:

— Ага, лиса Лариска, попалась! Будешь знать, как на ежей да зайцев охотиться!

И пока лиса раны зализывала, тоже ужинать домой пошел.

Очень довольны были еж Кирюха и заяц Коська, что лису Лариску проучили. Всем они об этом рассказывали, и все в лесу смеялись. А лиса Лариска пришла домой ободранная — на животе и на лапах царапины, из хвоста клок выдран.

— Что это ты, подралась с кем? — спросила ее мать.

— Нет, это я проволочного зайца поймала! — захныкала лиса Лариска.

— Молодая ты и бестолковая, — сказала мать. — Проволочных зайцев не бывает. Обманул тебя кто-то.

Так заяц Коська и еж Кирюха отомстили лисе Лариске. С тех пор она бояться стала, увидит над травой заячьи уши, остановится и думает — а вдруг это проволочный заяц? А пока она стоит и думает, настоящий живой заяц и убежит!







Николай Грибачев

Как ежа Кирюху лечили

Встал еж Кирюха, позавтракал, пол в доме подмел, гулять собрался. А небо тучами заволокло, пасмурно стало. «Дождь может пойти», — решил еж Кирюха и остался дома.

Николай Грибачев

Сом Самсон и медведь Потап

Пошла лиса Лариска волка Бакулу проведать, о том о сем поговорить. А волк Бакула мрачный сидит, ободранную щеку лапой держит.