Peskarlib.ru: Русские авторы: Василий ГОЛЫШКИН

Василий ГОЛЫШКИН
Жирафа-яблоня

Добавлено: 19 сентября 2014  |  Просмотров: 1058


Никто Вере не верил. А Вера всегда правду говорила. Но ее правда была такой удивительной, что никто в эту правду не верил.

Скажет:

— Бабочки осенью в Африку улетают.

Ребята только посмеются. Бабочки не птицы. Откуда взлетят, туда и сядут. Где им до Африки добраться…

Скажет:

— Рыба с рыбой в воде разговаривают.

Ребята даже не смеются. Рыбы от природы немы. У них даже того нет, чем разговаривают.

Зато у Веры есть.

— Дураки, — скажет и уйдет бабушке жаловаться.

А бабушка у Веры ученая. Снимет очки, пожует дужку, как будто она очень вкусная, и вздохнет:

— Необразованные дети.

Только Вере от этого не легче. Пусть необразованные, все равно обидно, что не верят. А как сделать, чтобы верили? Может, бабушка знает? Конечно, знает, она у нее ученая. Научила…

Вышла раз Вера во двор и сказала:

— В Америке дерево-корова растет.

Ребята даже обиделись. Надо же — до деревьев добралась. Деревья вместо коров доить собирается.

— Врешь!

— Нет.

— Врешь!

— Нет… Честное слово.

Ну, раз честное слово… У кого веры не было, и тот поверил.

Удивительно, конечно, дерево и вдруг — корова. Пусть не ходит, а растет только, все равно удивительно, что молочное. Но раз Вера говорит, значит, знает. Иначе не стала бы честное слово давать.

Рада Вера. Никто больше в ее удивительной правде не сомневался. Да вот беда, удивлять больше нечем. Все, что от бабушки узнала, ребятам пересказала. Всю удивительную правду — про то, что бабочки в Африку улетают, про то, что рыбы разговаривают, про то, что в Америке дерево-корова растет. И больше удивлять нечем. А раз нечем, у ребят закон: становись в общий ряд. А Вере в общий ряд не хочется. Ей бы хоть как, а выделиться. Подумала и придумала. Если в Америке дерево-корова растет, почему бы в Африке жирафе-яблони не водиться? Поймают африканцы жирафу, стрясут яблоки и опять отпустят — новые отращивать.

Вышла Вера во двор и сказала:

— В Африке жирафа-яблоня водится.

— Врешь!

— Честное слово.

Кто не верил, тот так и не поверил. А кто поверил, тот вскоре сомневаться начал: яблоня-жирафа, разве такое может быть? Спросить у Вериной бабушки — Веру обидишь. Как-никак честное слово дала. А спросить надо. Где же? В больнице, где зверей лечат. Вон она рядом, через дорогу, там про зверей все должны знать.

В больнице все знали, и жирафу-яблоню высмеяли: нет и быть того не может. Ну погоди, Верка!

А вот и она. Легка на помине. Вышла и начала:

— Однажды рыбный дождь шел.

— Нет, нет и нет!

— Честное слово!

— Нет, нет и нет!

— Бабушка сказала.

— Нет, нет и нет!

— Шел!

— Нет, нет и нет!

Вера в слезы и к бабушке. Нет ей опять веры. Честным словом и тем не убедишь.

На что Верина бабушка ученая, но тут и она ничем помочь не могла. Да и как поможешь, если Верино честное слово жирафа-яблоня унесла.







Василий ГОЛЫШКИН

Голубой козел

Во дворе дома погреб был. Погреб водой залило, и его забросили. А чтобы ребята нос не совали, дверь досками зашили.

Василий ГОЛЫШКИН

«День пуговиц»

Завтра суббота, «день пуговиц», а Коля спокоен. Не суетится, не мельтешит перед глазами взрослых, чтобы те, чего доброго, не забыли про него завтра, а молча сидит в своем «игрушечном» углу, вправляет медведю лапу и лишь изредка хитро поглядывает на окружающих.