Peskarlib.ru: Русские авторы: Василий ГОЛЫШКИН

Василий ГОЛЫШКИН
Марсиане

Добавлено: 20 сентября 2014  |  Просмотров: 981


Однажды мы узнали сразу две потрясающие новости. Во-первых, знаменитый метеорит, упавший в тунгусской тайге, был вовсе не метеоритом, а межпланетным кораблем неизвестной космической цивилизации. Во-вторых, тунгусская тайга не имела к падению метеорита никакого отношения. Он упал на задворках нашего дома, за глухой кирпичной стеной, где его и обнаружил юный следопыт нашего двора Венька Ложкин.

О том, что Тунгусский метеорит — не метеорит, а межпланетный корабль, мы прочитали в одном журнале.

Так как редакция не предупредила, что мы должны хранить это в тайне, то новость благодаря Павке и мне тотчас облетела всю улицу.

К сожалению, жильцы, как нам показалось, отнеслись к этому сообщению равнодушно. Ну не обидно ли? Такая новость, по-моему, должна ошпаривать человека, как кипяток. Мы с Павкой, по крайней мере, испытывали нечто подобное. И даже собирались отправиться на поиски затерявшегося в тайге корабля.

Сделать это нам помешал Венька Ложкин.

Мы с Павкой сидели в «Приюте двоих» и обсуждали планы предстоящей экспедиции. Вдруг дверь распахнулась, и в сарай, то есть в «Приют двоих», влетел Венька.

— Нашелся! — закричал он, увидев меня и Павку. — Космический корабль нашелся!

Ни один мускул не дрогнул на лице моего друга. Он и виду не подал, насколько взволновала его эта новость.

— Где нашелся? — с железным спокойствием в голосе спросил Павка.

— Там, — неопределенно махнул рукой Венька.

И мы пошли «туда».

Венька привел нас на задворки дома.

— Вот, — сказал он и пнул ногой торчащую из земли пароходную трубу. — Слышите шум?

Мы прислушались. Труба, которой до этого дня здесь не было, шумела, как морская раковина, если ее приложить к уху.

Я посмотрел на Павку. Павка посмотрел на трубу и по-петушиному вскинул рыжую голову.

Я понял: Павка принял решение.

— Видишь, вон там телега с лошадью? — спросил он у Веньки.

— Вижу, — ответил Венька.

— Гони ее сюда.

— Зачем?

— Трубу выдирать будем.

Венька посерел от ужаса.

— А как же марсиане?.. — заикаясь спросил он. — Вдруг... они...

— Не бойся, — отрезал Павка. — Марсиан я беру на себя.

Венька убежал. Павка посмотрел на меня и сказал:

— По-моему, эта труба беспризорная.

— А шум?

Павка не удостоил меня ответом. Он не привык обращать внимания на мелочи, когда дело шло о большом.

— По-моему, это труба беспризорная, — повторил он. — И к тому же еще железная.

Меня осенило.

— Выдерем и сдадим в лом!

Павка снисходительно усмехнулся: «Дошло наконец!»

Подъехал Венька на телеге. Мы заарканили трубу веревкой, привязали ее к телеге, и три голоса гаркнули:

— Но-о-о!

Все дальнейшее видится мне как в кошмарном сне. Лошадь, не привыкшая, видимо, к грубому обращению, взвилась на дыбы и понесла. Вслед за ней, грохоча и пританцовывая, понеслась пароходная труба, которую мы, с легкостью морковки, выдернули из земли. За трубой понеслись мы. А за нами... За нами, с колодками в руках, понеслись марсиане, ужасно похожие на земных сапожников.

— Стой, — кричали они, — стой!

Конечно, с нашей стороны было невежливо пренебрегать этим советом. Но мы пренебрегли им. Пренебрегли, полагая, что встреча с обитателями иного мира не сулит нам ничего доброго. И в этом было наше спасение.

Вечером мы узнали, что какие-то хулиганы сломали трубу, поставленную для вентиляции сапожной мастерской.

...Второй день я стараюсь не попадаться на глаза своему другу Павке. Неудачи, говорят, легче переживаются в одиночку.







Василий ГОЛЫШКИН

Спящие на лаврах

Зрители разделились на две половины. Одна половина, досадуя на задержку в игре, хриплыми от холода голосами вопила: «Шайбу, шайбу!», и глас вопиющих в данном случае следовало понимать в прямом, а не в переносном смысле.

Василий ГОЛЫШКИН

Телепаты

Я застал своего друга Павку глубоко задумавшимся. В это состояние он погружался обычно в двух случаях, когда мыслил или когда у него болел живот.