Peskarlib.ru: Русские авторы: Сергей ГЕОРГИЕВ

Сергей ГЕОРГИЕВ
Большая глубина

Добавлено: 18 сентября 2014  |  Просмотров: 899


Плохо, конечно, что те двое, Санька Ерин и друг его Лёха, видели, как Генка выходил из аптеки. Плохо, да ничего уже не поделаешь. Главное, они не знают, что ему заворачивали в свёрток. А то всей школе смеху было бы недели на две, не меньше. Как бы Генка объяснялся? Для братишки, мол, кое-что купил, для младшего? Так Мишка у него мужик здоровый, во втором классе учится. А тут — свёрток и свёрток. И ничего говорить не надо. Мало ли что и для кого можно в аптеке покупать? Аспирин, например, для кошки, если та ангиной заболеет. Генка просто махнул ребятам рукой и помчался домой.

Мишка с самого начала делал вид, что совершенно не верит в ДЕЛО, даже в аптеку с братом не пошёл. Уж такой это был человек. Слонялся по квартире из угла в угол, мыкался, а только Генка вернулся, брякнул:

— Купил, да? А всё равно у тебя ничего не выйдет!

— Выйдет, если ты мешать не будешь.

Не снимая пальто, Генка прошёл в комнату; разорвал плотную бумагу свёртка и вывалил на стол стопку розовых детских клеёнок: такие подстилают младенцам, чтобы пелёнок не пачкали.

— Деньги все потратил? — хихикнул Мишка. — А хватит?

— Должно. Так ты будешь помогать? Критиковать мы все умеем! — совсем по-взрослому сказал Генка.

— Конечно, буду! Только не выйдет ничего, а, Гена? — с надеждой на то, что выйдет обязательно, согласился Мишка.

— Ну и нытик ты! Тащи мамины выкройки!

— Выкройки? Мама ругать будет…

— Помощник у меня — клад! — Генка сам открыл полированную дверцу шифоньера. — Это же чертежи! Ты думал, мы с тобой на глазок работать будем? В серьёзном деле что главное?

— Не знаю…

— Чертёж! Жак-Ив Кусто без чертежей где бы плавал?

Генка прямо на полу разложил несколько вкладышей из журнала «Работница», которыми мама очень дорожила. Большие листы бумаги были густо покрыты какими-то хитрыми перепутанными линиями. По правде сказать, такого он не ожидал. Был уверен: разверни эти ценные мамины бумаги и сразу станет ясно, что делать дальше.

— Но ведь тут для тётенек только! — гнул свою линию Мишка. — Нам ведь такой костюм не надо, правда?

— Ну конечно же! — хлопнул себя по лбу Генка. — Конечно, не надо! Ну и дубины мы с тобой, Мишка! Сворачивай всё это! Да, видно, придётся на этот раз без чертежа. По памяти…

Мишка быстро распихал выкройки по полкам, а Генка тем временем аккуратно расстелил на полу детские клеёнки.

— Тащи ножницы! И клей тоже тащи!

— Гена, а он не промокнет?

— А если бы Жак-Ив Кусто стал бояться, не промокнет ли у него батискаф?!

— Гена, как думаешь, два водолазных костюма у нас получатся?

— Гидрокостюма! Сколько раз тебе повторять!.. Нет, Мишка… Денег не хватило на два…

— А как же я? — Мишка чуть не выронил ножницы, начисто забыв, что с самого начала не верил в это ДЕЛО.

— Главное — сделать! Мишка, когда у нас будет костюм!.. Да мы потом сможем просто по очереди, сначала я… нет, сначала ты, если хочешь, потом уж я!

— Ага, ты вон какой, а я вон какой! — надулся Мишка. — Ты большой, а я маленький!..

— Но ведь ты подрастёшь скоро. Я к тому времени, наверно, закончу свои исследования, и костюм будет совсем-совсем твой…

— Всё у нас так — «к тому времени»… — вздохнул Мишка, но ножницы и клей держал в руках крепко. — Гена, а ты сможешь залезть на дно и без всякой удочки рыбачить, да? Прямо хватать рыб руками?

— Ха, хватать рыб руками! Стоит из-за такого в воду соваться! Есть дела и посерьёзней! — Генка улёгся поверх клеёнок и широко раскинул руки. — Сначала обведи карандашом, а потом… Стой, Мишка, стой! Вот я балда! Надо их в два слоя положить.

— Это какие дела посерьёзнее? — напомнил Мишка.

— Какие-какие! Такие! — Генка, исправляя свою оплошность, раскладывал второй слой клеёнок. — Тихий океан исследуют, так? Атлантический исследуют. А нашу реку Смолянку кто-нибудь исследовал, как ты думаешь?

— Не знаю…

— Вот то-то. А она, может быть, столько тайн разных скрывает! Где-нибудь у моста на глубине та-акое обнаружится!..

— У моста Колька Шаров и без водолазного костюма до дна доныривал.

— Скажешь тоже, доныривал! Прыгнул, а потом выскочил, глаза выпучив! А исследователь затаится, чтобы в жизнь подводного царства не вмешиваться, час лежит, два…

— Замёрзнет…

— А гидрокостюм на что?! Я под него и свитер надену, и брюки. А потом сделаю открытие и всплыву. Как Жак-Ив Кусто… — Немного поёрзав, чтобы клеёнки расправились, Генка снова устроился на полу.

Мишка со всех сторон обвёл брата карандашом; получилось не очень ровно, но похоже. И Генка приступил к самому главному — резке и склейке. Мишка шумно сопел у него над ухом, клей засыхал быстро — в общем, дело спорилось.

Наконец костюм был полностью готов! Получился он несколько неуклюжим и кособоким, но наверняка надёжным, а потому самым лучшим гидрокостюмом на свете!

— Вот так! — удовлетворённо заметил Генка, развесив костюм на спинке стула для полной просушки.

— Вот так! — повторил вслед за братом Мишка.

— Теперь только испытать — и к лету мы готовы!

— А как испытать? Где?

— Не торопись, пусть подсохнет как следует… А вообще, напускай воду в ванну — пока набежит, как раз будет!

Мишка испуганно посмотрел на брата — ванна показалась ему куда более страшным испытанием, чем час или два неподвижного сидения на большой глубине под мостом.

— А если мама придёт?

— А если бы Жак-Ив Кусто перед спуском под воду думал, что вот сейчас придёт его мама?!

Мишка кинулся выполнять приказ.

Генка начал одеваться. Он натянул тёплый спортивный костюм, свитер и только потом залез в гидрокостюм. Достал с полки маску для подводного плавания.

Вернулся из ванной Мишка.

— Ого!.. Ты прямо космонавт!

— Неси-ка лучше шланг от стиральной машины.

— Зачем?

— А как я дышать должен? Трубки-то у нас нет!

Мишка побежал за шлангом, а Генка, тяжело переступая резиновыми ногами, направился к ванной.

Ванна была почти полна. Генка перешагнул через край, схватил поданный Мишкой шланг, конец засунул в рот, надвинул маску на глаза и всем телом погрузился в воду.

Странное это чувство — знаешь, что вокруг вода, слышишь её, видишь, трогаешь резиновой рукой… а она не мокрая! Её словно нет! Вода вокруг — и её нет как будто…

Что-то горячее и мокрое проползло вдруг по Генкиной спине… Оно ползло куда-то вниз, к животу. И становилось всё горячее и горячее!

Генка вскочил. Он стоял в наполненной ванне, видел через маску широко раскрытые глаза брата и чувствовал, как прекрасный розовый, лучший в мире гидрокостюм клочьями слезает с него.

— Гена, а почему…

Он что, сам не видит — почему?!

— А почему ты в свитере? Я налил горячей воды, а ты в свитере!

— Горячей?! — Генка медленно снял маску. Он промок до нитки, но это не имело теперь никакого значения. — Зачем же горячей?!

— Чтобы ты не замёрз, а ты в свитере! — Мишка бросился выдёргивать пробку, брызги летели во все стороны. — Что я натворил! Ведь это всё от горячей воды, да, Гена?!

— Осторожней, Мишка… Если бы Жак-Ив Кусто так брызгался из-за неудач, на Земле давно уже появился бы лишний океан! — невесело пошутил Генка.

— Это всё я! И мы теперь никогда не узнаем, что там, под мостом!

— Узнаем! — решительно перебил брата Генка. — Склеим гидрокостюм заново! Только как следует теперь…







Сергей ГЕОРГИЕВ

Агапсик

Юрка даже не видел летящего мяча, просто вдруг что-то несильно ударило его в коленку. Он споткнулся; падая, успел заметить, как напружинившийся в паучьей вратарской позе Шпуня неуверенно шагнул вправо, на мгновение замер…

Сергей ГЕОРГИЕВ

Белка в городе

Первым белку увидел Валерка Крутиков. Ранним утром вышел он на крыльцо своего старого, с одним-единственным подъездом, трёхэтажного дома, поёжился от росистой прохлады, зажмурился на неяркое ещё ласковое солнышко…