Peskarlib.ru: Зарубежные авторы: Ян ГРАБОВСКИЙ

Ян ГРАБОВСКИЙ
Юла

Добавлено: 20 сентября 2014  |  Просмотров: 1238


Было начало декабря. Мороз. Погода — мечта! Свежего снегу — сколько душе угодно! Вот мы с Крисей и отправились на прогулку в лес. Как чудесно в заснеженном лесу, вам рассказывать не нужно — сами знаете!

Мы в прекрасном настроении, бегаем, обсыпаем друг друга снегом. Веселью нет конца. Игры, возня. Одним словом, прелесть что такое! Собаки, естественно, с нами. Тупи, наш барбос, прекрасно чувствует себя в снегу. Только Чапа, фокс, ужасный мерзляк, был недоволен. Он дрожал, поднимал то одну, то другую лапку — снег жёг ему пяточки. Пёс явно злился. Ворчал даже на Тупи и совершенно не желал играть. Несомненно, в душе он клял себя за то, что согласился пойти на эту прогулку, где ничего интересного не увидишь, только промёрзнешь до мозга костей.

Вдруг Чапа остановился. Насторожил уши. Потянул носом. И искоса, как всегда, начал внимательно разглядывать заснеженный куст. Сделал несколько шагов. Вновь принюхался. Наконец двинулся к кусту и исчез среди веток. Снег так и летел у него из-под ног — фокс, очевидно, что-то искал. И вскоре он вынес в зубах нечто, выглядевшее, как кусок морщинистой сосновой коры.

Кора? Не может быть! Подхожу ближе. Чапа катает «нечто» лапой по снегу. Шкурка! Ясно вижу — шкурка. Поднимаю этот кусочек меха с земли. Отряхиваю.

Белочка! Замёрзшая! И кажется — безнадёжно. Не шевельнётся. Но нет же, я вижу, что она не окончательно закоченела. Может быть, в ней ещё теплится жизнь! Зову Крисю, запихиваю белочку под тулуп и бегом домой.

Положили мы белку за печку. Пусть оттает. Лежит эта несчастная белочка за печкой, лежит… Крися глаз с неё не сводит. И вдруг дёргает меня за рукав. Вроде что-то блеснуло. Глаз! Неужели глаз нашей покойницы? Присматриваемся… Так и есть! Блестят две бисеринки. Ура! Белка ожила!

Крися протянула к ней руку.

— Не трогай, — предупреждаю её. — Если тебя белка тяпнет, не одну неделю будешь ходить с перевязанной рукой. Укус белки очень плохо заживает.

Думаете, помогли мои предостережения? Как бы не так! Белка уже лежит у Криси на коленях. Она так ослабела, что не может даже двигаться. Мы попоили её тёплым молоком. Заснула. Потом второй раз получила молоко и снова заснула как камень. На этот раз уже не на коленях у Криси, а в корзинке за печкой. Там она с тех пор постоянно и проживала. На другой день она почувствовала себя лучше. Съела несколько орехов. Вымыла себе хвостик. Но прыгать ещё не могла. Спала. Спала почти без передышки.

А на следующее утро приснился мне странный сон. Снилось мне, что тётка Катерина водит половой щёткой по моему носу, по щекам и — для разнообразия! — скребёт тёркой мой подбородок.

Просыпаюсь я. Открываю глаза — и как можно скорее закрываю. Не могу понять, где тут сон, где явь. В самом деле, нечто косматое ездит по моему лицу, и, чувствую, кто-то меня скребёт то по носу, то по уху. Заслоняюсь рукой, сажусь на постели. А со спинки кровати глядят на меня два чёрных глаза! За ними торчит, словно султан, хвост. И слышится презабавное чмоканье:

«Хорошо, что проснулся, — я как раз хотела пожелать тебе доброго утра!»

— И тебе доброго утра и успехов! — отвечаю и протягиваю к белке руку.

Что тут началось — вы не можете себе представить! Беготня, прыжки, скачки! Да ещё какие! С одной спинки кровати прямо на другую, прямо через мою голову! Ну и белка!

Вот она прячется в складках одеяла, и оттуда выглядывают только её уши с кисточками и один внимательный глаз. Но достаточно пошевелиться, и она уже на шкафу. Промчалась по карнизу. Перескочила на зеркало. Оттуда единым духом — на ночной столик и вот уже сидит у меня на голове. Крикнет мне что-то и — глядь! — качается на люстре посредине комнаты. Я смотрю туда, а она снова носится по одеялу, разыскивая убежище в его складках.

Надеюсь, что никто из вас не удивится, что в тот же день мы назвали белочку Юлой. Пусть кто-нибудь придумает для неё более подходящее имя. Пожалуйста!

Юла решила, что со мной играть хватит. И исчезла. Почти в ту же минуту я услышал радостный визг Криси. Нетрудно было догадаться, что белка решила сказать и ей «доброе утро».

Вхожу я в комнату моей девочки. Осматриваюсь — Юлы нет.

— Где белка? — спрашиваю Крисю.

А она показывает мне рыжее пятно в своих светлых локонах. Юла спряталась у неё в волосах и оттуда шаловливо на меня поглядывает.

Крися взяла её в руки. У меня мурашки пошли по спине. Но всё обошлось. Белочка не вырывается и не похоже, чтобы она сердилась. Крися посадила её перед собой на одеяло. Юла держит её лапками за палец. Укусит или не укусит? Не укусила. Милая Юла!

И белка снова затеяла беготню. Я, очевидно, был для Юлы одинокой сосной в лесу. Белка носилась по мне взад и вперёд. По голове — так по голове, по носу — так по носу, по щекам — так по щекам!

И с этого утра началась жизнь Юлы с нами. Была это сплошная гонка, игра в прятки, беготня и прыготня.

Тот, кто не жил с милой, славной белочкой под одной крышей, даже и представить себе не может, что за живое, подвижное существо была наша Юла.

Она не знала преград. Каким-то чудом умудрялась она носиться даже там, где, казалось, было не за что зацепиться её крошечным лапкам. Словом, если бы мне сказали, что наша белка умеет ходить по потолку головой вниз, как муха, то, мне кажется, я бы поверил.

Эти милые игры и забавы с гонкой по всему дому нам с Крисей очень нравились. Тётка Катерина была, однако, не в таком восторге. Особенно когда, скажем, свежевыстиранная занавеска в доказательство своей непригодности к роли трапеции повисала на одной ниточке. Или когда из кухонного шкафа внезапно высыпались все пустые коробки, которые тётка неутомимо, с любовью собирала. Не обошлось без разговоров и по поводу узоров и рисунков, исполненных лапками и хвостиком. Особенно когда Юла прямо из мешка с углем прыгала на кровать и начинала скакать по подушкам…

Но всё это были мелочи. Портить отношения из-за них не стоило. Тем более, что Юла любила тётку Катерину. Не раз белка вскакивала ей на плечо и начинала вокруг её шеи весёлый танец, сопровождавшийся умильным чмоканьем. Эти милые выходки окончательно обезоруживали тётку.

Хуже было с мебелью. Бедная моя обстановка издавна терпела совершенно незаслуженные страдания. Столы и стулья были, разумеется, не виноваты, что злая судьба обрекла их на пребывание в доме, в котором зверушкам предоставлялось много, очень много свободы. Почему, например, ножки всех столов, кресел, стульев в моей квартире были повсюду — в пределах досягаемости щенячьих зубов — украшены огромными оспинами? Или — за что было вырывать все жилы у плетёных стульев в передней? Но, с другой стороны, ведь котам тоже надо было где-то точить когти!..

Жалко нам было, не скрою, нашу изувеченную мебель, но делать нечего — ради семейного мира мы смотрели на это сквозь пальцы. Желая жить с кем-нибудь в согласии и дружбе, порой делаешь вид, что не замечаешь его слабостей. Да стоит ли, в конце концов, слишком волноваться из-за того, что у щенка чешутся зубы, а у кошки быстро растут когти?

Но Юла внесла в эту область нечто новое. Она с не меньшим удовольствием, чем ножки столов, грызла футляр стенных часов, ящик граммофона или стиральную доску. А разные мелкие вещицы, вроде ручек, карандашей и так далее, стали просто-напросто исчезать… Это нас немного встревожило.

Какой-то учёный знаток беличьих обычаев посоветовал нам давать Юле столько орехов, сколько она захочет. На этих орехах она будет, уверял он нас, стирать свои, постоянно отрастающие зубки.

Сказано — сделано! С этого времени на столе в гостиной всегда стояла полная корзиночка орехов. Помогло? Замечательно! Орехи из корзинки исчезали с поразительной быстротой, прямо улетучивались, но зато и находили мы их всюду: под одеялом, в граммофоне, в кринке с молоком и даже в маслёнке. Наперекор науке Юла, вместо того чтобы грызть орехи, устраивала себе запасы. Склады создавались там, где ей казалось это удобным. Словом, орехи послужили белке прекрасным развлечением. Она чувствовала себя превосходно и… с ещё большим увлечением грызла всё, что попадало под её острые зубки.

Из-за этих острых зубов были и другие неприятности. Я уже говорил вам, что белки кусаются. И не переносят, когда кто-нибудь чужой трогает их, ласкает, гладит. Но попробуй втолкуй людям, что эта милая, славная, симпатичная зверушка не выносит ласк! Ведь каждый видит: она спешит к вам, стоит лишь её поманить. Своими малюсенькими лапками перебирает ваши пальцы. Смотрит, что у вас в руке. И это милее существо может кусаться? Больно и даже опасно?

«Не может этого быть», — думали наши гости. Не один из них потом пожалел, что не поверил нам на слово… Пришлось смастерить для Юлы клетку, а в ней игрушку — такое колесо, или барабан, сделанный из лёгких дощечек. Сквозь отверстие Юла попадала в середину колеса. Там она могла бегать и вертеться сколько её душе угодно. Юла моментально поняла, в чём состоит игра. И сама просила, чтобы её впустили в клетку. Не можете себе представить, с какой быстротой вертелось колесо! Хвостик нашей Юлы мелькал перед глазами, как огонёк.

Как только в передней раздавался звонок, белку сажали в клетку. А выпускали лишь тогда, когда визит кончался. И всё-таки не обошлось без происшествия. Посетил нас однажды некий весьма самоуверенный юноша. Один из тех милых людей, которые всегда считают себя умнее тех, кто даёт им добрый совет. Знаете таких, наверно? И вот этот умник сунул палец в клетку. Юла его тяпнула. Палец распух и долго не заживал. А у нашей милой, славной Юлы оказался сломан хвостик. Как, почему? Сдаётся мне, что не без помощи этого самого молодого человека. Скорее всего, он схватил белку за её прелестный хвост. Хотя он это яростно отрицал. Но, как бы то ни было, хвостик у белки был сломан!

Прошла зима. Весной, так примерно в конце марта, Юла странно притихла. Бегать перестала, на зов, правда, шла, но тут же убегала на карниз. И там что-то рьяно мастерила. Я заглянул туда раз, заглянул другой и уже не сомневался в том, что она строит гнездо.

Мы с Крисей провели длинное совещание. И однажды в погожий денёк отправились с Юлой в лес. Она сразу прыгнула на сосну. Мы сказали ей несколько тёплых слов на прощание и вернулись домой.

Отворяем дверь. И вдруг слышим знакомое чмоканье. И вот уже хвостик Юлы мелькает вокруг шеи Криси. Вернулась!

На другой день она ушла. И уже не возвратилась.

Но мы ещё раз встретили Юлу. В конце лета. В лесу. Она долго присматривалась к нам с сосновой ветки и вдруг прыгнула Крисе на плечо. Сказала ей что-то ласковое и исчезла.

Пусть же ей счастливо живётся в лесу, нашей милой вертушке!







Ян ГРАБОВСКИЙ

Берек

Вышло так, что на лето собралась у меня целая куча ребят. Надо мной в городе даже посмеивались. Спрашивали: правда ли, что я открыл у себя детский дом?

Ян ГРАБОВСКИЙ

Ооо! Ууу! Ах!

Было это несколько лет тому назад.