Peskarlib.ru: Русские авторы: Сергей ГЕОРГИЕВ

Сергей ГЕОРГИЕВ
Агапсик

Добавлено: 18 сентября 2014  |  Просмотров: 890


Юрка даже не видел летящего мяча, просто вдруг что-то несильно ударило его в коленку. Он споткнулся; падая, успел заметить, как напружинившийся в паучьей вратарской позе Шпуня неуверенно шагнул вправо, на мгновение замер…

И тут же зазвенел, уносясь высоко-высоко в прозрачное, чистое небо, срывающийся от напряжения предыдущих секунд ликующий, счастливый Славкин крик:

— Го-ол! Го-ол! Гол с подачи Вячеслава Умрихина забил Юрий Воронов!

— Гол, что ли? — с каким-то глуповатым выражением на лице спросил защитник Валерка.

Именно он «закрывал» Юрку, чтобы Славик не мог пропихнуть тому мяч.

Юрка не успел ответить.

— Штанга! Не было гола! Штанга! — вратарь Шпуня вдруг разом вышел из столбняка. — Штанга была, Дохлый!

— Го-ол! — ликовал Славик. Он даже несколько раз высоко подпрыгнул, резко ударяя кулаком по воздуху: хорошо, что облака не летают слишком низко, — подвернись какое, Славик запросто бы его нокаутировал.

А на «Дохлого» он никогда не обижался. Между прочим, «Дохлый» звучит намного мужественнее, чем «Умрихин».

— Штанга, тебе говорят! — Шпуня бросился к Славику. — Я даже метаться не стал, сразу увидел — мимо!

«Метаться» означало высшую степень вратарского мастерства, в далёком прошлом её достиг только великий Лев Яшин. В наше время по-настоящему «метаться» не мог никто, кроме фантастического голкипера какой-то африканской сборной, чьё имя во дворе произносили то так, то этак, да ещё Шпуня.

— Гол! — Славик нежно похлопал Шпуню по плечу. — Тут уж мечись не мечись — гол…

Валерка уныло поплёлся за мячом, но Шпуня всё не унимался. Круглые желтоватые его глаза постепенно становились совсем бешеными, как у противного кота Мефодия из второй квартиры. Мефодий этот целыми днями торчал у окошка и, как рассказывал Витька Малышев, от злости жевал занавески. Витьке все верили, хотя занавесок в том окне никто никогда не видел.

— Штанга! — Шпуня резким движением сбросил с плеча руку Славика; рот его перекосился и губы немного дрожали. — В морду захотел, да?

Вот в этот самый момент Юрка повернулся, чтобы встать и вмешаться… И сразу увидел Агапсика.

Доходяга Агапсик смешно подпрыгивал за спиной у Славика, размахивал руками и, видимо, что-то пытался сказать, но из-за криков Шпуни и Дохлого его совсем не было слышно.

— Тише вы! — гаркнул Юрка. — Судью послушайте! Судью!

Агапсик, Серёжа Агапов, был лучшим Юркиным другом. Футбольным судьёй стал он совершенно случайно. Вообще говоря, вряд ли кто в шестом классе всерьёз мечтает о карьере арбитра; вот нападающий или вратарь, на худой конец защитник — это другое дело! Но толку от Агапсика не было ни в защите, ни в нападении. Он, разбиравшийся в футболе лучше всех в классе, выходя на поле, начинал суетиться, попадая под ноги своим в самые ответственные моменты. Три или четыре раза удалось ему поразить ворота, но каждый раз это были ворота его собственной команды.

Сначала нашли, казалось бы, простой и верный выход: Агапсика не допускали к делению на команды, а просто присоединяли к более мощной с целью её ослабления. Но метод этот не оправдал себя — любую команду Агапсик ослаблял настолько, что хоть вообще на поле не выходи. Тогда решили: меньше неприятностей доставит судья — конечно, при условии, что его не видно и не слышно. Агапсик как раз и был таким человеком.

— Судью?! — закричал Шпуня. — Это, что ли, судья?! Да это лучший его друг, его вот, который с такого расстояния по воротам промазал!

— Шпуня ткнул пальцем в Юрку. — Что такой судья насудить может! А я всё видел, я в воротах стоял! В штангу он залепил!

Ни в какую штангу Юрка залепить не мог, потому что ни одной штанги у ворот не было: было замечательное поле, а ворота не успели ещё вкопать, и штанги приходилось определять на глазок.

Шпуня вдруг оставил в покое Славика и двинулся на Агапсика:

— А ты, судья, в морду не хочешь?

Они стояли друг против друга: худой нескладный Агапсик, единственный на поле одетый в синий тренировочный костюм — должен же судья чем-то отличаться от игроков, и высокий гибкий Шпуня, на вид тоже не слишком сильный (многие на опыте узнали мощь его кулаков).

— Что ты мог видеть, ты вон где был, на середине поля!

Агапсик посмотрел Шпуне прямо в глаза. Юрка и представить себе не мог, что во взгляде его робкого друга может быть столько твёрдости:

— Гола не было… — тихо сказал Агапсик, но все его услышали. — Штанга…

— Ага! — заорал Шпуня. — Слышали?! С судьёй не спорят!

Он выхватил у Валерки мяч и начал устанавливать его на углу вратарской площадки.

— Что, Агап, Шпуни испугался, да? — без злости спросил Славик-нападающий и неторопливо побежал к центру поля.

Юрка поплёлся было за Дохлым, но услышал потерянный голос Агапсика:

— Юр! Не было гола, штанга. Сантиметров пять бы вправо, и гол… А так… Я никого не испугался. Честное слово!

— Ясно, не было, я-то тебе верю, — неожиданно беззаботно отозвался Юрка. — Да и что это за гол — никто не понял ничего, просто мячик ткнулся в коленку… Так, случайность!







Сергей ГЕОРГИЕВ

Голавль

Голавль тот был, наверное, метра полтора в длину, не меньше. Хотя я прекрасно знаю, что таких больших голавлей не бывает в природе: самые достойные представители этой рыбной братии — ну, чуть длиннее обычной мужской ладони, моей, например.

Сергей ГЕОРГИЕВ

Большая глубина

Плохо, конечно, что те двое, Санька Ерин и друг его Лёха, видели, как Генка выходил из аптеки.