Peskarlib.ru: Русские авторы: Сергей БАРУЗДИН

Сергей БАРУЗДИН
Любитель фотографии

Добавлено: 18 августа 2014  |  Просмотров: 1045


Есть в Африке, страна Уганда. А в ней — знаменитый заповедник Мерчисон. Когда мы поехали с моим другом в Мерчисон, он предупредил меня:

— Вы можете фотографировать все, что угодно: слонов, бегемотов, крокодилов, диких буйволов, жирафов, но только не вздумайте снимать носорогов, если, конечно, мы их встретим. Я сам — любитель фотографии, но в позапрошлом году попался. Ударил носорог в капот машины так, что мы еле ноги унесли…

Шофер-африканец усиленно кивал, видимо, в знак согласия. Он плохо понимал по-русски.

Долго мы ездили по заповеднику, кого-кого не видели и не фотографировали, а меня все подмывало:

— Где же носороги?

— Посмотрим, — говорил мой друг.

И вот наконец они. Три милые такие серые кочки вдали. В относительной дали — сто метров.

Шофер остановил машину, но сразу же предупредил:

— Сэр, только не выходите! Если выйдете, я уеду. Я с этими тварями второй раз не желаю встречаться…

До носорогов было не близко. Они лежали блаженные — трое. Три серые кочки. Папа, мама и сын, а может быть, дочка. Лежали в песке. Три огромные головы — две большие, третья чуть меньше, могучие уши и клыки-рога — по два на каждого. Ничего страшного!

— Сэр, не открывайте стекло, — опять сказал шофер, — а то я уеду. Я предупреждаю вас, что ни за что не отвечаю…

Как раз в этот момент самый, видимо, главный носорог — папа встал и на своих старческих ногах медленно направился к нашей машине. Он шел, как огромная такса…

Шофер включил газ, и мы рванулись вперед, но остановились. К удивлению шофера и моего друга, носорог не ринулся за нами, а тоже остановился на дороге и смотрел на нас с некоторым удивлением. Перебирал копытами, дул ноздрями в дорожную пыль и поднимал свои маленькие блестящие глаза в нашу сторону.

Клыки — как бородавки на носу. Одна больше, другая — меньше.

Отличный носорог! Никак нельзя упустить такого носорога!

— Сэр! — воскликнул шофер, но было уже поздно: я открыл дверцу машины и пошел назад.

Носорог медленно ковылял навстречу мне. Я с фотоаппаратом — навстречу ему. Фотоаппарат у меня самый обыкновенный, без всяких телеприставок. Мне надо было снять этого носорога. И он спокойно шел на это. Тихо, мерно переваливаясь на огромных своих лапах, шел навстречу мне. Оставалось сто метров, семьдесят пять…

Я щелкнул, но невпопад: за спиной заревела машина, я оглянулся и увидел, что она уезжает. Отъехала и остановилась. Значит, шофер выполнил свое предупреждение. А носорог тоже остановился, заслышав шум мотора. И вяло смотрел на меня. И только когда я второй раз навел на него фотоаппарат и щелкнул, медленно развернулся и пошел в сторону — к своему семейству…

— Сэр, — сказал шофер, когда я вернулся в машину, — я прошу у вас прощения. Но, право, эти звери страшны, они уже пробили мне один раз машину. А этот… Ну, этот, наверное, просто любит фотографироваться…

Когда я вернулся в Москву и проявил пленку, увы, никакого носорога на ней не было. А получилась наша машина с тыльной стороны. Отлично вышел багажник, И даже номер. Снимок той машины, которая бросила меня при встрече с носорогом.

Неужели когда я бежал от носорога к машине, то успел и ее сфотографировать?







Сергей БАРУЗДИН

Котенкина мама

Осенью жил я в деревне. Совсем маленькой — на сорок дворов.

Сергей БАРУЗДИН

Ехидна

Кто не слышал слова «ехидна»?