Peskarlib.ru: Зарубежные авторы: Чарльз ДИККЕНС

Чарльз ДИККЕНС
Маркиза (из романа «Лавка древностей»)

Добавлено: 26 сентября 2014  |  Просмотров: 1270


Даже сам дьявол не отличил бы сестру мистера Брасса от него самого, если бы этой девице пришло в голову переодеться в мужской костюм. Ей было уже лет тридцать пять, и большую часть из них она провела в мыслях о юриспруденции. Вместе с братом она работала в конторе, на дверях которой висела табличка: «Адвокат Брасс». Её брат как раз и был адвокатом, а она, мисс Салли Брасс, являлась его правой рукой и домоправительницей. Цвет лица она имела желтовато-серый, глаза её были без ресниц и выпучены, как у дракона, ходила она обыкновенно в тусклом зелёном платье, которое туго обтягивало её фигуру, украшений и вовсе не носила, полагая, что элегантность достигается простотой и умеренностью. Все свои дни мисс Брасс проводила в составлении и переписывании бумаг и находила это занятие полезным и интересным. Но, несмотря на её усердие, однажды они с братом решили, что работать вдвоём слишком утомительно, и наняли писца.

Мистеру Дику Свивеллеру, которого они взяли на работу, предстояло сидеть на высоком табурете за столом прямо напротив мисс Салли Брасс. Любой, кто имел счастье ежедневно лицезреть эту прелестную особу, наверняка сказал бы, что в тот день в ней вовсе не было ничего необычного, но на Дика, который увидел мисс Брасс впервые, она произвела ошеломляющее впечатление.

«Ничего себе, дракон в юбке», — с ужасом подумал Дик. Он был настолько поражён ею, что весь свой первый день в конторе совершенно не мог работать. Не в силах написать подряд и десяти слов, он поднимал глаза на мисс Брасс и не мог отвести их, так же как мы с ужасом иногда не можем отвести глаз от чего-то очень неприятного на вид. Хорошо ещё, что сам объект его испуганного внимания был безразличен ко всему происходящему за пределами столбиков из цифр, которые мисс Брасс с большим удовольствием переписывала. Только это и позволило Дику вдоволь наглядеться на чудовище, рядом с которым ему предстояло работать, и ближе к вечеру он привык к ней. Но «привык», конечно же, не означает «свыкся», поэтому когда мисс Брасс сообщила ему, что должна уйти, но скоро вернётся домой (а брат и сестра Брассы жили в том же доме, где и работали), Дик Свивеллер подумал только: «Нет-нет! Не торопитесь, пожалуйста, обратно, моя дорогая», после чего продолжил свою работу и довольно скоро после ухода Салли Брасс закончил всё, что должен был сделать. Так как времени до конца рабочего дня было предостаточно, а в конторе он остался совершенно один, Дик решил внимательно осмотреть новое для него место. Он с любопытством заглянул во все книги, под стол, на полки и даже в коробку от парика. После этого, вполне удовлетворённый собой, он уселся на подоконник и стал смотреть в окно. Из окна он мог бы видеть всех, кто входил и выходил из дома Брассов, но, как назло, никто так и не открыл дверь дома, и Дик уже собрался было слезть с подоконника, чтобы нарисовать пару карикатур на мисс Брасс, как вдруг увидел, что в дом заходит маленькая девочка в огромном грязном переднике — таком огромном, что было видно только её голову да ноги в стоптанных башмаках. Дику ужасно хотелось познакомиться в этом доме с кем-то еще, кроме адвоката и его сестрицы, поэтому он соскочил с подоконника и высунул голову в коридор: девочка же как раз заходила с улицы.

— Ты кто такая? — улыбаясь спросил он.

Но девочка, метнув на него испуганный взгляд, только ускорила шаг и убежала вниз по лестнице — видимо, в подвальное помещение.

«Хоть я не перемолвился с ней и двумя словами, подумал Дик, — но слепцу видно, что меньше всего она похожа на дочку хозяев».

Это было последнее интересное происшествие, которое выпало на долю Дика Свивеллера в конторе мистера Брасса, и одинаковые, полные цифр и списков дни побежали один за одним. Дика никак не покидали мысли о маленькой девочке, которую он видел в свой первый день, но всё, что ему удалось узнать, — это то, что она работает служанкой у Брассов. Иногда маленькая служанка появлялась наверху, чтобы сделать какую-нибудь работу по дому, но стоило Дику приблизиться к ней чуть ближе, чем на расстояние двух комнат, и она, словно моль, стремглав мчалась к лестнице и скрывалась в своём таинственном подземелье.

Дик оказался хорошим работником и добрым малым, за что снискал уважение мистера Брасса. Больше того, Салли Брасс, казалось, даже немного оттаяла с появлением в конторе этого живчика Свивеллера. Да и сам он постепенно привык к новому месту и даже завёл что-то вроде дружбы со своими новыми хозяевами. Единственное, что не давало ему покоя, — маленькая служанка, которая таилась где-то глубоко под домом, по звону колокольчика мгновенно появлялась наверху в своём неизменном фартуке и так же быстро убегала вниз. Она не умывалась, не выходила на улицу, не смеялась — да что перечислять: она не делала ничего из того, что положено делать в её возрасте маленькой девочке.

* * *

Как-то раз в разгар очередного рабочего дня мисс Брасс решительно встала из-за стола.

— Куда вы? — поинтересовался Дик.

— Вниз, — коротко ответила мисс Брасс и потом неуверенно добавила: — Обедать.

И, сложив свои бумаги ровной стопкой, она вышла из конторы.

«Обедать… — мысленно повторил за ней Дик. — Бьюсь об заклад, что она сейчас пойдёт кормить маленькую служанку. Эта Салли никогда не обедает внизу!»

Он был готов отдать руку на отсечение, лишь бы узнать, что же творится в подвале адвокатского дома, поэтому, совсем недолго поразмышляв об уместности слежки, он вышел из комнаты, спустился по лестнице и тихонько проскользнул в дверь подвального этажа.

В подвале оказалась кухня, весьма убогая, душная, с низким потолком и потрескавшимися заплесневелыми стенами. На каждой дверце этой кухни висел замок. Шкафы, кладовые, ящик для угля, коробка для свечей и маленькая солонка — всё было заперто. Камин и тот был обнесён тяжёлой решёткой, которая, в свою очередь, была намертво привинчена к полу, и даже таракан, случайно забежавший сюда, не смог бы поживиться на этой кухне хотя бы крошкой пищи.

Мисс Брасс подошла к одному из шкафов и достала из него тарелку холодной баранины.

— Отойди! — прикрикнула она на кого-то. — Я же знаю, сейчас же начнёшь ковырять мясо!

Маленькая служанка — Дик только сейчас заметил её, потому что она совершенно сливалась с общей серостью этой неуютной кухни, — отскочила от стола и метнулась куда-то в угол. Мисс Брасс поставила тарелку с мясом на стол, а из другого шкафа достала ещё одну небольшую миску. С первого взгляда невозможно было даже и разглядеть, что именно в ней лежит, но при более внимательном изучении становилось понятно, что содержимое миски когда-то было печёным картофелем. Именно «когда-то», потому что сейчас это было похоже на что угодно, но только не на еду. Миску эту мисс Брасс поставила на стол, а сама взяла огромный нож и отрезала им от баранины маленький, размером с почтовую марку, кусочек, подцепила его вилкой и протянула служанке, которая осторожно подошла к столу.

— Видишь? — строго спросила мисс Брасс, показывая ей кусочек мяса на вилке.

— Да, — ответила девочка (и в этот момент Дик впервые за несколько месяцев услышал ее тоненький голосок).

— И не вздумай болтать, что тебя не кормят здесь мясом! — с этими словами мисс Брасс бросила кусочек баранины в миску с картофелем. Чтобы съесть мясо, маленькой служанке хватило доли секунды.

— Ну? Хочешь ещё? — поинтересовалась мисс Брасс.

— Не хочу, — чуть слышно пискнула маленькая служанка и замотала головой, хотя того, что она съела, было недостаточно даже, чтобы накормить мышь.

— Отлично, — подытожила мисс Брасс. — Ты съела мясо. Я предложила тебе ещё. Ты ответила: «Не хочу», потому что ты наелась. Только попробуй теперь сказать, что тебя тут держат впроголодь.

Она убрала тарелку с бараниной в шкаф, который тут же заперла на ключ, и с видом змеи принялась следить за тем, чтобы девочка съела весь картофель. Маленькая служанка и не думала растягивать это удовольствие, но мисс Брасс постоянно торопила её то словами, то тычками, и под конец, к невероятному удивлению Дика, она за что-то разозлилась на маленькую служанку, которая за всё это время не сказала ни единого слова, и сильно поколотила её. Затем мисс Брасс выскочила из кухни, да так быстро, что Дик с трудом успел взбежать по лестнице вперед неё, чтобы занять место на своём табурете, как будто он его и не покидал.

* * *

Конечно, забыть тот случай вряд ли было возможно, но время брало своё, и недоумение, преследовавшее Дика в следующие несколько дней после увиденного, постепенно приглушилось. Дни шли, и вот однажды вечером, переделав все свои рабочие дела, мистер Дик Свивеллер коротал время за игрой в карты. Партнеров у него не было, и он играл сам с собой, в ожидании часа, когда можно будет пойти домой.

Игра его проходила обычно в полной тишине, поэтому он очень быстро услышал странное сопение за дверью и, обернувшись, увидел в замочной скважине чей-то блестящий глаз. Он выждал время, а потом внезапно подскочил к двери, распахнул её и схватил того, кто там стоял, раньше, чем тот успел опомниться. Некто же этот начал извиваться и выкручиваться с такой силой, что Дик даже не сразу смог признать в нем маленькую хрупкую служанку.

— Ой-ой! Только не ругайте меня! Я не делала ничего плохого! — испуганно запищала девочка (и это был второй раз, когда Свивеллер услышал её голос). — Мне просто было скучно одной! Только не жалуйтесь на меня хозяйке!

— Скучно? — весело воскликнул Дик, с трудом удерживая малышку над землёй. Он был ужасно доволен, что ему выпала наконец возможность поболтать с этим таинственным ребёнком. Ребёнок же продолжал вырываться изо всех сил. Дик поставил девочку на пол и сказал: — Ну что ж! Мне тоже скучно! Давай скучать вместе. Ты играешь в карты?

— Нет, нет, что вы! — маленькая служанка испугалась этого предложения ещё больше, чем если бы Дик пообещал пожаловаться хозяйке. — Мисс Салли меня убьёт, если узнает, что я была наверху!

— Не беда! — заговорщицки сказал Дик. — Мне-то никто не запрещал спускаться вниз, на кухню.

И, увлекая за собой девочку, которая совершенно опешила от такого поворота событий, он быстро направился к лестнице. Но вдруг он опомнился:

— Говядину с хлебом будешь? — спросил он у неё, но дожидаться ответа явно не собирался. — Да? Ну, так я и думал. Погоди несколько минут.

Дик вышел из дома и действительно скоро вернулся, а в руках у него была тарелка с хлебом и тёплой отварной говядиной.

— Ну-ка, сначала управься с этим, а потом уже будем играть, — сказал он, когда они спустились на кухню, и поставил перед испуганной служанкой тарелку с тёплой едой.

— И как же тебя зовут? — спросил Дик, глядя на девочку, которая за обе щёки уплетала содержимое тарелки.

Маленькая служанка только пожала плечами и продолжила набивать рот.

— А сколько же тебе лет?! — поражённый её незнанием, спросил Дик.

— Не знаю, — ответила она, дожёвывая последний кусок мяса и собирая с тарелки крошки. Она наелась — да, сейчас можно с уверенностью сказать, что она действительно наелась, — и теперь ждала, что же будет дальше.

— Ну что ж, — сказал Дик, стряхнув со стола крошки и сдавая карты, — начнём играть? Но раз уж мы не знаем, как тебя зовут, то я буду звать тебя Маркизой. Чтобы это было похоже на настоящую игру. Договорились?

Девочка кивнула, и они начали. Она оказалась смышлёной ученицей, и после этого случая Дик никогда не играл больше в одиночестве. Маленькая Маркиза стала его верным партнёром, а он же был просто рад дружбе с этим искренним ребёнком и старался всегда порадовать её чем-нибудь вкусным, когда им приходилось играть вместе. Но кто она и почему живёт у Брассов в таких ужасных условиях, он так и не узнал, потому что сама малышка не знала этого, а у Брассов спросить Дик не решался.

* * *

Как-то осенью, возвращаясь из конторы домой, Дик почувствовал, что недомогает. С трудом он добрался до постели, кое-как разделся и забрался под одеяло, а через несколько минут его уже била такой силы горячка, что он не мог шевельнуть ни рукой ни ногой. «Ого-го, — шутливо подумал Дик, прикрывая глаза, — так недолго и концы отдать!» Несмотря на бодрый настрой, ему становилось всё хуже, а через какое-то время у него не осталось даже сил, чтобы подняться с кровати и налить себе стакан воды. И даже позвать никого он не мог, потому что у него не было сил крикнуть: голос совершенно пропал, а язык перестал слушаться. Голова у Дика закружилась, и он провалился куда-то в чёрную пропасть, куда к нему вдруг начали являться какие-то видения: то голоса, то люди, а то и целые картины из детства, вперемешку с адвокатскими списками, маленькой Маркизой да змеиными глазами мисс Салли Брасс.

Очнулся Дик совершенно разбитый. Сквозь полог его кровати пробивались лучи света, и он подумал, что пришло утро и пора пойти в контору, но слабость его была так сильна, что он почти не мог двигаться. Лёжа в таком беспомощном положении, он раздумывал о том, как ему поступить в этой щекотливой ситуации, как вдруг услышал, что в комнате, за пологом, кто-то есть. «Вот это да! — удивился Дик. — Неужели злоумышленник забрался ко мне в комнату этой ночью, воспользовавшись тем, что я не могу пошевелиться?!» Он собрал все свои силы, приподнялся на кровати и тихонько выглянул из-за полога. Каково же было его изумление, когда он увидел… сидящую за столом Маркизу, которая при свете свечи играла сама с собой в карты, шёпотом считая очки и записывая их на бумажке — точь-в-точь как он учил её.

«Мне снится сон», — подумал Дик и пребольно ущипнул себя за руку. «Удивительно, — продолжил он размышлять, потирая ущипленное место, — вчера я ложился спать довольно упитанным человеком, а теперь прямо-таки не за что ухватиться!» И он снова выглянул за полог. Маркиза сидела всё там же и никуда не исчезла, но теперь она услышала шорох и обернулась:

— Мистер Дик! — радостно закричала она своим тоненьким голоском. — Наконец-то вы проснулись! — и немедленно залилась слезами.

И почти тут же она успокоилась, слезла со стула и быстро приготовила какое-то питьё, которое с важностью принесла Дику.

— Пейте скорее! — сказала она. — Доктор сказал, что вам обязательно нужно пить.

Только сейчас Дик заметил, что в его комнате наведён полный порядок и невозможно пахнет медикаментами.

— Доктор? — переспросил он. — Когда же успел прийти доктор? Да и сколько времени я провёл в кровати, скажи на милость?

— Три недели, — вздохнула девочка.

— Три — чего?! — закричал Дик настолько громко, насколько он вообще мог кричать в своём состоянии.

— Недели, — удовлетворённо повторила Маркиза, как будто даже радуясь тому, что ей удалось его поразить, — и знали бы вы, сколько околесицы вы несли в бреду и как вы хотели уйти через окно, а я вас остановила. Я уж думала, что вы не оправитесь и помрёте, а вы вот пришли в себя! — с этими словами малышка снова зарыдала, но, быстро прекратив это дело, пошла ставить на огонь чайник и поджаривать гренки.

— А как ты очутилась здесь? — спросил Дик, глядя, как она домовито управляется с его хозяйством.

— Я убежала, — ответила она, не поворачиваясь от огня.

— Убежала?! И где же ты живёшь? — снова вскричал Дик.

— Здесь и живу, — тихо ответила девочка. — Когда вы не появились в конторе, то я слышала, как какая-то женщина пришла в дом и сказала, что вы лежите в горячке, а мисс Брасс ответила, что ей и дела нет до этого. Женщина со всей силы хлопнула дверью да ушла. Она оказалась вашей квартирной хозяйкой, я побежала за ней и сказала, что я ваша сестра. Она мне поверила, и теперь я живу здесь. А хозяева начали искать меня и даже сделали публикацию в газете о моей пропаже.

Дик, который к тому времени уже смог сидеть на кровати и только что решил попытаться встать, от такого её признания чуть было совсем не лишился чувств и повалился обратно на подушки.

Он был бесконечно благодарен этой малышке за то, что она ухаживала за ним всё это время и не дала ему умереть, но он и представить себе не мог, что же ему теперь делать с нею. Заставить её вернуться к хозяйке было бы жестокостью, на которую он не был способен, но и укрывать ребёнка, которого разыскивают, вовсе не входило в его планы.

— Не волнуйтесь, доктор не разрешил вам волноваться, — быстро продолжила маленькая Маркиза, увидев, что от её слов Дику внезапно стало хуже, — да и они бросили уж меня искать. Я бегала к дому и слышала сама, как мисс Брасс говорила, что её совершенно не волнует, где я и что со мной, и что если я сбежала и умру где-нибудь в трущобах, то ей до этого и дела нет.

Нельзя сказать, что это сильно успокоило Дика, но он решил, что любые решения лучше всего принимать, будучи одетым, и начал искать глазами свою одежду.

— А одежды нет, — сказала Маркиза, заметив это. — Я не нашла у вас денег и продала её всю, чтобы купить вам еды и лекарств.

— Господи, бедная малышка, да ты, видно, намучилась тут со мною до смерти! — воскликнул Дик, который сам уже не знал, плакать ему или смеяться.

— А вот и нет, — важно ответила девочка. — Я привыкла много работать. И я рада, что вы наконец выздоровели. Знали бы вы, как вы страшно пели и заговаривались!

— Как это хорошо, что ты у меня есть, дорогая моя Маркиза! — воскликнул Дик. — Без тебя я точно уж был бы на том свете!

Что же было дальше? А вот что. Дик окончательно поправился и оставил Маркизу жить у себя. Он ушёл от Брассов и устроился работать в другую контору, Маркизу же вскоре определил в школу — учиться. Перед этим, правда, он дал ей имя. Теперь её звали Софрония Сфинкс.

— Звучно, — говорил Дик, — и содержит в себе что-то таинственное.

Когда Маркиза закончила школу, он отдал её в пансион для девиц, где она проучилась несколько лет. Кто знает, был бы Дик Свивеллер так усерден в работе все эти годы, если бы ему не нужно было содержать маленькую Маркизу и платить за её обучение? И один только Дик может сказать, как часто он отказывал себе во всём, только бы у его Маркизы было всё, что ей необходимо. Когда девушке исполнилось девятнадцать, Дик Свивеллер попросил её руки. Никто, конечно, не стоял рядом, когда Дик делал Маркизе предложение, и не слышал, сказала ли она ему «да», но доподлинно известно, что уже через неделю они поженились, а ещё через некоторое время переехали в небольшой уютный коттедж с садиком и беседкой. И жили долго и ладно, и, хотя у его жены давно уже было настоящее имя, Дик Свивеллер всегда называл её только Маркизой.







Чарльз ДИККЕНС

Малышка Нелл (из романа «Лавка древностей»)

На одной из улиц старого Лондона стоял дом, в котором жил седой старик и маленькая девочка с вьющимися светло-каштановыми волосами.

Чарльз ДИККЕНС

Сверчок за очагом (из рассказа «Сверчок за очагом»)

Как говорится в волшебных сказках, жил-был на свете кукольный мастер Калеб Пламмер, и была у него дочь Берта. Доброй и работящей девушкой была Берта, но так уж распорядилась судьба, что она была слепа.