Peskarlib.ru: Русские авторы: Василий ГОЛЫШКИН

Василий ГОЛЫШКИН
Терка

Добавлено: 19 сентября 2014  |  Просмотров: 904


Одна щека у терки гладкая, как у папы после бритья. Зато другая… У, другая как ежиха. Мама утром терла картошку и укололась.

— Ой! — крикнула и кровинку слизнула.

Любопытная Аленка тут как тут.

— Больно?

— Очень, — сказала мама.

— А почему не плачешь?

— Все слезы выплакала, — сказала мама. — Давно уж.

Вот оно что! Нечем, оказывается, плакать. Ну, Аленке слез не занимать. Придется выручать маму. Надула губы и как паровоз:

— У-у-у…

Мама едва утешила. Нахлопала терку по гладкому месту:

— Вот тебе, вот тебе, не обижай Аленкину маму!

Так она ее и послушалась. Колючей была, колючей и осталась. Ну погоди, терка-ежиха. Пусть только мама с папой на работу уйдут.

Ушли.

Пора и Аленке за дело. Бабушка уже сидит вяжет. Руками вяжет, а нос-крючок в книгу уткнула, читает. Сразу два дела делает. Аленке до бабушки далеко. Ей бы с одним справиться. Вот оно, ее дело, — терка-ежиха. А вот и молоток, которым она работать будет. Теперь только одеться и во двор…

Шубку натянула, а пуговки застегнуть не может — петли тугие. Пришлось бабушку просить, занятого человека от дела отрывать.

— Застегни, пожалуйста!

Бабушка даже головы не повернула. Как читала, так и продолжала читать. Как вязала, так и продолжала вязать. Только не двумя руками, а одной, правой. Левая в это время Аленку застегивала. До чего деловая! Когда-нибудь и Аленка такой будет.

Сунула терку за пазуху, молоток — туда же и во двор выбежала.

Вот она, дубовая колода с наковаленкой. Папа из рельса сделал. Когда по дому слесарничает, наковаленка на всю улицу поет. Сейчас и у нее петь будет!

Достала терку, положила ежинками кверху и молотком по ежинкам «бах». Да как взвизгнет! Потому что не по ежинкам, а по пальцам бахнула. Сразу вспомнила, как папа учил: «Не посередке, а с края за рукоятку берись…»

Попрыгала, пальцы остудила и снова за работу: молотком по ежинкам, чтобы не кололись…

Вечером мама пришла — и на кухню, ужин готовить. Аленка тут как тут:

— Блинов хочу. Картофельных…

Мама удивилась:

— Так ты ведь их не очень…

— Раньше не очень, — перебила Аленка, — а теперь очень.

— Ну раз так… — Взялась мама за терку, и руки от удивления уронила: обе щеки у терки, как у папы после бритья, гладкие.

— Теперь не уколешься, — сказала Аленка. — Три!..Где ей, маленькой, было знать, что не все острые вещи злые. Подрастет — узнает.







Василий ГОЛЫШКИН

Чем может быть зонтик?

У Лешки просто руки чешутся, когда он видит какую-нибудь вещь. О, этот задумчивый Лешкин взгляд, устремленный, скажем, на… швейную машинку.

Василий ГОЛЫШКИН

Снежок

Шура — октябренок. Мал человек. А есть еще меньше: пятилетки, четырехлетки — детский сад.