Peskarlib.ru: Зарубежные авторы: Хажак ГЮЛЬНАЗАРЯН

Хажак ГЮЛЬНАЗАРЯН
Три по десять — тридцать

Добавлено: 22 сентября 2014  |  Просмотров: 1106


Котот в эту комнату войти не мог: ему было запрещено. Там жили шелковичные черви. Уже целый месяц бабушка и мать кормили листьями тутового дерева шелковичных червей. Старший шелковод колхоза был доволен их работой.

— Недолго уж осталось, через несколько дней начнут сновать коконы, — сказал он.

Ара, Геворг и Цогик с нетерпением ждали этого.

Наконец шелковичные черви начали сновать коконы. Занятные эти коконы! Они похожи на цифру восемь — как будто два круглых белых мячика соединены друг с другом. Но самое интересное — это работа червей. Между тремя тонкими травинками черви выбирают себе место, выпускают изо рта шелковинку и обматываются ею. Спустя некоторое время они обматываются ещё прозрачным чехлом и продолжают укреплять стенки.

Цогик, Ара и Геворг втроём с интересом смотрели на одного червяка. У него уже был тонкий чехол.

— Сейчас перестанет, — сказал Геворг, — больше не будет ткать.

— Почему? — удивилась Цогик.

— Если стенки будут толстыми, воздух не пройдёт, тогда он задохнётся.

— Нет, — засмеялся Ара, — он ещё будет ткать, ему хватит воздуха в чехле.

Они поверили Ара: он говорил то, что слышал от мамы, а мама, конечно, не может ошибиться.

— Ара, а Что он будет делать внутри кокона? — спросил Геворг.

— Медленно, медленно превращаться в бабочку, — ответил Ара.

Это было уже совсем невероятно: неужели червяк может стать бабочкой?

— Что ты!.. — не поверил Геворг.

— Вот увидишь, — сказал Ара.

— Это твоя мама так говорила?

— Да. Вот я попрошу у мамы несколько коконов, мы сохраним их, и, когда черви станут бабочками и выйдут из коконов, тогда сам увидишь.

Пришла мама. Она положила на тахту несколько пучков травы с острым запахом.

— Мама, дашь нам несколько коконов? — попросил Ара.

— Дам. Сколько штук вы хотите?

Вопрос был серьёзный. Сколько попросить? Тысячу — это много, десять — как будто мало, а других цифр они не знали.

— Два раза по десять, — попросил Ара.

— Нет, три по десять, — сказал Геворг.

— Эх, вы! Совсем считать не умеете, — засмеялась мама. — Идите к Со́ник, пускай она вас научит считать до тридцати. Когда научитесь, тогда приходите, я дам вам тридцать коконов.

— Мы тридцать не хотим, только три по десять! — обиженно сказала Цогик.

— Но ведь три по десять — это и есть тридцать.

Они удивились. Затем пошли к Соник, старшей сестре Геворга.

Три дня они учились считать, занимались в саду. Котот тоже участвовал, но он так и не научился считать.

— Считай! — убеждал Ара. — Считай, Котот, чтобы мама тебе тоже дала коконы.

Но Котот не считал.

— Котот тупой, — заключил Геворг.

Ара рассердился:

— Вовсе не тупой! Тупая Мурка.

— А почему не считает?

— Во-первых, Кототу не нужны коконы, — сказал Ара, — а во-вторых, во-вторых… — пробормотал он, не зная, что сказать: наконец нашёл: — а во-вторых, Котот — собака, а собаки никогда не считают.







Хажак ГЮЛЬНАЗАРЯН

Больной

Чёрненький утром траву не ел: не было аппетита. Ара, Цогик и Котот после завтрака пошли навестить Чёрненького и очень обеспокоились.

Хажак ГЮЛЬНАЗАРЯН

Чёрненький

Козлёнка привёл отец Ара. Отец держал в руках пучок зелёной травки, а козлёнок мекал и бежал за ним. Так они вошли в сад.