Peskarlib.ru: Зарубежные авторы: Чарльз ДИККЕНС

Чарльз ДИККЕНС
Беглецы (из рассказа «Остролист»)

Добавлено: 26 сентября 2014  |  Просмотров: 1445


Если вы узнаете, что однажды джентльмен восьми лет увёз из дома молодую леди семи лет, то наверняка подумаете, что это прелюбопытнейшая история! Откуда она известна? Её рассказал Кобс, тот самый, что служит сейчас коридорным в гостинице «Остролист». А откуда он её знает? Так ведь он не просто видел всё собственными глазами, а был непосредственным участником! Не всегда же он был коридорным, когда-то ему довелось служить младшим садовником в поместье, принадлежавшем некоему мистеру Уолмерсу, а садовник — он на то и садовник, чтобы всё знать. Иначе зачем целое лето он топчется под окнами хозяйского дома? В общем, будьте уверены: Кобс знал всё, что происходит в поместье. И он ничуть не удивился, когда восьмилетний мистер Гарри пришёл к нему, чтобы спросить, как пишется имя «Нора», а узнав, принялся тут же вырезать это имя ножиком на деревянном заборе.

До чего же умилительная это была парочка: мистер Гарри и мисс Нора! Все в доме налюбоваться не могли, глядя, как они гуляют по саду, взявшись за руки, или же сидят в тени тюльпанового дерева, читая книжку о драконах. Казалось, что даже птички в саду поют для того, чтобы сделать им приятное.

Однажды Кобс даже слышал, как Гарри, стоя на берегу пруда, требовал от своей возлюбленной:

— Немедленно поцелуй меня, моя дорогая Нора, иначе я сейчас же кинусь вниз головой в воду!

И этот влюблённый джентльмен с белокурыми кудрями наверняка сдержал бы своё слово, откажись она исполнить его просьбу, потому что мистер Гарри был решителен и храбр, словно лев. Он не задумываясь засучил бы свои рукавчики и бросился в бой, если бы ему пришлось защищать Нору от другого льва, встреченного ими на садовой дорожке. Но тогда на пруду Нора ткнулась носом в его розовую щёку, и это было расценено мистером Гарри как самый настоящий поцелуй. Поэтому он не стал никуда кидаться.

Однажды, держась за руки, они подошли к Кобсу, половшему сорняки. И, посмотрев на него снизу вверх, мистер Гарри сказал:

— Вы очень нравитесь мне, Кобс.

— Спасибо, мистер Гарри, для меня это большая честь, — ответил садовник.

— А знаете, почему вы мне нравитесь? — спросил мистер Гарри.

— Почему же?

— Потому что вы нравитесь Норе.

— Это очень приятно, сэр!

— Когда у нас с Норой будет свой дом, Кобс, то вы станете у нас старшим садовником, — в этот момент мистер Гарри был до невозможности похож на своего отца.

— Почту за честь, мистер Гарри! — ответил Кобс, а мальчик взял под руку свою возлюбленную в небесно-голубой мантильке и увёл её прочь.

Однажды вечером мистер Гарри в задумчивости бродил по саду и нашёл Кобса поливающим цветы.

— Кобс, — заявил Гарри, — между прочим, я скоро поеду к бабушке в Йоркшир, и Нора поедет со мной.

— Это чудесно, мистер Гарри, — отозвался садовник, — что вам не придётся расставаться с вашей возлюбленной.

— А вы знаете, что бабушка собирается подарить мне в честь моего приезда?

— Очень интересно, что же?

— Пять фунтов!

— Ничего себе! Это очень приличная сумма, мистер Гарри.

— Я хочу открыться вам, Кобс, — с серьёзным видом произнёс мальчик. — В семье Норы поддразнивают её и высмеивают нашу помолвку.

— Ну… Такова человеческая натура, мистер Гарри, — только и смог сказать Кобс, а юный джентльмен развернулся и, поджав губу, ушёл по направлению к дому.

Через некоторое время Кобс оставил работу садовника ради новой жизни, которую решил начать в качестве коридорного гостиницы «Остролист».

Каково же было его удивление, когда в один прекрасный день к гостинице подъехала почтовая карета и из неё показались мальчик и девочка, в которых Кобс сразу же признал своих маленьких друзей — Гарри и Нору. Но ещё больше его изумило то, что приехали они совершенно одни. Тихонько проследив за детьми, Кобс услышал, как мистер Гарри распорядился насчёт двух спален, ужина из отбивных котлет и одного вишнёвого пудинга на двоих.

«Ну и дела!» — изумился Кобс и решил разузнать, что привело их сюда одних. Он поднялся по лестнице и, постучавшись, зашёл в номер, где на большом диване, который по сравнению с маленькими влюблёнными казался просто огромным, сидели мистер Гарри и мисс Нора. Девочка плакала, а мальчик вытирал ей слёзы крохотным носовым платком. Увидев Кобса, Гарри бросился к нему со словами:

— Это Кобс! Нора, посмотри, это Кобс! — он схватил коридорного за руку и запрыгал от радости.

— Да, мистер Гарри, я видел, как вы выходили из кареты, и захотел проверить, не обманывают ли меня мои глаза, — ответил Кобс, — но позвольте поинтересоваться, по какому же делу вы здесь?

— Мы сбежали, чтобы тайно обвенчаться, — торжественно произнёс мистер Гарри. — Нора немножко приуныла, но теперь она повеселеет, потому что вы здесь и вы наш друг.

Кобс поблагодарил мистера Гарри за оказанное доверие и, оглядевшись, увидел разложенные на полу вещи, которые дети взяли с собой. Багаж мистера Гарри состоял из верёвки, ножика, апельсина и именной фарфоровой кружки, а мисс Нора взяла с собою зонтик, восемь мятных лепёшек, флакон с нюхательной солью и расчёску.

— Что вы намерены делать дальше, сэр? — почтительно осведомился Кобс у мистера Гарри, вид у которого был невероятно решительный.

— Завтра утром мы уедем, чтобы обвенчаться.

При этих словах мисс Нора, которая в присутствии Кобса успела немного успокоиться, снова заплакала.

— Позволите ли вы мне сопровождать вас? — спросил Кобс, не вполне понимая, как ему правильно поступить, но уверенный, что лучше быть поближе к этой парочке. — Завтра я запрягу в повозку одну очень резвую лошадку, и она мигом довезёт вас до места.

— Милый Кобс, спасибо! Вы настоящий друг! — воскликнул мистер Гарри, а мисс Нора радостно спрыгнула с дивана и подбежала, чтобы взять Кобса за руку: так её развеселила мысль о лошадке.

— Не нужно ли вам чего-нибудь? — поинтересовался Кобс.

— Мы были бы не против, чтобы после обеда, — важно начал мистер Гарри, складывая руки на груди и выставляя вперёд ногу, — вы принесли нам пирожных, два яблока и… варенья.

— Я закажу всё это в буфете, мистер Гарри, — не менее важно произнёс Кобс и вышел из комнаты.

Как много он дал бы за то, чтобы найти для этих отважных малюток какое-нибудь волшебное место, где они могли бы заключить свой сказочный брак. Но Кобс здраво рассудил, что самое правильное сейчас — поскорее успокоить родителей, которые наверняка уже места себе не находили. Поэтому он нашёл владельца гостиницы, который, узнав о случившемся, немедленно сел в карету и умчался в Йорк сообщить родителям, где находятся их пропавшие чада.

Новость о том, что в «Остролисте» остановился восьмилетний мистер, который увёз свою возлюбленную с тайной романтической целью, быстро распространилась по гостинице. Все, а в особенности горничные, были в восторге от такой решительности маленького мистера Гарри и постоянно ходили посмотреть на него, толпясь у замочной скважины или подглядывая через стекло двери.

Когда наступил вечер, галантный джентльмен проводил леди в небесно-голубой мантильке в её комнату и, поцеловав на ночь, удалился к себе, а коридорный тихонько запер их двери на ключ с другой стороны.

Утром за завтраком (мистер Гарри заказал молоко с сахаром, гренки и смородиновое желе) Кобс почувствовал себя отъявленным лжецом — дети непрестанно спрашивали его насчёт лошадки, и коридорный был вынужден сообщить им, что лошадку ещё не до конца подстригли и что в таком состоянии её нельзя запрягать. Кобс пообещал, что лошадка будет готова к вечеру, а карету подадут на следующее утро.

Нужно сказать, что тут нервы будущей миссис Гарри Уолмерс-младшей начали сдавать. Для того чтобы прийти в расстройство, ей было достаточно уже того, что с утра она не смогла самостоятельно завить волосы, и теперь они падали ей на лоб. Известие о том, что катание на лошадке откладывается, ещё больше усугубило её недовольство. Мистер Гарри, напротив, был в прекрасном расположении духа, и его ничто не смущало. Он с аппетитом уплёл чашку смородинового желе, затем с полчаса порисовал солдатиков и далее изъявил желание пойти на прогулку.

— Есть ли здесь красивые места, Кобс? — спросил он бодрым голосом.

— Да, сэр, здесь есть замечательное место, и оно называется Дорожка Любви.

— Чёрт тебя побери, Кобс! — ответил мистер Гарри (да-да, именно так он и сказал). — Не может быть! Наденьте шляпку, душенька моя, и пойдёмте скорее гулять.

Душенька, которая совершенно не обрадовалась перспективе идти на прогулку, тем не менее натянула шляпку, и все отправились на улицу.

Невозможно представить, каким подлецом почувствовал себя Кобс, когда малыши сообщили ему, что в их доме он будет старшим садовником и что его жалование составит две тысячи гиней в год. Они смотрели на него так доверчиво, что добрый Кобс желал только одного — чтобы земля разверзлась у него под ногами и ему можно было больше не обманывать их. Именно поэтому он постарался как можно быстрее перевести разговор на другую тему и повёл детей на заливные луга, где мистер Гарри чуть было не утонул, пытаясь достать водяную лилию для мисс Норы.

Но вот дети совершенно вымотались и устали; улёгшись рядышком на берег, поросший ромашками, они просто-напросто заснули. А Кобс чуть не разревелся, видя, какие же они милые, когда спят на этом прекрасном лужке.

Но вот малыши проснулись, и нельзя было не заметить, что мисс Нора совсем не в духе. Когда же мистер Гарри попытался обнять её, она оттолкнула его и сказала, что «он надоел».

— Разве ваш Гарри может надоесть вам, моя майская луна? — воскликнул с удивлением мистер Гарри.

— Да, и ещё я хочу домой, — капризно ответила мисс Нора, и вся компания решила возвратиться в гостиницу.

Варёная курица и пудинг немного оживили будущую миссис Гарри Уолмерс-младшую, но в сумерках она вновь стала раздражительной, расплакалась и решила рано пойти спать. Благородный мистер Гарри, сердце которого по-прежнему было полно любви, проводил её в комнату, после чего и сам удалился спать.

Примерно в полночь к «Остролисту» подъехала карета, из которой вышли мистер Уолмерс, отец Гарри, и какая-то пожилая леди, по-видимому приехавшая за Норой. Мистера Уолмерса вся эта история как будто забавляла, но вместе с тем вид у него был очень серьёзный.

— Кобс! — воскликнул он, увидев своего старого садовника. — Как я благодарен вам за то, что вы позаботились о детях! Скорее же отведите меня к сыну!

Сердце коридорного колотилось как бешеное, когда они с мистером Уолмерсом поднимались по лестнице. У самой двери Кобс остановился и, посмотрев отцу мальчика прямо в глаза, произнёс:

— Мистер Гарри очень хороший и смелый мальчик, мистер Уолмерс. Надеюсь, что вы не будете на него сердиться.

Мистер Уолмерс улыбнулся (поговаривают, что он и сам когда-то увёз из родного дома свою нынешнюю супругу) и сказал:

— Что вы, Кобс! Не волнуйтесь! Ещё раз спасибо вам!

И вот они зашли в комнату: сначала мистер Уолмерс, а затем Кобс со свечой в руке. Отец подошёл к кроватке, где спал Гарри, и в свете свечи стало видно, как сильно они похожи друг на друга. Мистер Уолмерс осторожно потряс мальчика за плечо и произнёс:

— Гарри, малыш! Просыпайся!

Мальчик вскочил и осоловело огляделся по сторонам, переводя взгляд с отца на Кобса и обратно. Постепенно он проснулся настолько, чтобы понять, что происходит, и начать волноваться — добрый, смелый мальчик! — не навредил ли он Кобсу. Но отец ласково посмотрел на него и сказал:

— Я не сержусь, Гарри, я только хочу, чтобы мы сейчас поехали домой.

— Хорошо, папа, — ответил ему Гарри, с трудом сдерживая слёзы, — но можно я перед отъездом… поцелую Нору?

— Можно, малыш, — согласился отец, и в сопровождении коридорного они пошли в комнату, где спала возлюбленная мистера Гарри, а рядом с ней в кресле сидела пожилая леди. Отец подвёл мальчика к кроватке, и тот на секунду прижался своим личиком к щеке ничего не подозревающей мисс Норы. В этот момент одна из горничных, «случайно» заглянувших в дверь, воскликнула: «Ну разве можно разлучать их?!»

Собственно, так и закончилась эта романтическая история. А как бы ещё она могла завершиться? Гарри с отцом сразу же уехали домой, а миссис Гарри-Уолмерс младшая (которая, кстати, так никогда и не носила эту фамилию, потому что вышла замуж за какого-то капитана и уехала в Индию) покинула «Остролист» на следующее утро.

А позже, когда страсти немного улеглись, коридорный Кобс провёл много часов, размышляя о том, что, пожалуй, для многих женихов и невест было бы лучше, если бы их вовремя остановили и вернули домой в разных каретах.







Чарльз ДИККЕНС

Оливер Твист (из романа «Приключения Оливера Твиста»)

Работный дом, а иными словами, приют для бедняков не самое лучшее место для рождения. Куда как приятнее начать свои жизненный путь в поместье богатого аристократа и быть окружённым заботливыми бабушками, тётками и няньками.

Чарльз ДИККЕНС

Колокола (из рассказа «Колокола. Рассказ о Духах церковных часов»)

Уж можете поверить, это были очень старые колокола!