Peskarlib.ru: Зарубежные авторы: Анатолий ДАВЫДОВ

Анатолий ДАВЫДОВ
Ежевика

Добавлено: 23 сентября 2014  |  Просмотров: 1229


Такого футбольного мяча, как у Пети, ни у кого во дворе не было. Олимпийский! Играли им ребята только во время ответственных матчей. Например, с «Темпом» — командой соседнего домоуправления. Как ни берёг Петя свой мяч, свою чёрно-белую гордость, а всё-таки не сберёг: Слава, самый лучший товарищ, так ударил по мячу, что только клочья полетели. И неизвестно, кто больше тогда досадовал — Петя или Слава, но вздохами беде не поможешь.

— Не горюй, — сказал наконец Слава. — Куплю тебе новый. Собирал, правда, деньги на спиннинг, но обойдусь и без него…

— Сколько же денег в твоей копилочке? — повеселел Петя.

— Думаю, рублей десять будет!

— Десять? — удивился Петя. — Настоящий футбольный мяч меньше чем за двадцать пять не купишь. А за мой папа заплатил все тридцать!

— Где ж я, Петя, такие деньги возьму? — сник Слава. И вдруг увидел женщину, которая несла в банке тёмно-синие ягоды ежевики. — Эврика! Вчера моя бабушка тоже купила на рынке ежевику. Знаешь, сколько заплатила за банку? Пятьдесят копеек! А теперь вспомни, где мы в прошлом году её рвали?

— За Волчьим урочищем, на лугу, — Петя сразу догадался о намерении друга. — Собрать ягоды не трудно, а только как их продать?

— Это уже моя забота, — с наигранной бодростью сказал Слава. — Придём на рынок, поставим корзинки на скамью — и пошёл мерять банкой. Другого выхода у нас нет!

Посчитали, сколько ежевики надо собрать, чтоб купить самый лучший, за тридцать пять рублей, футбольный мяч. Получилось ни мало ни много пятьдесят банок. А еще лучше, если бы семьдесят, тогда и Славиной копилочки не пришлось бы трогать.

Чуть не первым троллейбусом добрались до окраины города, туда, где вьётся быстротечная Суничка. С высокого берега хорошо было видно Волчье урочище, а дальше заливные луга. Между урочищем и лугами — развесистые кусты ивняка. Как раз те кусты и облюбовала ежевика. Крепко вцепившись за лозу вьющимся стеблем, вылезла на самую верхушку, и казалось, что на вербе густо растут ягоды.

По шаткому деревянному мостику друзья перешли реку. Быстро добрались до урочища. Здесь во все стороны расходились овраги. Старые пологие склоны заросли бурьяном, новые, только что размытые ливнями, светились жёлтой глиной, осыпались золотистым песком.

— Вон там, наверху, — произнёс Петя, — во время войны были окопы. Папа говорил, что наши бойцы засаду фашистам устроили: сверху забросали их гранатами. После войны тут можно было найти и винтовку, и автомат, и каску… А потом кто-то из детей подорвался на гранате, и сапёры выбрали всё железо.

Слава внимательно осматривал склоны оврага. И вдруг ему представился бой. Потянуло к окопам.

Они все осели, заросли бурьяном. Паренёк раздвинул траву и прыгнул в выемку. Глянул на дно оврага, стараясь представить себе, что видели бойцы в тот день, когда им удалось подстеречь врага.

— Бей фашистов! — крикнул и швырнул вниз ком земли.

Петя тоже воевал в соседнем окопе…

— Долго здесь наши стояли? — спросил товарища Слава.

— Нет. Налетели вражеские самолёты и сбросили бомбы. Видишь воронки?

— Конечно… Интересно здесь.

— Интересно, но надо идти, а то не успеем ежевику собрать…

Сначала Пете показалось, что рвать её гораздо легче, чем, скажем, землянику или чернику. Ходи себе вокруг куста и выбирай самые сочные ягоды. Но вскоре он стал думать иначе, потому что несколько раз поранил колючками пальцы. Что стоило захватить старые рукавицы! Слава тоже был не в восторге. Однако ребята только сопели в поисках безопасных подступов к ощетинившимся кустам.

Пете попалось довольно много гроздей. Сочные, покрытые аппетитной сизой пеленой, ягоды так и просились в рот, но, вспомнив, сколько ежевики надо собрать, паренёк проглотил слюну, вздохнул и положил ягоды в лукошко.

Солнце ещё не достигло зенита, а друзья уже порядком устали. Хорошо ещё, что набрели на небольшую криницу, когда напились родниковой воды, стало легче. Молча легли в тени.

— Аппетит появился, — мечтательно произнёс Слава. — Вот бы поесть сейчас!

— Не знали же, что так долго придётся собирать ежевику! — посмотрел на свои руки в царапинах Петя.

— И совсем это не легко! — добавил Слава, поудобнее устраивая уставшие ноги.

— Давай, Петя, прикинем, сколько собрали!

— Что там прикидывать, — вздохнул Петя. Они высыпали ягоды на газету, принялись мерить банкой. — Всего тринадцать. Может, у тебя больше?

Слава насобирал на полбанки больше.

— Давай ещё рвать, — как-то нерешительно предложил он.

Петя согласился было, а потом рассердился:

— Нанялись мы, что ли! Давай лучше съедим по ягоде, а то так и не попробуем свеженьких. А помнишь, как в прошлом году лакомились!

— Тогда ещё мяч был целый! — горько улыбнулся Слава.

Петя молча насыпал две кучки ягод, ребята быстро их съели, запили водой и подались в город. Шли быстро — надо же ещё продать ежевику.

— Это ничего, что у нас всего двадцать шесть банок! — рассуждал Слава. — Завтра встанем пораньше, рукавицы прихватим, чтобы ежевика по кололась. Теперь у нас есть опыт.

Петя ничего не ответил. Очень нужна ему эта ежевика. Кто-то испортил мяч, а теперь он должен рыскать по кустам, чтоб на новый заработать. Другой бы, конечно, на его месте поступил иначе: взамен испорченного потребовал бы новый мяч. И надо же было, чтобы это сделал именно Слава.

Слава тоже размышлял: «Как могло так случиться? Мяч, наверное, бракованный был. Сколько матчей смотрел — ни разу не видел, чтобы кто-нибудь мяч разбивал. А здесь!.. И нечего Пете сердиться. Нет денег, а то отдал бы, а так надо зарабатывать. Самое страшное — рынок. Ещё кто-нибудь из знакомых увидит!..»

На рынке долго искали свободное место, пока какая-то женщина не подвинулась.

— Становитесь, коробейники.

Петя высыпал свою ежевику в Славино лукошко:

— Сам продавай. Не я же по мячу бил!

— Ну хоть постой рядом!

— Ладно! — Петя стал чуть поодаль. Как будто рядом со Славой, а в то же время никто не подумает, что он тоже торгует.

Покупателей ждать не пришлось. Не прошло и получаса, а половину ягод Слава продал. Даже небольшая очередь собралась.

— Хорошая ежевика! — похвалил ягоды пожилой мужчина на костылях. — Только дороговато берёшь, парень. Так где, говоришь, её собирал?

— За Волчьим урочищем, — пробормотал Слава. — Вы, наверное, и не слышали о таком?

Подошла очередь инвалида. Он протянул Славе деньги и нарочито весело произнёс:

— Насыпь баночку. А в тех краях, дружок, где ты ежевику собирал, я был. Страшные для меня места — ногу там потерял. Да что там нога — многие навечно у Волчьего урочища остались!

Мужчина осторожно положил сверточек с ягодами в карман и неторопливо пошёл к выходу.

Петя замер. Неужели Слава не понял, что перед ним был один из тех воинов, что там… над урочищем? Может быть, он сидел в том окопе.

Инвалид приближался к воротам. Тут Петя подбежал к Славе, выхватил у него лукошко с ягодами и помчался к выходу.

— Дяденька, возьмите ягоды! — ткнул лукошко удивлённому мужчине. — Мы ещё насобираем. Скажите только, куда принести!

— Полевая пять, четвёртая квартира! — улыбнулся. — Заходите, жена вареники с ежевикой сварит, чаем угощу и расскажу кое-что…

Петя побежал обратно и застал Славу на прежнем месте.

— Вот возьми — десять рублей и ещё пятьдесят копеек, — сунул Пете деньги.

В глазах у Славы стояли слёзы.

— Не будем больше продавать, — произнёс Петя. — Мяч купим простой — за девять рублей. Не такие мы мастера, чтобы дорогими играть. А на оставшиеся деньги купим цветы. Пойдем в гости к этому человеку на костылях. Он обещал что-то интересное рассказать. Согласен? И… извини меня, Слава!







Анатолий ДАВЫДОВ

Размолвка

Новичок пришёл в класс после майских праздников. Учился хорошо, на переменах не носился по коридору, не дёргал девочек за косы — как будто не видел их, — одним словом, Олегу, председателю совета отряда, забот с Андрейкой не было.

Анатолий ДАВЫДОВ

Клад

— А это наш вожатый, его зовут Игнат. Относитесь к нему с уважением! — Начальник пионерского лагеря осмотрел чёткий строй четвёртого отряда и пошёл к своей палатке.