Peskarlib.ru: Русские авторы: Константин ДОМАРОВ

Константин ДОМАРОВ
Сюрприз

Добавлено: 26 сентября 2014  |  Просмотров: 1616


Мать пришла домой неожиданно, в то самое время, когда Валерка, украшая ёлку, разбил золотую рыбку и собирал осколки.

Мать положила на стул пузатую почтальонскую сумку, из которой выглядывали газеты, и, не снимая пальто, устало опустилась на диван.

— Что с тобой, мама? — спросил Валерка. Мать посмотрела на сына, вздохнула и сказала:

— Ничего, сынок… Голова что-то немножко болит. Я прилягу. Если засну — разбудишь. Обязательно. Мне надо почту разнести. — Последнее слово мать произнесла, уже закрыв глаза. Она заснула. Устаёт очень.

Валерка постоял, подумал. Потом надел пальто, шапку, взял со стула тяжёлую сумку, перекинул через плечо широкий ремень и тихонько вышел из квартиры.

Вз-вз! — повизгивает под ногами снег. Валерка идёт по той улице, по которой каждый день ходит его мама. Вот дом, где люди ждут почту. Валерка поднялся по лестнице на второй этаж и нажал чёрную кнопку.

Дри-зи-зинь! — проиграло за дверью. Щёлкнул замок, и из раскрытых дверей на Валерку удивлённо уставилась девчонка с голубыми бантиками.

— Здесь живут Сергеенко? — спросил Валерка.

— Я Сергеенко, — сказала девочка с голубыми бантиками.

— Ты Сергеенко?.. Получай тогда телеграмму.

Девочка пробежала глазами телеграмму и радостно закричала:

— Мама! Мама! Телеграмма от папы!

Показалась женщина в синем халате, с книжкой в руках. Она взяла у девочки телеграмму и, не читая, прижала к груди, а Валерке сказала:

— Это ты, мальчик, принёс? Большое тебе спасибо.

Валерка смутился и быстро побежал вниз. В его ушах звучали голоса: «Телеграмма от папы! Большое спасибо…» Радостно почему-то вдруг стало Валерке. А вот и другая квартира. Дверь отворил старик с пышными, как у Деда Мороза, усами и бородой, в чёрной жилетке, в роговых очках на носу.

— Вы Пантелеев? — спросил Валерка.

— Он самый, — бойко ответил старик, внимательно глядя на Валерку через очки. — Чем могу служить?

— Вам письмо и журнал.

— Ага! — обрадовался старик и первым долгом стал рассматривать письмо. Лицо его просияло. — Какой ты молодец! — Старик развёл руки, словно собирался обнять Валерку. — Обрадовал старика! Я так ждал этого письма! От дочки. Она у меня фрезеровщица! Понимаешь? На большом заводе работает… Ну-ка, молодой человек, заходи ко мне. Я тебя чайком угощу.

— Спасибо, дедушка, — застеснялся Валерка. — Некогда. Письма вот.

— Ну, беги, беги. Неси людям радость.

— Спасибо, мальчик! — слышит Валерка в ответ.

— Спасибо!

— Спасибо!

Скрип-скрип! — выговаривает под ногами снег. Весело и легко Валерке, словно опустевшую сумку кто-то наполнил самыми лучшими песнями.

Идёт Валерка по улице, а на землю вместе с пушистыми снежинками тихонько опускается вечер. Вспыхнули уличные фонари. На площади возле почтового отделения, где работает мама, разноцветными огнями загорелась новогодняя ёлка.

Валерка вспомнил об отце. Вот уже и Новый год подходит, а отца на этот раз дома не будет. Он давно в командировке, в далёком северном городе. Вернётся не скоро. А жаль. Хороший у Валерки отец. Весёлый, добрый. Валерка помнит, как провожали они с матерью на вокзале отца, и он сказал тогда Валерке: «Я привезу тебе северную белочку. Ты ведь любишь белок?» Отец долго махал им рукой, стоя в открытых дверях вагона.

Теперь жди, когда приедет отец! А писем от него давно что-то нет. Мать очень волнуется. Да и Валерка тоже… Телеграммы не прислал, не поздравил с наступающим Новым годом. Других вон поздравляют, а Валерке с матерью ничего нет. Обидно всё-таки. Мать, может, оттого и заболела. Но отец у Валерки всё равно хороший. Он всегда помнит о них. А телеграмму?..

Кто-то словно шепнул на ухо Валерке какие-то слова. Валерка даже остановился. И вдруг побежал на почту.

Не обращая внимания на толпившихся возле окошечка людей, Валерка попросил у светловолосой девушки бланк для телеграммы. Подошёл к столу, сел на свободное место и задумался. Взял ручку, обмакнул в чернильницу и принялся старательно писать.

«Улица Комсомольская, дом 18, квартира 22. Захаровой Марине Александровне».

От имени отца Валерка поздравил мать и себя с наступающим Новым годом, пожелал счастья. Довольный своей выдумкой, он хотел тотчас же бежать домой, но вдруг вспомнил, что без почтового штемпеля телеграмм не бывает. Тогда он снова подошёл к окошечку и, протянув телеграмму, сказал: — Пожалуйста, поставьте печать. — Какую печать? — не поняла девушка.

— Ну вот эту самую… Ну, что на письмах и на… — А-а! — смекнула девушка. Она даже приподнялась и через окошечко посмотрела на Валерку. Потом подозвала к себе другую девушку, и они зашептались о чём-то.

— Мальчик, — услышал Валерка, — эта телеграмма всё равно не годится. Нужно, чтобы были печатные буквы. Понимаешь?

Валерка стоял и молчал. Ему нечего было сказать. Может, поскорее уйти?..

Вид у Валерки^ видимо, был такой, что девушке очень захотелось помочь ему.

— Ну хорошо, подожди немножко, — сказала она. Валерка стоял и ждал. Над входом висели круглые часы. Большая стрелка не двигалась, а потом вдруг прыгнула и замерла на чёрной чёрточке. Потом снова прыгнула.

«Раз, — начал считать про себя Валерка. — Два… три… четыре…»

— Мальчик, — послышался из окошечка голос светловолосой девушки. В руках у неё Валерка увидел телеграмму, на которой были наклеены ленточки с печатными буквами. Валерка обрадовался и хотел взять телеграмму, но девушка спросила:-Ты, наверно, сын Марины Александровны? Валерка опустил голову.

— Ну, беги домой.

Ещё издали увидел Валерка в окнах своей квартиры яркий свет. Догадался, что мать зажгла люстру. Праздник ведь! А сейчас Валерка вручит ей телеграмму. Мама прижмёт её к груди, как та тётенька.

Дверь Валерке открыла мать. Была она нарядная, весёлая. Она собралась что-то сказать Валерке, но он опередил её:

— Мама! Нам телеграмма от папы!.. Вот!

— Телеграмма от меня? — услышал Валерка очень знакомый голос. Из соседней комнаты вышел отец. Валерка так растерялся, увидев его, что выронил телеграмму из рук.

— Папа! — Валерка бросился к отцу.

— Интересно, — сказал отец, — кто это за меня телеграммы посылает?

Краснея, Валерка признался:

— Это… это я… Я хотел…

— Вот как! — удивился отец. — Мужская, значит, взаимовыручка? Или новогодний сюрприз?

Валерка молчал, а тут мать тихонько подошла к нему и обняла его за плечи, сказала:

— И не только мужская взаимовыручка. Он ведь и матери сегодня помог, почту всю разнёс. Молодцом он у нас растёт.

— Ну, в таком случае… — И отец пошёл в свою комнату, а когда вернулся оттуда, то в руках у него была клетка, а в клетке той прыгали две забавные белочки.

— Это тебе, — сказал отец, подавая Валерке клетку с белочками. — Тоже вроде сюрприза от меня. Обещал одну, а привёз вот две.

— Спасибо, папа!

— Можешь считать вторую белочку подарком от мамы. Валерка счастливо улыбался.







Константин ДОМАРОВ

Петька-пимокат

В голубых от лунного сияния сугробах утонули избы Ключевой, надвинув на самые глаза-окна белые заячьи шапки.

Константин ДОМАРОВ

Гостинец от зайца

Отец уходил на войну в ясный и тихий осенний день, когда берёзовая роща в конце деревни как золото горела под солнцем, а над нею спокойно синело бездонное небо.