Peskarlib.ru: Зарубежные авторы: Анатолий ДАВЫДОВ

Анатолий ДАВЫДОВ
Чрезвычайное происшествие

Добавлено: 23 сентября 2014  |  Просмотров: 2216


Это случилось в школьном лесничестве «Ромашка»: Павлик Скиба побил своего одноклассника Федю Мороку. И не просто стукнул его — чего между ребятами не бывает! — а здорово ему дал, да ещё при всех — на городском базаре. Были свидетели: Женя Припутень и Саша Хмара. «Впрочем, какие они свидетели? — возмущался Федя. — Настоящие соучастники: ведь могли заступиться — не захотели». Поэтому жалобу в лесничество Федя написал на всех троих…

А теперь по порядку. Четыре года назад на общем собрании вновь образованного школьного лесничества выступил учитель биологии Владимир Петрович. От него дети узнали, что в последнее время их лес пришёл в запустение. Да и сами они это видели: почти не стало зверей, птиц, ягод, грибов… И всё потому, что в лес ходит каждый, кому не лень. У односельчан уже вошло в привычку с пустыми руками оттуда не возвращаться.

— Давайте, друзья, объявим наш лес заповедным, — предложил Владимир Петрович. — Возьмём его под защиту. Правление колхоза нас поддержит, примет суровые моры, чтобы без разрешения в лес никто не ходил. Нам выделены немалые суммы на приведение в порядок муравейников, изготовление кормушек для зверей и птиц, расчистку родников. Давайте же поклянёмся, что и сами ничего не тронем в лесу, пока запасы его не пополнятся, — это главное условие. А потом будем организованно ходить и по ягоды, и по грибы. Согласны?

— Согласны! Клянёмся! — загудели дети.

Вскоре при въезде в колхозный лес появилась небольшая арка с надписью: «Заповедное хозяйство школьного лесничества „Ромашка“».

Чуть поодаль — щит с уставом заповедного хозяйства, где объяснялось, почему без уважительной причины в лес ходить запрещено.

Тогда же для охраны леса организовали «зелёный патруль» во главе с Максимом Скибой, старшим братом Павлика. Нелегко приходилось ребятам. Со школьниками разговор короткий: за шиворот и в школу, сложнее со взрослыми.

— Куда идёте, бабушка? — бывало, спрашивают у старухи.

— В лес. Шишек собрать на растопку. — И показывает на мешок.

— Вы что, не слышали? Наш лес теперь заповедный. Собирать там ничего нельзя…

— А я с краешку!.. — не сдаётся старуха.

Ребята стараются как можно понятнее ей рассказать о биологическом равновесии, о том, почему нельзя трогать лесной покров.

Старуха слушает их внимательно. До чего умные дети пошли!

— Правда ваша, — говорит наконец, — давно, когда я была ещё молодой, в лесу больше росло и грибов, и ягод!.. — Вспоминая, старуха даже зажмурилась. — Бог с ними, с этими шишками.

Некоторые всё же проникали в лес. Не всех удавалось сразу обнаружить. Ребята относились к своим обязанностям добросовестно и вскоре убедились, что кое-кому ну никак без леса не обойтись.

Взять хоть братьев Выхрестенко. Работают спустя рукава, только начнёт смеркаться, заводят мотоцикл с коляской и на промысел: там, глядишь, сеть закинули в озеро или шныряют с топором по лесу. Однажды нарвались на Максима, когда несли длиннющее бревно. Даже вспотели.

— Что вы делаете? — подошёл к ним Максим. — Ведь здесь заповедник. Разве не знаете?

— Сушняк собираем, — небрежно ответил старший брат. — Проводим, так сказать, санитарные мероприятия.

— Без вас обойдёмся! — нахмурился Максим. — А бревно оставьте, оно и нам пригодится!

— Ты что, Петро, нянчишься с ним! — не выдержал младший Выхрестенко, доставая из-под полы топор. — А ну, марш отсюда! Только пикнешь где-нибудь — убью!

Максим не испугался, на братьев Выхрестенко наложили штраф и предупредили, что в следующий раз отдадут под суд. Присмирели…


Шло время. Школьное лесничество процветало. Сюда теперь приезжали перенимать опыт. На выделенные колхозом средства членам лесничества сшили форму. Это подняло их дух. Младшие не могли дождаться, пока подрастут, и организовали спутник лесничества. Форму им, правда, не выдали, только фуражки с зелёными ободками и блестящими козырьками и кокардой в виде скрещенных дубовых листочков.

Лес богател. Звери, словно почуяв, что ничто им здесь не грозит, расплодились. Теперь уже не в диковинку было увидеть лисицу или зайца. Пугливые козы и те не боялись детей. А уж о барсуках и белочках говорить не приходится. Стало больше и птиц. Владимир Петрович запретил спиливать дуплистые деревья, и там поселились совы, летучие мыши.

Черника, малина, земляника. Даже белые грибы не были редкостью. Дети ничего не трогали — только любовались.

— Ещё через год-другой, — говорил ученикам Максим (после окончания школы он поступил заочно в лесотехнический институт и теперь работал лесником), — будем выдавать лицензии на сбор ягод, грибов, лекарственных растений. Вон их сколько!

…Павлик сменил брата и уже второй год был начальником «зелёного патруля». Лес теперь охранять легче, не то что когда-то, но всё равно нужен глаз да глаз.

В последнее время развелось слишком много автотуристов. Целыми компаниями приезжают в лес, и никак их не спровадишь. Тут на помощь приходит Женя. Он раздобыл где-то старую рацию, вытаскивает длинную блестящую антенну и громко произносит в микрофон:

— Товарищ лейтенант! Да-да, говорит пост номер один «зелёного патруля»… В заповеднике нарушители… Разъясняли, разъясняли… Не уезжают! Что? Скоро будете? Хорошо, попробуем задержать… А как доберётесь? Что? Вертолётом?..

После этого все, как один, автотуристы ныряли в свои машины, испуганно поглядывая в небо.

Бывало, что в лес забредали просто так, без всякого умысла, не зная, что это заповедник. С такими людьми ребята обращались вежливо.

«Зелёные патрули» знали лес как свои пять пальцев. Были у них и излюбленные места, например, овраг Панька. По одну сторону там стремительно тянутся вверх сосны, по другую — стоят молодые дубки. Овраг сплошь порос клёном, ясенем, бузиной. На полянах буйно разрослись лопухи, крапива, морковник. Непроходимые чащи! Убежище для барсуков, лисиц, коз… Ещё ниже — родничок журчит. Два года назад его откопали «зелёные патрули», теперь оттуда бьёт прозрачная, вкусная вода. Неподалёку — столик из необструганных берёзовых столбиков и такие же скамейки. Это единственное место в лесу, где можно громко разговаривать и даже развести небольшой костёр — голоса теряются в глубоком овраге, а дым не доходит до леса. Сколько лет провёл здесь Владимир Петрович, сколько интересного рассказал ребятам! Здесь узнали они и про название оврага.

Как только был создан колхоз, бедняка Панька сразу же определили туда лесником. Ещё с войны осталась у него трёхлинейка, но в лес её он не брал — на себя надеялся. Крепкий был, сильный. Но что один лесник на такой лес? С одной стороны стережёт, с другой — кулаки «хозяйничают». Начал Панько засады устраивать. И схватил наконец троих. Двоих связал, а третий убежал. Так показалось леснику. Но он не убежал, а пробрался к саням, где в сене был спрятан обрез, подкрался к Паньку и выстрелил. Сбросили кулаки Панька в овраг, и только весною люди нашли его тело…

Федя Морока принялся составлять карту тех мест, где живёт или растёт что-нибудь интересное. Женя долго смотрел на это, а потом забрал карту и изорвал.

— А что, если попадёт к браконьерам или кому-нибудь из тех, кто в следующем году получит лицензию? Ведь быстро обдерут лес как липку. На то и «тихая охота», чтобы самому искать ягоду или гриб. Ой, Федя, недаром, наверное, Выхрестенки тебе родственниками приходятся.

Федя только кулаки сжал. Зло посмотрел. Но ничего не сказал.

…Поздно вечером, когда Павлик уже спать собрался, в окно постучали.

— Кто там? — открыл окно паренёк.

— Это я, Павлик, — раздался взволнованный Сашин голос. — Не знаю, как и сказать… Наткнулся я в лесу на Федьку Мороку. Знаешь, что он делал? Грибы собирал! Две здоровенные корзины набрал возле оврага Панька. Места там сам знаешь какие грибные!..

— Почему же ты его не остановил? — нахмурился Павлик.

— Потому что корзины уже были полные.

— Тогда пойдём к Морокам!

— Поздно, — опустил глаза Саша. — Шёл я за Федькой украдкой, думал, дома с поличным поймаю. А он, оказывается, совсем не дурак. Только вышел из леса, сразу остановил попутную машину — и ищи ветра в поле! Но домой к нему я всё-таки зашёл. Сестра сказала, что он подался в город к дядьке. Тогда я побежал к тебе. Что будем делать?

Павлик задумался на мгновение, потом сказал:

— Сейчас бы к этому дядьке и нагрянуть. Только как туда доберёшься. Может, сходишь к Женьке и скажешь ему, что утром все вместе в город поедем? Где живёт Федькин дядька, я знаю.

…Феди у родственников не было. Павлик с укором глянул на Сашу.

— Он ещё вчера к вам поехал, — сказал Саша Фединой тёте.

— Правильно, — приветливо улыбнулась женщина. — Грибов привёз две корзинки. Таких хороших я давно не видела. Один к одному. Хотела купить — так племянничек такую цену заломил, что ого-го! Сразу охота пропала. А вы его друзья? Тоже на базар собрались? Нет? Тогда заходите, я чаем вас угощу!

Но ребят уже и след простыл.

Народу на базаре полно. Где искать Федьку? Женя и тут не растерялся и показал на щит с надписью: «Дары леса».

На длинном, обитом жестью столе теснились короба черники, какая-то женщина продавала позднюю землянику.

— Рубль стакан! — кричала в самое ухо бледному старику с зонтом от солнца. — Любую болезнь лечит!

— Да разве можно за землянику такие деньги брать? Её ведь не садят, не поливают. Собирают — и всё, — возмущался Женя.

— Подожди, — отмахнулся от него Павлик. — Вон, гляди, друг наш грибами торгует.

Федя стоял между двумя тётками, продававшими золотистые лисички… Грибы разложил на прилавке небольшими кучками. Белых грибов ни у кого больше не было, и возле Феди собралось довольно много людей. Одни приценивались, другие просто любовались дарами леса.

— Хорошие грибы! Настоящие боровики!

— Сколько просишь, мальчик?

— Два рубля!

— За все?

— Вы что, рехнулись? — рассердился Федя. — За одну кучку! Знаете, как трудно их собирать?

— Знаем! — Павлик протиснулся сквозь толпу и взял Федю за грудки. — Присягу забыл? — И так двинул его, что тот отлетел под лавку. А когда поднялся и увидел Женю с Сашей, бросился бежать.

— Ребята, за что вы его так? — спросил кто-то.

— За предательство! — ответил побледневший от гнева Павлик. — Грибы берите бесплатно. Ворованные они…

Ребята ушли, а грибы так и остались лежать на лавке. Настоящие боровики, один к одному!

…Вот какое чрезвычайное происшествие случилось в школьном лесничестве «Ромашка». Скоро поступок Павлика, Саши и Жени будут обсуждать на заседании совета лесничества: как бы там ни было, а драться нельзя.

Феде, наверное, тоже достанется!







Анатолий ДАВЫДОВ

Радость

Ну и девчонки! Не успели школьный порог переступить, ещё толком не узнали, кто где был, что делал на каникулах, как стали друг друга наперебой спрашивать: «Каким был самый счастливый день в этом году? Давайте сочинение об этом напишем и наиболее удачное пошлём в детский журнал».

Анатолий ДАВЫДОВ

На камбузе

Дядя Костя резал хлеб. Чистой тряпкой протирал деревянный стол, брал буханку и аккуратно, неторопливо разрезал на куски. Дежурные раскладывали хлеб в красивые плетёные хлебницы, разносили по столам.