Peskarlib.ru: Русские авторы: Василий ГОЛЫШКИН

Василий ГОЛЫШКИН
Солнечные часы

Добавлено: 20 сентября 2014  |  Просмотров: 1028


Подслушивать неприлично. Я и не подслушивал. Просто шел возле учительской и услышал:

— Часики будь здоров...

— Солнечные...

— Уж эти не подведут.

— Когда открытие?

— Завтра в Двенадцать...

Разговаривали десятиклассники.

Я не стал мешкать и тут же бросился на розыски своего друга Павки.

— Пав, а Пав, — спросил я, — ты знаешь, что такое солнечные часы?

Павка не стал теряться в догадках. Он всегда все знал.

— Солнечные? — переспросил он. — Все равно что электрические.

— То есть как это? — опешил я.

Павка хмыкнул и, как большой маленькому, объяснил:

— Электрические от чего заводятся? От тока. Ну а солнечные — от солнца, понял?

— Как же это... — начал было я, но Павка не любил бестолковых. Он отрезал:

— А вот так, — и мне сразу все стало ясно. Больше всего на свете я боялся сойти за бестолкового.

«Ладно, пусть Павка все знает, — подумал я, — но он не знает еще самого главного». И я рассказал ему о подслушанном разговоре.

— Солнечные часы? — загорелся Павка. — На географической площадке?

Я молча кивнул головой.

— Пошли! — махнул рукой Павка. — Хотя нет, стой. Днем могут увидеть. Разведаем вечером.

Когда школу и все, что окружало ее, окутало серое облако сумерек, мы вооружились электрическими фонариками и отправились на географическую площадку.

— Не трусь, — подбадривал меня Павка, дрожа мелкой дрожью. — Тут вроде сторожей нет. Ну а в случае чего, скажем, «смазчики».

— Чего... смазчики? — шепотом спросил я.

— Солнечных часов, — прошипел в ответ Павка.

Белые глаза фонариков «скользнули по площадке, и мы увидели серый квадрат холстины, натянутый на четыре колышка.

— Ясно? — спросил Павка, поддав меня плечом.

Я отрицательно мотнул головой.

— Эх ты! — сожалеюще протянул мой друг. — Не знает, как памятники открывают...

Тут мое любопытство взяло верх над моим самолюбием, и я честно признался, что не знаю. Павка наскоро разъяснил, что памятники перед открытием покрывают материей, и мы полезли под холстину.

Ого, что мы там увидели: круглый циферблат, а посередине... деревянный колышек.

— Зачем это, а? — спросил я, наводя свет на колышек.

— Ось, — прошептал Павка, — часовая.

— А механизм?

— Под землей, наверно.

— А стрелки...

Я не договорил. Павка пребольно сжал мне руку и потащил за собой.

Отдышавшись на воле; он таинственно сказал:

— Стрелки... похищены...

— Что же делать? — испуганно спросил я.

— Стрелки и делать, — невозмутимо ответил Павка. Будем выручать старшеклассников.

...Торжественное открытие солнечных часов было назначено на воскресенье.

С утра площадку заполнили ребята. Мы с Павкой чувствовали себя на седьмом небе и со злорадством поглядывали на предполагаемых, похитителей часовых стрелок, которыми, по глубокому Павкиному разумению, могли быть все, кто попадался нам на глаза.

И вот торжественная минута наступила. Алик Высочин, самый длинный из десятиклассников, снял холст, и дружное «ура»...

Увы, «ура» не было. Был дружный хохот, который смутил старшеклассников и поверг в недоумение нас с Павкой.

Немногое дошло до нас и тогда, когда Алик Высочин содрал с колышка наши стрелки, висевшие на нем вроде пропеллера, и сердито зашвырнул их прочь.

— Не понравилось, значит, — процедил Павка. И вдруг накинулся на меня: — Говорил я тебе, из меди надо было клепать...

— Ладно, в другой раз склепаем, — покорно согласился я, не подозревая, что солнечные часы, увы, всегда обходились без стрелок и что часовой стрелкой у них служила тень от колышка.







Василий ГОЛЫШКИН

Головоптах

Головоптах! С места не сойти, если кто-нибудь из читателей догадается, что это такое. И не надо лезть в словари и энциклопедии. Там этого слова нет.

Василий ГОЛЫШКИН

Титан и малютка

В дни каникул совет дружины решил провести лыжные соревнования. Честь нашего отряда было поручено отстаивать моему другу Павке.